НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

05 марта 2008, 09:12

Денежные реформы в России

Когда в 1725 году Петр I умер, наследники его реформ стали размышлять о том, считать ли текущее финансовое положение кризисом или коллапсом?

На содержание армии требовалось около 5—6 миллионов рублей; годовой государственный доход составлял примерно 6—7 миллионов, на ту же сумму накопилось налоговых недоимок.

Чтобы от сбора налогов с мужиков поступали не только рапорты о недоимках, но и сами налоги, снизили на треть размер подушной подати; чтобы привлечь иностранцев, в три с лишним раза убавили пошлины на импортные товары. Ну, а откуда взять деньги, и так знали — с монетного двора. Перманентная денежная реформа давно уже стала главным способом поправления финансов.

В первый же послепетровский год чистая прибыль от чеканки легковесных медных монет составила 2 миллиона рублей. В серебряных монетах понизили пробу серебра. При Петре I для них была установлена 70-я проба; теперь стали экспериментировать — чеканили монеты 64-й, 48-й и наконец по предложению светлейшего князя Меншикова — 42-й пробы в сплаве с мышьяком. Через несколько дней после чеканки они оплывали, выделяя черную жижу.

В начале 30-х годов, при Анне Иоанновне, легковесную и нестойкую монету стали изымать из обращения. Для новых серебряных монет установили 77-ю пробу, а медные монеты стали чеканить по 10 рублей из пуда.

Однако дефицит бюджета оставался неизбывным. За сбором недоимок по деревням посылали воинские команды, но толку было столько же, сколько раньше. Тогда, это было уже при Елизавете Петровне, решили повысить цены на соль и вино. С 1750 года за пуд соли установили цену 35 копеек вместо 21, а за ведро вина — 1 р. 88 коп. вместо 1 р. 30 коп. Госбюджет поправился, а соляных и винных бунтов не случилось. Это понравилось, и в 1756 году надбавили еще: соль пошла за 50 коп. пуд, а вино — за 2 р. 23 коп. ведро.

И вот наконец императрицей стала Екатерина II. Цена на соль была понижена до 40 копеек за пуд, а на вино повышена — до 2 р. 54 коп. Хороший доход получили от конфискации монастырских вотчин в государственную пользу (полтора миллиона рублей ежегодного оброка от бывших монастырских мужиков). Начали составлять генеральные сметы доходов и расходов по губерниям. Такие сметы распорядился составлять еще Петр I, и после его смерти за это принимались несколько раз, но только сейчас стало немного получаться.

Летом 1767 года созвали Комиссию о сочинении проекта нового уложения (т.е. законодательства). Государыня своеручно два года писала «Наказ» депутатам Комиссии, в том числе просила их сообразить, «как сделать доходы верными», «как оными управлять» и какие меры принять, «чтобы расходы не превышали доходов?» Но депутаты не поняли своего предназначения, употребив полтора года на споры о местных и сословных привилегиях, за что были отправлены по домам в конце 1768 года, после начала войны с Турцией. А для добычи денег на войну немножко увеличили налоги, заняли в счет будущих побед несколько миллионов в Амстердаме и Генуе и наконец приступили к выпуску бумажных денег — ассигнаций (assignatio, лат. — назначение, определение).

Поначалу напечатали миллион рублей четыремя номиналами: 25, 50, 75 и 100 рублей. Народные умельцы стали переправлять на 25-рублевых ассигнациях двойку в семерку, и 75-рублевки отменили. Ассигнации можно было менять на медную монету, а золото и серебро менять на ассигнации. Население поверило новым деньгам.

Успех одушевил: в 1769 году ассигнаций было напечатано еще на миллион рублей, к 1774 году — на 20 миллионов, к середине 80-х годов — почти на 50 миллионов.

Между тем расходы умножались, недоимки росли, госбюджет чах. Придумали, как его оздоровить: учредили Государственный заемный банк для выдачи двадцатилетних ссуд дворянам и иным состоятельным лицам (7-8% годовых под залог недвижимости) и выпустили новых ассигнаций еще на 100 миллионов рублей: на 50 миллионов — для их обмена на ассигнации прежнего образца, на 33 миллиона — для выдачи ссуд, на 15 миллионов — «для незапной войны» и на 2 миллиона — «на случай крайней надобности».

Скоро стали иссякать медные деньги. Чтобы компенсировать недостачу, принялись выпускать новые пяти- и десятирублевые купюры (их скоро прозвали по цвету: «синенькие» и «красненькие»). К 1796 году — последнему году царствования Екатерины II — в обращении оказалось ассигнаций больше чем на 150 миллионов рублей. Цены вздулись. Курс ассигнационного рубля упал: 1 серебряный рубль стоил теперь 1 р. 40 коп. ассигнациями.

Павел I начал свое царствование с обмена ассигнаций на серебряные монеты — их стали чеканить не 72-й пробы, как при Екатерине II, а 83-й. Все ассигнации было обещано ликвидировать. Время от времени публично жгли ассигнации на площади перед Зимним дворцом.

Но годовой бюджет тогда был около 70 миллионов рублей, ассигнаций в стране — на сумму, вдвое бóльшую, а тут наметилась новые расходы: сначала на войну с Францией, потом — на войну с Англией, и в результате за четыре года императорства Павла I ассигнаций выпустили еще на 56 миллионов рублей.

При Александре I тоже все собирались наладить финансы, но в конце концов к 1810 году напечатали ассигнаций больше, чем на 360 миллионов рублей, и ассигнационный рубль упал по отношению к серебряному до 27 копеек. Попробовали провести реформу, чтобы поставить в основание денежной политики серебряный рубль, но не заладилось, и ассигнации так и остались главным платежным средством.

Потом была великая война с Наполеоном. После нее старые ассигнации обменяли на новые. Курс их по отношению к серебру немного колебался, но все равно оставался копеечным. Снова экспериментировали с весом медных и пробой серебряных монет, пока наконец, уже при Николае I, министр финансов Е.Ф. Канкрин не вытеснил ассигнации мирным путем. С 1839 года главным платежным средством были объявлены серебряные монеты; монеты из других металлов (золото, платина, медь) оценивались по отношению к стоимости серебра; устанавливался фиксированный курс серебряного рубля к рублю ассигнациями: 1:3,5; с 1843 года начался выпуск новых бумажных денег — государственных кредитных билетов с курсом 1:1 по отношению к серебряному рублю.

И все бы было хорошо, если б не было войны, тогда — Крымской (1853—1856 гг.). Как и раньше, оказалось, что средств на войну не хватает, и теперь уже кредитные билеты стали печатать так же, как когда-то ассигнации. После войны, уже при Александре II, опять начались опыты с выпуском низкопробной серебряной монеты и раздумья о реформе. 

Реформу провел уже при Николае II тогдашний министр финансов С.Ю. Витте во второй половине 90-х годов XIX века. Смыслом реформы было обеспечение денег государственным запасом золота. Начали чеканку золотых монет номиналом 10 (империал) и 5 (полуимпериал) рублей; один золотой рубль содержал 0,774235 грамма золота; соответственно, в 10-рублевой монете содержалось чуть больше 7,7 г золота (золотая монета чеканилась и прежде, со времен Петра I, но до сих пор не служила главной монетной единицей) . С 1896 года был установлен курс бумажного рубля к золотой 5-рублевой монете: 7,50:5. Кредитные билеты свободно обменивались на золото. Серебряные и медные монеты сохранялись.

И все было бы хорошо, если б не было войны, а денег хватало всем желающим. Но желающих было больше, чем денег, а бедных — больше, чем богатых. Конечно, в России так было всегда. Но дело в том, что одинаковые по видимости исторические структуры в каждую новую эпоху складываются в непредсказуемые конфигурации. На этот раз они сложились гибельно не только для финансов империи, но и для нее самой.

В 1914 году началась первая мировая война, повлекшая мобилизацию, инфляцию и революцию. Кредитные билеты перестали обменивать на золото, потому что их уже некогда было считать, а надо было печатать для покрытия военных расходов. В 1916 году ввели карточки на продукты. 2 (15) марта 1917 года Николай II отрекся от престола.

Война длилась, инфляция зашкаливала, революция продолжалась. Временное правительство приступило к выпуску новых бумажных денег (купюры 20, 40, 250 и 1000 рублей). По имени председателя правительства А.Ф. Керенского они назывались в обиходе керенками и во время гражданской войны допечатывались кем попало в таком количестве, что само их обиходное название стало символом гиперинфляции.

С 1919 года большевики наладили выпуск советских денежных знаков. Печатали их тоже бессчетно, и поэтому трижды (в 1922, 1923, 1924 гг.) деноминировали. Так, в 1922 году, при выпуске дензнаков нового образца 1 новый рубль равнялся 10000 старых, а в 1923 году при выпуске дензнаков новейшего образца 1 новейший рубль равнялся 100 рублям образца 1922 года.

В 1921 началась новая экономическая политика: отмена карточек, свобода торговли, разрешение на открытие частных предприятий и т.п. В конце 1922 года ввели новые бумажные деньги, обеспеченные золотым запасом погибшей империи, — червонцы (номиналы 1, 3, 5, 10 и 25). В 1923 году червонцы ходили на рынке наряду с денежными знаками, а в 1924 году дензнаки перестали выпускать. Тогда же возобновили чеканку копеек.

В середине 20-х годов советский червонец котировался на мировых биржах, но это вольнодумство кончилось по мере сворачивания в СССР нэпа и с началом строительства фундамента социалистической экономики — индустриализации и коллективизации.

Установили фиксированные цены. С 1929 года снова ввели карточки (отменили в 1935 году). Продуктовый и товарный дефицит стал нормой торговли в городах, голод — признаком наличия жизни в деревнях. В 1939 году, на XVIII съезде ВКП(б) Сталин поставил перед страной задачу: догнать и перегнать развитые капиталистические страны не только по темпам развития промышленности, но и по уровню производства на душу населения.     

Но завтра снова была война — теперь вторая мировая. Снова разорение, голод, карточная система, пайковые цены и, само собой, выпуск ничем не обеспеченных денег.

Уже под конец войны, когда засветлилась скорая победа, стали задумываться, как от лишних денег избавиться. 14 декабря 1947 года вышло постановление Совета министров СССР и ЦК ВКП(б): «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Старые бумажные деньги меняли на новые с 16 по 22 декабря в сберкассах и дополнительных обменных пунктах. 1 новый рубль приравнивался к 10 старым; вклады в сбербанках обменивались 1:1 до 3000 рублей, от 3000 до 10000 — 3 старых рубля соответствовали 2 новым, свыше 10000 — 2 старых 1 новому. На монеты реформа не распространялась.

Для большинства советских граждан отмена карточек была трепетна страхом о невозможности пропитания. Но правительство позаботилось о гражданах. Другим постановлением устанавливались нормы продажи товаров и продуктов в одни руки: хлеб 2 кг, мясо 1 кг, колбаса 0,5 кг, молоко 1 литр, сахар 0,5 кг, носки 2 пары, катушка ниток 1 шт., спички 2 коробки. И т.д. Нормированная торговля была официально отменена в конце 50-х годов.

Зато иссякла инфляция, ибо при таких условиях ей нечего было делать в этой стране.

Наконец умер Сталин, и жить стало если не лучше, то по крайней мере безопаснее. Вспомнили о довоенной задаче — в 1959 году, на XXI съезде КПСС, Хрущев повторил наказ Сталина двадцатилетней давности: догнать и перегнать развитых капиталистов по темпам развития промышленности и уровню производства на душу населения. Чем это кончилось — известно.

Зато в 1961 году деноминировали рубль: 10 сталинских рублей приравняли к одному новому.

И вот настали 80-е годы. Умер Брежнев. Умер Андропов. Умер Черненко. Началась семилетка Горбачева. Борьба с алкоголизмом. Борьба с нетрудовыми доходами. Ускорение. Перестройка. Гласность. Дефицит бюджета. Дефицит водки. Дефицит сахара. Дефицит колбасы, мыла, крупы, чая... Наконец снова карточки — на водку, на сахар, на мыло, на крупу, на чай...

С конца 1990 года поползли слухи о денежной реформе. И правда, давно не бывало. В начале января 1991 года министр финансов В.С. Павлов, выступая по телевидению, с присущим ему хладнокровием официально заверил, что никакой реформы не будет: «Руку даю на отсечение», — сказал он, положив ладонь одной руки на другую руку чуть ниже локтя. Что на самом деле означал этот жест, узнали через несколько дней. 14 января он был назначен премьер-министром СССР, а во вторник 22 января вечером был объявлен указ об изъятии из обращения самых крупных 50 и 100-рублевых купюр — тех самых, которые граждане обычно хранили дома на черный день и для покупки по блату. В течение трех ближайших дней (со среды по пятницу) разрешалось обменивать старые купюры на банкноты нового образца до 1000 рублей на человека. Через два месяца так же хладнокровно повысили цены.

Сюрпризы власти, адресованные гражданам для ликвидации бюджетного дефицита, в конечном счете оказались направлены против нее самой, ибо веры ей уже не было ни в чем. Через несколько месяцев она кончилась, а новая власть объявила рыночную экономику, начавшуюся с января 1992 года указами Ельцина о либерализации цен и свободе торговли. Какими стали цены, все помнят. Деньги стали печатать массовыми тиражами. Чтобы гражданам удобнее было рассчитываться при мелких покупках, выпустили купюры 1000, 5000 и 10000 рублей (это был не предел; скоро появятся банкноты номиналом 500000 и 1000000 рублей). Копейки сгинули из употребления.

Зато одним махом был истреблен дефицит товаров и продуктов: купить теперь можно было все, что угодно. Правда, не на что. За 1992 год банковские сбережения граждан были конфискованы инфляцией. Основной сберегательной денежной единицей граждан становился доллар. Курс его рос не по неделям, а по дням.

Доверие к новой власти падало примерно в том же темпе. Новая власть замечала это, но идти на уступки нищающим гражданам не имела права из государственных соображений, а о том, что с гражданами можно обращаться деликатно, вспоминала только накануне выборов. Поэтому однажды, в разгар отпусков, в субботу 24 июля 1993 года Центробанк сообщил, что с понедельника 26 июля выпускаются новые купюры, а все старые подлежат обмену в сберкассах в течение суток (норма обмена — 35000 рублей — меньше сотни долларов). По воскресеньям сберкассы, как известно, закрыты. Президент Ельцин, так же как делал, бывало, Горбачев в щекотливых обстоятельствах, никак не комментировал ситуацию, а просто исчез из поля зрения граждан, вероятно, взвешивая последствия их панической реакции. Через два дня он издал указ, милующий всех продлением срока обмена денег на месяц с лишним и повышением суммы обмена до 100000 на человека. При обмене в паспорте ставился штамп с указанием обмененной суммы.

На пресс-конференции 6 августа 1993 года премьер-министр В.С. Черномырдин огласил смысл проведенной реформы историческими словами: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Однако вопреки этому, ставшему символом эпохи афоризму, следующую денежную реформу провели без обид и паники: в августе 1997 года вышел указ Ельцина о деноминации рубля с 1 января 1998 года. Тысяче старых рублей соответствовал один новый. Старые деньги, учрежденные в 1993 году, в течение 1998 года имели хождение наряду с новыми, пока не были полностью изъяты из обращения.

Жизнь после этого стала если не лучше, то, по крайней мере, не хуже. Инфляция затихала, доверие к банкам возвращалось, курс рубля к доллару держали на отметке 6 рублей = 1 доллар. Но, как скоро выяснилось, это был слишком низкий курс.

17 августа 1998 года правительство объявило дефолт — отказалось платить долги по государственным краткосрочным облигациям, выпускавшимся перед этим, кажется, без счета с доходностью до 140% годовых. Доверчивые иностранные инвесторы остались без доходов, а многие отечественные частные банки обанкротились, отчего, в свою очередь, потерпели новые обиды граждане, имевшие дело с этими банками. Зато доллар — основная сберегательная единица граждан Российской Федерации — через несколько месяцев стал стоить больше 20 рублей.

*    *    *

Через полгода — пятнадцатая годовщина реформы Черномырдина-Геращенко и десятая годовщина дефолта. Это — уже история. Дальше все будет иначе, ибо исторические структуры в каждую новую эпоху складываются в новые, непредсказуемые конфигурации.

См. также:

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.