НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

09 апреля 2008, 20:49

Зачем нужен гендер для "чайников"

5 декабря 2007 года, на заседании Секции социологии в Центральном доме ученых РАН, состоялось обсуждение двух книг: «Гендер для "Чайников"» и «Современная женщина, семья и демография. Актуальные исследования». Дискуссия позволила ярко обнажить существующие гендерные стереотипы и провести диалог с теми читателями, для которых, возможно, и предназначались обсуждаемые книги. Публикуем репортаж с обсуждения аспиранта Института социологии РАН Андрея Н. Андреева.

В начале заседания в импровизированном президиуме расположились социологи Ирина Тартаковская, Ольга Здравомыслова и координатор гендерной программы фонда им. Генриха Белля Людмила Кабанова. Последняя, прежде всего, сообщила, что книги были подготовлены при финансовом участии фонда. Она отметила, что его задачей является гражданское просвещение и гражданское образование, поэтому его руководителям показалось естественным издавать книги тех авторов, «которые могут просто объяснить сложные вещи».

Первой и, по моим ощущениям, последней успели представить именно книжку для «чайников» [1], а дальше обстоятельства сложились против воли организаторов обсуждения.  «Для чайников – это вовсе не обидно, наша задача – сделать популярное издание», – подчеркнула Е. Кабанова, передав слово И. Тартаковской – главному редактору книги и автору трех статей, вошедших в книгу: «Биологические факты и политические интерпретации», «Маскулинность: Все мужики сволочи?», «Работа: А счастье – в труде?». 

Ирина, в частности, отметила, что «общаясь между собой в гендерном сообществе, преимущественно социологическом, постоянно сталкиваешься с тем, что катастрофически не хватает литературы, обращенной не к специалистам, …а к тем, кто никогда не занимался этой темой, но кому она по-человечески интересна». Поэтому под единой обложкой было решено объединить темы, которые чаще всего вызывают интерес у непросвещенной аудитории. По её словам, цель книги «Гендер для чайников» – рассказать о проблеме, «вне мифов и стереотипов, широко распространенных в обществе и считающихся истиной в последней инстанции, но, на самом деле, ни на чем не основанных».

Далее последовало краткое перечисление затронутых в книге тем. Затем Ирина более детально остановилась на некоторых из них. Она, в частности, отметила, что в статье Елены Здравомысловой и Анны Темкиной «История и современность: Гендерный порядок в России» речь идет об этапах гендерной политики в советском и постсоветском обществах. В свою очередь, в статье Елены Омельченко «Становление гендера: Кто и что нам помогает нам стать собой, а также женщинами и мужчинами?» обсуждается проблематика гендерной социализации молодежи. Критическая оценка «поп-литературы» по психологии дана в статье «Как навязываются стереотипы».

Вопросы гендера не оставили аудиторию равнодушной. Первым задал вопрос заведующий отделом истории социологии Института социально-политических исследований РАН Владимир Култыгин: «Какие же выводы вы делаете из ваших исследований?» И. Тартаковская ответила так: «Исследований довольно много, но главные выводы из них состоят в том, что есть социальные роли, есть социальные ожидания и есть судьба каждого человека, своя, индивидуальная. Чем более осознанно он/она будут подходить к тем гендерным требованиям, которые предъявляет к ним общество, сопоставляя их со своими подлинными потребностями, со своей возможностью строить свою жизнь, отношения с мужчинами и женщинами, тем лучше. Надо различать знания, подтвержденные фактами, и стереотипы... Если сказать совсем просто, то поле выбора у нас гораздо больше, чем мы об этом думаем».

Затем между И. Тартаковской и В. Култыгиным завязался диалог о феминизме. Если социолог-мужчина говорил о его радикальных течениях, о «подлинной свободе» отказавшейся от рождения детей женщины, то его коллега-женщина – о специфике основных исследований по гендерной проблематике. Но дальнейшей научной дискуссии не суждено было состояться. В маленьком «Голубом зале» Центрального Дома Ученых уже ждали своего часа двое Мужчин в серых костюмах.

Один из них, представившийся как «Вячеслав Алдонясов, эксперт Государственной Думы РФ по национальной безопасности», пролистал «Гендер для чайников» и остановился на странице 260 с рисунком художника Адгура Дзидзария. Представитель Госдумы сказал: «Я открыл книгу на последней странице и что же там увидел? Картинку: мужеподобная женщина, которая выше мужчины, имеет более развитую мускулатуру и могучие плечи. В своих ручищах она держит кувалду. У неё нет грудей, то есть она – гермафродит. …Рядом с ней мужчинка с ярко выраженными женскими первичными половыми признаками, на груди у него что-то типа бюстгальтера. Он держит серп, а это гораздо более легкий инструмент... Но если опустить взгляд еще ниже, то ниже пояса что-то  просматривается».

После такого описания, последовал его вопрос-реплика: «Какие же мысли закладывались авторами и художником? Это сатира, ирония на то, что получилось в результате социалистического строительства или это то, что должно быть в будущем? 21 век – это век мускулистой, мощной женщины, без половых признаков?».

Ответ Тартаковской был краток и содержал в себе апелляцию к художественному воображению художника книги, в котором могли сочетаться различные варианты гендерных ролей. Далее последовал диалог, в ходе которого В. Алдонясов продолжал задавать вопросы, а Ирина отвечать:

В.А.: – Есть ли у вас модель идеальной семьи?

И.Т.: – Цель книги – показать, что нет одной модели, в которую мы могли бы вогнать всех мужчин и женщин и сказать: живите так. Эта картинка – это не призыв «живите так», а в своем роде издевательство над стереотипами, которые существуют у нас в мозгах, когда мужчина у нас вечно с кувалдой, а женщина – с серпом.

В.А.: А к чему тогда идти, что тогда обсуждать, какую модель?

Вопрос оказался риторическим. В принципе на этом представление данной книги можно было заканчивать. Позиции были обозначены, все участники дискуссии получили книги и казалось, что уже всем пора домой, чтобы углубиться в чтение «простого о сложном». Однако у организаторов секции социологии оставалась еще книга «Современная женщина, семья и демография: Актуальные исследования» (М.: «Звенья», 2007).

Её представила сама автор – Ольга Здравомыслова. Речь снова шла о концепции книги, её разделах и акцентах. Но вся эта информация показалась неизвестному мужчине, сидевшему рядом с В. Алдонясовым, неполной. Он заявил: «Почему-то у нас психологи – женщины. …Это ужасно. Психология – это невероятно  сложная вещь. Вы меня извините, но у женщины ум хитрый, но женский. Я считаю, что психологами должны быть Гальперины, Ивановы, Сергеевы, т.е. мужчины. Если психологами будут женщины, то можете сказать психологии «До свидания!»...

После такого заявления затерялась не только научная дискуссия, но и отдельные попытки её вызвать. Всё вдруг смешалось. В. Алдонясов рвался начертить график «стремительного падения рождаемости». В ответ вскочили со своих мест демографы и призвали обратиться к трудам классиков советской демографической науки. В частности, к статье Б. Урланиса «Берегите мужчин!». Другие заводили разговор о своем прошлом и пускались в длинные биографические повествования. В одном из рассказов речь зашла о юноше, который хотел жениться только на той девушке, на которой была бы особая, привлекающая своим фасоном, шляпка. Однако такие шляпки в то время носили только в Ленинграде! Мама юноши была в недоумении: «Неужели придется переезжать всей семьей в Ленинград?»

Каким же был итог вышеописанного обсуждения? Во-первых, на презентацию книги пришли те самые люди, которых её авторы как раз и хотели просветить. Во-вторых, сам ход дискуссии явился яркой иллюстрацией того, что Ирина Тартаковская называла стереотипами. Её общение с В. Алдонясовым показало, что представители государственной власти ориентированы на дисциплинарный и уставной стили управления. Выступление же другого коллеги свидетельствовало о том, насколько в российском обществе распространено убеждение, что производителем научной мысли должен быть исключительно мужчина, причем наш, отечественный (неизвестный коллега упомянул фамилии только советских ученых).

Возвращаясь к книге «Гендер для "Чайников"», отмечу, что она напомнила мне замечательную серию издательства «Молодая Гвардия» «Занимательно о…», в которой в научно-популярном жанре рассказывалось о проблемах естественных наук, а социальные науки были обойдены вниманием. Теперь же любой человек, прочитавший книжку «Гендер для "Чайников"», сможет, наконец, понять разницу между биологическим полом, данным человеку при рождении, и «гендером», т.е. «социальным полом», осознает, что социокультурные значения «мужественности» и «женственности» не тождественны биологическим половым различиям, а слова «феминность», «маскулинность» и «сексизм» вовсе не являются ругательными.

В свою очередь, профессиональный социолог, при прочтении этого «самоучителя по гендеру», может не согласиться с рядом упрощений, сделанных авторами книги, например, с трактовкой такого понятия как «гламур». Некоторые исследователи использовали «гламур» в качестве объяснительной рамки для некоторых случаев «гендерного порядка» или же просто для обозначения разновидности одежды партнеров. Никто из них не сделал попытку операционализировать понятие «гламура», что, на мой взгляд, в данном случае привело к потере референта, а, следовательно, к размыванию предметной области в социологии.

Ряд глав книги также показались мне не до конца продуманными. Так, И. Саморукова назвала свою статью чересчур широко: «Репрезентации: образы мужчин и женщин в культуре». Почему же тогда все образы М и Ж рассмотрены в статье только на примерах из художественной литературы? Впрочем, сама автор в заключение к статье пишет, что её «очерк не претендует на исчерпывающее описание представлений женственности и мужественности» [1, С. 225], что в культуре существует множество образов и вариантов репрезентации, и анализ дореволюционной, советской и современной российской литературы используется автором для демонстрации механизмов конструирования мужских и женских образов.  

Во введении к книге отмечается, что её главная цель – показать, что за дихотомией биологических полов кроется многообразие социальных. «Все мы разные. И всё же нас объединяет сомнение …в так называемом естественном порядке вещей, который очень часто оказывается лишь царством обветшалых стереотипов. Надеемся, что читатель тоже усомнится...». Станет ли «Гендер для “чайников”» своего рода инструментом психоанализа и эмансипации от устаревших биологических оков, когда «чайник» вдруг осознает себя новым человеком, поймет, что его социальный пол не равен биологическому? Станет ли он/она экспериментировать на себе, проверяя, какие из образов, остроумно изображенных художником А. Дзидзария, наиболее близко соответствуют вновь открытой реальности? Ответ на это сможет дать только лишь читатель, которого авторы книги стремятся раскрепостить от уз стереотипов, убеждая, что их «пол» еще не является «потолком».


Примечание и полезные ссылки:

1. Гендер для "чайников" / Т. Барчунова, Е. Жидкова, Е. Здравомыслова и др.; фонд им. Генриха Белля. М.: Звенья, 2006. Электронная версия книги на сайте Фонда им. Г. Белля (в pdf-формате, 1.6 Мб).

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.