20 апреля 2019, суббота, 07:35
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

22 февраля 2008, 09:40

Татьяна Заславская, академик

«Люблю обычные слова»

Давид Самойлов

В недавно вышедшем трехтомнике «Избранного» Татьяны Ивановны Заславской (М.: Экономика, 2007) третий том называется «Воспоминания и размышления». Если первые два тома ориентированы по преимуществу на академическую среду, то третий заслуживает внимания читателей, принадлежащих к самым разным возрастным группам и обладающих разными интересами.

Единственный тип, для которого эта книга не предназначена – это читатель нетерпеливый. Ибо он, скорее всего, и не осилит том в 750 страниц, где автор не только вспоминает о событиях своей жизни, но действительно делится с нами своими размышлениями. Притом поводы для этих размышлений - самые разные: это осмысление личных и семейных обстоятельств, собственно научные проблемы, запутанные сюжеты из академической жизни, эпизоды политической борьбы, предположения об истинных мотивах своих и чужих поступков.

Терпеливый же читатель будет стократ вознагражден, потому что таких книг у нас очень мало. Ему и адресованы эти заметки.

Собственно, третий том «Избранного» Т.И.Заславской – это не одна, а две книги. Глава II третьего тома «Катастрофа: первый год войны» была первоначально написана как самодостаточный материал. Эту главу стоило бы, с моей точки зрения, переиздать отдельной книгой, адресованной широкому читателю.

Мне не приходилось читать ни столь выразительного описания самого процесса эвакуации мирного населения на Восток в начале Великой Отечественной войны, ни такого пронзительного рассказа о повседневной жизни в тылу – в данном случае, в Ташкенте. Очень важно отметить, что раздел «Катастрофа: первый год войны» написан Татьяной Ивановной на основе сохранившихся документов - это переписка сестры, отца и тети, дневники отца и ее собственные дневники и письма.

Я пережила эвакуацию в сознательном возрасте (мне было 10-11 лет) и могу сопоставить тяготы, неизбежно выпадавшие на долю тех, кого тогдашние советские законы уже не признавали детьми (Т.И. было 15), с возможностями выживания, которые получали лица, официально признанные таковыми. Это прежде всего, «детская» продовольственная карточка (если она «отоваривалась»), а также отсутствие принудительного труда (за исключением Средней Азии, где, как известно, отправка детей «на хлопок» десятки лет оставалась нормой).

К Т. И. Заславской, тогда – окончившей восьмой класс москвичке Тане Карповой, привилегии «детства» не относились. Да и вообще Таня уцелела чудом: война застала ее в Киеве, в гостях у дедушки и бабушки по материнской линии.

В 30-е гг. в начале июня выезд семей с детьми из больших городов – прежде всего, из Москвы и Ленинграда - в западном и южном направлениях был маятниковой миграцией, типичной для тогдашнего стиля городской жизни. К этому моменту заканчивались занятия в школах (кроме выпускных классов). Работающие родители старались либо отослать детей в летние лагеря, либо сами брали отпуск, чтобы проводить детей к родным в деревню или в провинцию. Интересно было бы узнать, насколько за счет этих процессов увеличивалось летом население Украины, Белоруссии, Крыма, Черноморского побережья…

14 июня 1941 года к моему отцу по какому-то делу зашла Матрена Захаровна, наша соседка по лестничной площадке в доме на ул. Горького, собиравшаяся с дочерью Лидой (моей подругой) в отпуск в Оршу. Папа показал ей печально известное «Опровержение ТАСС» и сказал: «Не езжайте, Матрена Захаровна. Это война». Разумеется, они уехали - и оказались в оккупации. Но и мы 21 июня переехали на дачу по Казанской дороге!..

В Киев Таню Карпову провожала мать, которую она больше не увидела – та была ранена осколком бомбы во время одной из первых бомбежек Москвы и умерла буквально на руках у Таниного отца, Ивана Васильевича Карпова.

Из Киева на Восток Таня эвакуировалась с семьей тети, которая была замужем за известным генетиком М.М.Воскобойниковым. Очень уже пожилые дедушка (известный физик де Метц) и бабушка Тани, а также бабушкина сестра остались в Киеве. Обе бабушки умерли своей смертью. Поразительно, что сам де Метц, дедушка Жорж, не кончил свою жизнь в Бабьем Яру – хоть и не было в нем ни капли еврейской крови. Но кто стал бы в этом разбираться - особенно, если учесть, что бабушку Тани, урожденную Крафт, т.е. имевшую немецкие корни, звали Сарра…

Эшелоны с беженцами, назначение которых меняется, так что люди не знают, где им придется преклонить голову завтра; письма, которые пишутся в неизвестность – и на фронт (от сына Воскобойниковых Миши давно нет вестей), и в не затронутые военными действиями города. Бедствия в Ташкенте, куда «своим ходом» уехала старшая сестра Тани Майя (ныне - известный лингвист проф. М.И.Черемисина).

По разным причинам семья Воскобойниковых, - а тем самым и Таня - не попали в какую-либо ячейку тогдашней социальной сети, предусматривающей организованное снабжение или организованное предоставление жилплощади. Таня и Майя выживали то вместе, то поврозь; оставшийся в Москве отец, раздавленный смертью любимой жены, посылал в Ташкент деньги, строил планы, как вернуть дочек в Москву – но делал это и нерегулярно, и во многом нереалистично.

Голод, нищета, болезни, работа в буквальном смысле за кусок хлеба. Нет одежды и обуви, едой считается несколько изюмин и орехов.

Тоталитарный режим, как известно, эффективно обеспечивал выполнение любых своих приказов, действуя соответствующими методами. Но одновременно всякая инициатива снизу, включая действия очевидной государственной важности, была заранее заблокирована. 5 июня (!) 1941 года Сталин отреагировал на планы частичной эвакуации Москвы резолюцией, адресованной В.П.Пронину (тогдашнему “Лужкову”): ”Комиссию по эвакуации прошу ликвидировать. Когда нужно будет и если нужно будет подготовить эвакуацию - ЦК и СНК уведомят Вас”.

А ведь к этому моменту немцы уже год, как были в Париже!

Я до сих пор не знаю, существовали ли «наверху» какие-либо планы эвакуационных мероприятий для мирного населения; были ли разработаны физиологические нормы снабжения продовольствием мирного населения и т.д. Ведь в 30-е гг. карточки уже были, потом их отменяли, затем в конце 30-х уже на моей памяти, косвенно вводили разные ограничения, а потом началась война.

Тем не менее, в 1941-1942 гг. в переполненном эвакуированными Ташкенте не было организовано карточное снабжение, а М.М.Воскобойников не мог устроиться на работу и к тому же страдал хроническим заболеванием почек. Танина тетя М.Воскобойникова писала Таниному отцу в Москву, что Тане не имеет смысла устраиваться в 9-й класс школы, чтобы беречь силы, тем более, что весной школьников непременно ушлют «на хлопок».

И все-таки молодое поколение старалось жить.

Майя вначале поступила в Горный институт, потому что там было общежитие, потом перевелась на филфак Среднеазиатского Госуниверситета и, помимо филологии, записалась на отделение искусствоведения. Таня заодно с сестрой пробиралась на лекции этого отделения, где читал Эфрос, Виппер, Колпинский, Федоров-Давыдов. И тогда же ее тетя в качестве похвалы сообщает Таниному отцу в Москву: «Таня уже привыкла есть меньше, чем раньше».

Таня тяготится одиночеством, тем более, что Майя окружена своими сокурсниками. Измученные болезнями и тяжелым бытом тетя и дядя не могут быть ей душевной опорой. Таня ищет ее у отца, пишет ему много и подробно. Отец тоже пишет ей много, но, помимо постоянно звучащих скорбных строк о погибшей жене, его письма находятся как бы в другой плоскости. Его тон то слишком нравоучителен и формален, то возвышенно-велеречив. Его видение будущего дочерей постоянно меняется, в особенности в том, что касается главной их мечты – возвращения в Москву.

Тем временем Таня работает в кишлаке Куралаш с топографами, под палящим солнцем, по существу – за еду. Солнечный удар, кровавый понос, ночевка на полу в пустой и холодной сакле – все это упоминается, притом именно будничность рассказа и возвышает его до трагедии. Растущее напряжение вызывает перспектива отъезда Воскобойниковых в Кзыл-Орду, где М.М.Воскобойникову, наконец, предложили работу. В этом случае сестры остались бы прежде всего без крыши над головой. Видимо, не в последнюю очередь это заставило отца действовать более решительно – и сестры Карповы вернулись в Москву летом 1942 года.

Еще весной 1943 я застала в Москве затемнение: город оставался военным и голодным.

Напомню, что в эвакуации Таня Карпова не ходила в школу. И первое, что она постаралась сделать, оказавшись в Москве – это доучиться. В пустующей чужой даче, в разоренной квартире на Пятницкой, при постоянном голоде и холоде не исчезает ее главная и безусловная цель – учиться. Сначала она занимается сама, потом поступает в экстернат.

Этой девочке было не занимать силы духа: ведь потеряв мать, она в душевном, да и в практическом смысле осиротела - при живом отце. Видимо, Иван Васильевич Карпов был однолюбом в парадоксально-буквальном смысле слова: он глубоко и преданно любил погибшую жену, мать Тани и Майи, но на дочерей его чувство не распространялось, о чем в мемуарах Т.И. пишет совершенно прямо и в самой разной связи.

Мне не хочется задевать здесь чувства Татьяны Ивановны, но я слишком хорошо помню московскую осень 1943 года, поэтому могу оценить и одиночество Т.И., и ее мужество. В ту осень я впервые после начала войны пошла в «нормальную» школу (мне было 12), а Таня Карпова в 16 лет поступила на физфак МГУ. Выжить при тогдашней учебной нагрузке и голодных пайках ей было несравненно труднее, чем мне: хотя учиться нам обеим было нелегко, но обо мне заботились родители, стараясь подсунуть лучший кусок и обеспечить пусть поношенной, но теплой одеждой. А Т.И. о себе должна была заботиться сама, хотя жили они с отцом вместе. Ни теплого пальто, ни обуви…

Отец-профессор не только ни в чем не помогал дочерям, но с какого-то момента даже стал запирать свой паек в буфет, предложив каждой из дочерей жить на то, что она зарабатывает… Бог ему судья. Неудивительна та глубокая душевная привязанность, которая в дальнейшем навсегда осветила отношения Т.И. с ее учителями – А.В. Саниной и В.Г. Венжером. С полным основанием она называет их своими вторыми родителями.

Физфак МГУ был для Тани Карповой одновременно удачным и неудачным выбором. Именно там она постигла привлекательность математики и приобрела тот навык к последовательному критическому суждению, который впоследствии так пригодился ей – и, кстати, позволил ей написать многое, что десятилетиями позже мы смогли с благодарностью прочитать.

Но физика как наука оказалась ей чужда. Поражает глубина самоотчета второкурсницы, справедливо усматривающей разницу между добросовестным преподаванием предмета и научным творчеством. И все это на фоне полуголодной жизни, непрерывных простуд, плохо отапливаемой комнаты, куда отец отселил их с сестрой. Доминантой этого жизненного этапа, однако, является рассказ о 9 мая 1945 года. Даже странно думать, что Таня Карпова и я утром этого дня находились в одной ликующей толпе около здания американского посольства, помещавшегося тогда на Моховой, в знаменитом доме, построенном Жолтовским.

Летом 1945 Тане удалось съездить в Киев и повидать угасающего дедушку Жоржа. Рассказы ранее вернувшейся в Киев тети М.Воскобойниковой и переживших оккупацию соседей из «раскулаченных», побудили Таню задуматься о том, что народ живет не так, как ей до того казалось. И в дневнике появляется многозначительная запись: «Нет, я не буду больше так гадко и конфетно болтать о «возрождении» страны. Мне даже стыдно сейчас. И дело вовсе не в том, что она не возрождается, что я лгала, а в том ужас, что Я НЕ ЗНАЮ». (С. 284-285).

Хочется здесь сказать: Ex ungue leonem

На третьем курсе физфака лекции по политэкономии капитализма читала А.В.Санина, незаурядный человек и выдающийся лектор. Она первая оценила студентку Карпову как человека, место которого не на физическом, а на экономическом факультете. Весной 1946 года Таня Карпова приняла решение, благодаря которому через сколько-то лет она станет академиком Заславской: несмотря на все организационные и прочие сложности, она ушла с физфака на 2-й курс экономического факультета. Предстояло сдать за один год программу двух курсов - о чем она написала так:» Я рада, что у меня хватило решимости повернуть круто назад». (с. 292).

Осенью того же года она подружилась с Мишей Заславским.

Описание стиля экономического факультета МГУ 1946 года и последующих лет сильно напомнило мне филологический факультет, куда я поступила тремя годами позже. Всесильное партбюро, иезуитские манеры обхождения руководства со студентами, всеобщая подозрительность… Студентке Карповой 19 лет, а она почему-то не комсомолка. И вот она вступает в ВЛКСМ – так может быть, у нее есть некие корыстные цели?.. Она не похожа на однокурсников тем, что задает преподавателям «трудные» вопросы – то есть те, которые официальной теорией не предусматривались. Так, может быть, она вообще «не наша»?

Политэкономия как предмет являла собой минное поле, но могла ли это заранее знать студентка Карпова? Достаточно ей было сделать всего лишь полный здравого смысла доклад о контроле цен в США и монопольных ценах, как последовали обвинения в ревизионизме и т.д. Что обычно случалось дальше? Обсуждение на комсомольском собрании – но уже не столько доклада, сколько личности докладчика. Как пишет Заславская, ей суждено было до конца учебы остаться «паршивой овцой».

Пятый курс – то есть написание и защита диплома – пришлись на ужасное время: осень 1949 - весну 1950. Кампания против космополитов, исчезновение нескольких способных студентов, памятный уже и мне доклад Ю.Рачинского, студента экономфака, а заодно тогдашнего секретаря комсомольской организации МГУ, о том, что «весь вред – от квартир», т.е. от всяких празднований дней рождения дома…

Неудивительно, что Таню Карпову, выступившую против пятерки, поставленной одному комсомольскому активисту, вообще не посещавшему занятий, решили вместо аспирантуры отправить экономистом на какой-нибудь завод. Ее отстояли А.В.Санина и ее муж В.Г.Венжер: в результате разнообразных мытарств удалось устроиться в Институт экономики АН СССР. При этом выбрала Таня Карпова работу младшего научного сотрудника, а не аспирантуру. Резонов было два: зарплата была на 25% больше стипендии, а, кроме того, пятый курс, госэкзамены и защита диплома в заведомо враждебной обстановке измотали ее больше, чем труд на лесозаготовках, на уборочной кампании и в прочих местах, куда государство неизменно посылало студентов.

Поступить осенью 1950 года в «идеологический» академический институт значило… впрочем, очень непросто объяснить сегодня, что это значило тогда. Тем более для такого цельного человека, как Заславская. Поблагодарим Татьяну Ивановну за то, что она, не колеблясь, предоставила свои младшим современникам тексты своих тогдашних дневников и личной переписки. Пусть они попробуют понять, можно ли в период, названный Заславской эпохой «Всеобщей государственной лжи», быть идейным и остаться честным…

А как вообще можно было полностью посвятить себя науке в обстановке не просто несвободы, а особой подозрительности, царившей в идеологическом исследовательском институте? Как сочетать обязательство умозаключать по приказу партии и классиков марксизма и внутреннюю необходимость думать самостоятельно, как прирожденный исследователь?

Видимо, опытные и тертые старшие коллеги «учуяли» редкую совокупность качеств младшего научного сотрудника Карповой; она же отплатила им не только огромными объемами работы, которую всегда готова была на себя взять, но и благодарной памятью. Притом о своих первых учителях – Г.Г.Котове, открывшем ей и трудности, и огромные возможности экспедиционной работы, а в особенности о А.В.Саниной и В.Г.Венжере, которых она называет своими вторыми родителями – обо всех них Заславская сумела рассказать отнюдь не в тональности почтительного восхищения - а ведь эта опасность подстерегает любого мемуариста. Т.И. же всякий раз сумела объяснить, что именно и при каких обстоятельствах она получила от каждого.

Замечу, кстати, что именно так Заславская пишет обо всех, с кем ей доводилось дружить и работать, будь то учителя, ровесники, коллеги или ученики.

Объектом интересов Заславской была прежде всего деревня, а начинала она (разумеется, я упрощаю) с самого понятия трудодня. Эта, мягко говоря. парадоксальная мера труда и вознаграждения, будучи подвергнута последовательному анализу, постепенно опрокидывала все словеса о социалистической экономике. Уже из констатации того, каковы были научные интересы и устремления Т.И., видно, с чем и с кем ей предстояло столкнуться. Возьмем, например, такие характерные черты работы в «идеологической» сфере как тотальная секретность, недоступность информации из иностранных источников, запрет на публикации по принципу «а вдруг что-то просочится на Запад?»

На с. 372 Заславская приводит пример, не воспроизвести который было бы просто грешно. В середине 50-х ЦРУ провело фундаментальное исследование советской экономики. Десятитомный труд, уже в русском переводе, получил секретный отдел Института, и Т.И. смогла с ним ознакомиться. Там она нашла оценку средней денежной оплаты трудодня наших колхозников, почти совпадавшую с нашими собственными – разумеется, строго секретными данными. Американцы ее вычислили, опираясь по преимуществу на данные всех газет сельских районов СССР – они просто на них подписались.

Каждая следующая экспедиция расширяла пропасть между тем, что писали в учебниках и обсуждали на ученых советах, и тем, что можно было увидеть своими глазами. В Киргизии под маской социализма существовал феодализм. В Прибалтике, - особенно в Литве, сохранялось и воспроизводилось принципиально иное отношение к труду, чем в Смоленской области, где через 12 лет после окончания войны люди жили в землянках вместе со скотиной.

Осенью 1952 года Таня Карпова вышла замуж за своего давнишнего друга Мишу и сменила фамилию на Заславскую. Как говорится в известном анекдоте, «нашла время и место»: в самый разгар антисемитской кампании М.Заславского сначала не отпускали с работы в Казани, потом ни под каким видом не желали принять на работу в Москве. По чистой случайности он предложил свои услуги какому-то заводу-институту, который, как потом оказалось, входил в «хозяйство» академика Пилюгина (ракетостроение). Там нужны были сильные профессионалы – и еврея Заславского взяли.

Летом в семье Заславских появилась дочь Аленка – и единственным способом продолжать научную работу оказался переход в аспирантуру. Через полтора года после рождения Аленки родилась Оксана – но уже беременная Т.И. упорно продолжала ездить в экспедиции и писать диссертацию. Если бы она ее не защитила в срок, – на это было дано всего 2 года и 2 месяца – обратно в Институт экономики ее бы не взяли.

Теперь в 20 метрах, разгороженных на две клетушки, на аспирантскую стипендию и зарплату инженера супруги Заславские жили с двумя дочерьми и няней, которая всякий раз оказывалась временной. Это была откровенная нищета. Можно лишь поражаться – не тому, что Т.И. защитилась в срок, да еще и написала книгу – поскольку свое предназначение она давно осознала – а тому, что эти условия не исказили ее характер, где доминантой оставалась вдумчивость, доброжелательность и готовность в своих изысканиях идти до конца, чего бы это ни стоило.

Чего бы это ни стоило здесь вовсе не фигура речи.

Это могло стоить очень, очень «дорого» – если бы кто-то обнаружил трактат «Причины кризисного развития советского общества», который Т.И. написала, адресуясь к себе самой. В мемуарах основные тезисы трактата сведены в 10 пунктов. Я процитирую последний: «Можно ли планомерно переориентировать многомиллионное общество с неэффективного пути на более эффективный? Какие политические силы существуют в СССР? Насколько реальны перспективы революции «сверху» или «снизу»? (с. 442). Не зря Т.И. хранила свои разработки в тайнике…

После новочеркасских событий лета 1962 года Т.И.записала: «…Гнилой характер нашей политической системы стал мне очевиден уже давно». Это тот фон, на котором Заславская получает настойчивое приглашение Абела Аганбегяна переехать в Новосибирск и перейти в его лабораторию экономико-математических исследований. Она решилась – не подозревая, что расстается с Москвой на четверть века.

Окончание следует

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

19.04 18:47 В Москве председателя коллегии адвокатов подозревают в хищении 1 млрд
19.04 18:34 Ким Чен Ын заявил Путину о намерении сотрудничать
19.04 18:11 Козак сообщил о снижении стоимости дизельного топлива
19.04 17:53 Следствие попросило поместить Хотина под домашний арест
19.04 17:38 К Земле приблизился опасный астероид
19.04 17:21 Редкий речной дельфин оказался очень говорлив
19.04 17:02 Минкульт предложил защищать частные выставки на государственном уровне
19.04 16:37 В Забайкалье ввели режим ЧС из-за пожаров
19.04 16:15 Титов выступил против ареста бизнесмена Хотина
19.04 15:59 Врачи дали положительный прогноз в лечении Быкова
19.04 15:36 Акимов попросил Путина поддержать переход на 5G
19.04 15:16 В Москве по делу о вымогательствах арестован сотрудник ФСБ
19.04 14:47 В Дагестане от кишечной инфекции пострадали более 70 детей
19.04 14:24 Из программы «Юг России» похитили более 2 млрд
19.04 14:02 Полицейский устроил стрельбу в центре Москвы
19.04 13:37 В Кремле не нашли в докладе Мюллера «ничего нового»
19.04 13:22 Следователи сообщили о задержании совладельца банка «Югра»
19.04 13:04 Песков рассказал о темах встречи Путина и Ким Чен Ына
19.04 12:44 Лукашенко отказался от компромиссов в вопросе суверенитета
19.04 12:17 НИИ океанографии отказался от вылова косаток в 2020 году
19.04 12:03 Силуанов предложил пропагандировать бизнес в школах
19.04 11:45 ЕСПЧ обязал Россию оказать медпомощь физику Кудрявцеву
19.04 11:25 В Москве напали на главу управления ФАС
19.04 11:06 Супруга Быкова рассказала о состоянии писателя
19.04 10:54 Посаженный в Пскове самолет оказался российским
19.04 10:44 Пожарным удалось ликвидировать пожар на крыше дома в Канске
19.04 10:24 Медики оценили состояние пострадавших в Якутии детей
19.04 10:20 В Москве пройдет церемония награждения победителей фестиваля LIME
19.04 10:10 В Пскове принудительно посадили нарушивший границу РФ самолет
19.04 10:00 Слабоалкогольный напиток мог способствовать единству древней империи Уари
19.04 09:38 Следователи начали проверку по факту отравления детей в Якутии
19.04 09:21 Акимов поручил проверить видеокамеры для фиксации нарушений ПДД
19.04 09:00 Минстрой выступил за строительство частных кладбищ
19.04 07:54 Сахалин попросил у Минтранса РФ 4 млрд рублей на ремонт трассы
19.04 07:19 Прокуратура Парижа назвала различные версии причин пожара в Нотр-Даме
19.04 06:42 Доклад Мюллера стал третьим в рейтинге бестселлеров Amazon
19.04 06:27 МИД России анонсировал отмену виз в Коста-Рику для россиян
19.04 05:51 В Канске загорелось 2 тысячи кв. метров кровли пятиэтажки
19.04 05:24 ГИБДД решила ужесточить правила теоретического экзамена на права
19.04 04:53 Лукашенко отменил указ о лжепредпринимательстве
19.04 04:33 В Ливии выдан ордер на арест маршала Хафтара
19.04 03:54 СМИ узнали о российском предложении США предотвратить ядерную войну
19.04 03:36 Президент Чили предложил дерево и медь на реконструкцию Нотр-Дама
19.04 02:54 Facebook сообщил о незашифрованных паролях миллионов пользователей Instagram
19.04 02:27 Директор ЦРУ рассказала об усилении слежки за Россией и КНДР
19.04 01:54 Экс-следователь ФСБ арестован по подозрению в особо крупной взятке
19.04 01:22 Россреестр создает в России аналог Airbnb с защитой от мошенников
19.04 00:55 Писателя Быкова привезли в Москву в стабильно тяжелом состоянии
19.04 00:28 Житель Брянской области сжег 1,5 млн рублей со старым диваном
18.04 23:55 Мария Шарапова отказалась от участия в пяти турнирах подряд
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.