НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

18 мая 2008, 23:02

Вперед – в прошлое

Период смены властей, изменений структуры власти создает у ряда социальных групп ощущение, что нужно действовать как можно быстрее, чтобы успеть добиться тех желательных изменений, которых прежде достичь не удавалось. Телевидение давно рассматривается как болевая точка, которая противодействует нормальному общественному развитию, и не случайно именно в последнее время появилось несколько очень заметных высказываний на эту тему.

Немного вообще можно найти социальных институтов, которые привлекают к себе столько внимания, сколько телевидение. О телевидении говорят, пишут, его обсуждают, хвалят, ругают, проклинают, смотрят или не хотят, чтобы смотрели другие. Мало институтов, который бы оценивались так противоречиво, где мнения обычного потребителя и экспертного сообщества были так отделены друг от друга, находились бы просто на разных полюсах. Зрители любят телевидение, оценивают его высоко, в течение многих лет ежедневно уделяют телепросмотру три часа по будням и еще больше времени в выходные и праздничные дни. Эксперты, представители разных наук, разных социальных и политических сообществ, напротив, оценивают современное российское телевидение крайне негативно, полагая, что телевидение вносит отрицательный вклад в ситуацию в стране, развращает, отупляет «простых людей».

При этом эксперты полагают, что их святая обязанность – спасти российский народ от этого разлагающего воздействия. Элиты считают себя обязанными защищать и даже спасать неразумного, «зомбированного» простого согражданина от нависшей над ним опасности. Этот стиль отношений «взрослый-ребенок», субъектно-объектное восприятие отношения», напоминающие знаменитое хождение в народ, все усиливается. И это при том, что современный житель России имеет, как минимум, среднее образование, что для современной молодежи нормой стало высшее образование. Казалось бы, это предполагает, что люди могут и имеют право делать свой выбор, смотреть, что им хочется. Но нет, со стороны интеллигенции, различных экспертных сообществ большинству жителей страны в таком доверии отказывается.

В пятницу, 16 мая спикер Госудумы Сергей Миронов заявил, что сегодня "В России нет ни одного "пропрезидентского" телеканала. Анализ телепрограмм показывает, что идеология всех телеканалов антигосударственная и чуждая традиционным ценностям коллективизма в нашей многонациональной стране». Это очень сильное заявление, если учесть, что политически сегодня все каналы находятся под контролем государства. При этом Миронов обратил внимание на разлагающее влияние, которое оказывает телевидение на народ, подчеркнув, что "вопросы воспитания и культуры никогда не должны измеряться рублем". Строго говоря, «вопросы» в принципе ничем не измеряются, на них ищут и находят ответы, но из контекста можно понять: пришло время повернуть СМИ лицом к культуре и воспитанию.

А двумя днями раньше, 14 мая произошло еще два события, касающиеся телевидения. Первое: начальник московского метрополитена Дмитрий Гаев предложил бороться с суицидом в подземке путем отказа от публикаций в СМИ сообщений о такого ряда трагедиях. Это совершенно типичная идея для последних пяти-шести лет. Представление о том, что лучше не показывать и не рассказывать о вещах трагичных, как теперь приято говорить, «негативных», и такое умолчание приведет к оздоровлению общества, стало уже почти общепринятым. В данном случае не говорится о том, что именно СМИ способствуют росту суицидов. Но подразумевается, что люди («дети») перестанут бросаться под поезда, если их не научат этому СМИ. Сама идея фильтровки материала, отбора «правильных» и «неправильных» тем четко демонстрирует, что с идеей цензуры власти уже сжились[1]. Печальнее, что цензурирование (разумеется, в благих целях) приветствуется и, как говорили в недавнее время, «широкими слоями советской общественности». Сейчас, по-видимому, идея нравственной цензуры начнет реализовываться.

В тот же день, 14 мая 2008 года произошло и куда более заметное событие: уважаемые представители российской интеллигенции обратились к президенту Д.А.Медведеву с предложением создать телеканал «Просвещение». В числе подписавших письмо два нобелевских лауреата (Жорес Алферов и Виталий Гинзбург), директора крупнейших музеев (Ирина Антонова и Михаил Пиотровский), Президент РАН Юрий Осипов, писатель Даниил Гранин, поэт Евгений Евтушенко, предприниматель Олег Дерипаска и многие другие.

В письме говорится о том, что в стране в последние годы достигнуты значительные успехи в экономике, и необходим резкий подъем науки. Отмечается, что в этой сфере в последние десятилетия произошли большие потери как в кадрах, так и в «целях и ценностях, которые вкладываются в массовое сознание». О том, с чем связаны потери в кадрах, не говорится, а что касается «целей и ценностей», то эти потери увязывают с системой образования и с деятельностью СМИ. Дальше о системе образования в письме не говорится, поскольку оно посвящено именно СМИ.

В начале письма, после острожной фразы «Можно по-разному относиться к советскому периоду нашей истории», следуют слова: «но то, что пропаганда знаний стояла тогда на высоком уровне, это бесспорно». Отсылка именно к советскому опыту, а не к мировому не случайна. В последние годы принято именно советский опыт брать как базу для сравнения (тогда было хорошо, теперь – плохо), а мировой, ситуацию в других развитых странах оставлять за скобками.

Далее говорится о том, какими большими тиражами выходили в советское время журналы, посвященные науке и технике, сколько снималось научных фильмов, существовала сеть «Академкниги» и пр. А сейчас почти всего этого нет, а оставшееся «влачит жалкое существование». О том, как прекрасно было тогда, говорят поэтические строки: «Каждый школьник мог за 10 копеек окунуться в мир фантазии, зовущей его юное воображение к звездам и покорению морских глубин». А сейчас «некогда любимые молодежью журналы вымерли, будто на них обрушился ледниковый период».

Каковы же причины столь ужасной ситуации, кто виноват? Почему происходит утечка мозгов», почему на прилавках не видно журналов «Квант» и «Юный техник»? И вот здесь уважаемые представители интеллигенции почему-то уходят от своих выразительных формулировок, в основном говорят очень осторожно, избегая называть белое и черное: «Все это имеет и объективные, и субъективные причины», но основного виновника все же смело называют: «Главной причиной является то, что общество дезориентировано теми ценностями, которые упорно внедряются в его сознание средствами массовой информации».

Свою недавнюю серию скандальных публикаций о телевидении Александр Минкин назвал «Под властью маньяков». Преамбула этой публикации из пяти статей звучит так: «Раскрыты причины и механизм общественной деградации. Если деградацию не остановить – цивилизации конец». А виноваты во всех этих ужасах – кто? – конечно же СМИ и, прежде всего, телевидение. Примеры из этих статей приводил и Сергей Миронов, обосновывая необходимость введение общественных советов на телевидении, которые будут осуществлять массовую цензуру.

Конечно, уважаемые представители интеллигенции не используют такой разухабистой терминологией, как журналист «Московского комсомольца». Но объяснение причин неблагоприятной ситуации у них сходится в общей точке: не виновато государство, не виноваты элиты, не виноваты «семья и школа», другие социальные институты. Не виноват никто, кроме пресловутого ТВ.

Благо, на него легко и безопасно можно списывать все проблемы и язвы современного общества. Почему легко – потому что современное телевидение действительно далеко от этического, эстетического, политического и какого угодно совершенства. Безопасно – потому что большая часть телевидения (по крайне мере, формально) не является государственной[2]. И эта формальная независимость, «отделенность» от государства, делает его удобной мишенью для битья, поскольку имеется хорошая возможность противопоставления плохого ТВ и хорошего государства. А если именно телевидение объявляется причиной всех социальных проблем, то («подобное – подобным») именно оно должно эти проблемы решать.

Что же предлагается в открытом письме российской интеллигенции президенту России? Предлагается ли возродить студии документальных фильмов, помочь научным и научно-популярным журналам, которые (как полагают авторы) крайне нужны, но их нет на прилавках, финансировать библиотеки, чтобы они могли покупать хорошие и нужные книги в необходимом количестве? Нет, об этом речь не идет. Если авторы письма не считают такую деятельность полезной и нужной, зачем они ссылаются на нехватку печатной продукции, нужной и полезной? Может быть, внимание государства на это не обращают в силу того, что это были бы «малые дела», не очень заметные, а потому не очень выигрышные.

Если учесть, что наука – это не только мечта юных талантов, но и огромная и высокозатратная отрасль экономики, то, может быть, нужно увеличить ее финансирование? Тогда эта отрасль станет высококонкурентной и привлечет молодежь. Ведь для молодежи сегодня важны стандарты жизни и работы, а потому без достойной оплаты, хорошего оборудования лабораторий и т.п. сложно рассчитывать, что талантливые молодые люди будут стремиться заниматься научной деятельностью, в том числе и фундаментальной - во всяком случае, в России. Сколько лет говорится об утечке мозгов как об общенациональной проблеме и о разумных путях ее решения? Но и об этом в письме не идет речи.

А ведь в стране остаются очаги сильного образования, десятки тысяч школьников участвуют в олимпиадах по разным предметам от общешкольных до международных. Высокими остаются конкурсы в университеты не только на «прибыльные» специальности. Среди молодых выпускников нет недостатка в желающих учиться в аспирантуре, а потом заниматься наукой. Но очень часто оказывается, что гораздо легче и эффективнее это делать не в России, а на Западе, и люди уезжают. Разве в этом виновато телевидение?

Но авторы письма акцентируют внимание именно на нем. В своих других выступлениях и российские нобелевские лауреаты, и многие другие говорят и о реальных проблемах и о реальных способах их решения, но здесь, сохранив общий список проблем, редуцировали их источник все к тому же телевидению. А поскольку все беды в стране от телевидения, то и решить их можно легко и выигрышно - тоже с помощью телевидения. Обращаясь к Д.А. Медведеву «не только как к главе государства, но и как к патриоту своей страны», авторы письма предлагают создать «полноценный федеральный канал «Просвещение», обращенный к молодежи. По их мнению, «такой канал позволит формировать в сознании подрастающего поколения ту систему интеллектуальных ценностей, которые обеспечат приход молодых кадров в приоритетные области науки».

Предложенное название для нового канала («Просвещение») совершенно закономерно. Ведь, согласно Канту, просвещение – это «выход из состояния несовершеннолетия», которое он понимал как «неспособность пользоваться своим рассудком без руководства с чьей-либо стороны». Населению, особенно молодежи, в традициях XVIII - XIX веков продолжают отказывать в способности пользоваться собственным рассудком.

Но если перейти от философских категорий к чисто практическим вопросам, то что такое «полноценный федеральный канал»? Это телеканал, который осуществляет круглосуточное (или почти круглосуточное) вещание. Откуда в таком количестве возьмутся кадры, способные насытить канал научной тематикой? Где взять достаточное количество интересующих молодежь научных проблем, чтобы канал работал изо дня в день? Нужен ли этот канал молодежи? Эти вопросы вообще не ставятся. Идей, как это делать, нет. В конце концов, научная тематика, несмотря на всю ее широту, недостаточна для того, чтобы целый канал рассказывал о ней изо дня в день, и чтобы у него были зрители, тем более молодые. Почему не начать с малого, но вполне достаточного: с финансирования одного, максимум, двух часов научного вещания на государственном канале «Россия»?

Понятно, что канал «Просвещение», если он будет создан, окажется исключительно высокозатратным, но при этом убыточным. Это вполне нормально: за рейтингами в таком важном деле гнаться бессмысленно. Другое дело, что на него не придет молодежь, как она сегодня практически не смотрит такие упомянутые в письме в качестве образцовых телепрограммы как «Очевидное – невероятное».

Дополнительные сомнения в разумности затеи вызывает то, что если на нашем телевидении речь о науке все-таки заходит, то результаты часто оказываются самыми плачевными. В 2006 году телеканал «Россия» (напомним, государственный) представил на соискании профессиональной премии ТЭФИ фильм «Великая сила воды». По время показа по телевидению этот фильм получил высочайшие рейтинги, о нем много говорили. Казалось бы, вот оно: наука вызывает активный интерес у зрителей! Более того, профессиональное сообщество тоже оценило его чрезвычайно высоко, этот фильм получил высшую премию российского телевидения сразу в трех номинациях: за лучший фильм, режиссуру, работу оператора. Такой успех фильма о науке как у широкой аудитории, так у экспертного сообщества, казалось бы, позволяет утверждать – именно так, увлекательно, интересно, глубоко надо рассказывать с экранов о науке. Беда в том, что фильм этот к науке имел весьма далекое отношение. Специалисты даже в смежных сферах были в ужасе от количества ошибок, передержек и количества паранауки (попытки идти в гуманитарные науки без хороших экспертов приводит к не менее печальным результатам – достаточно вспомнить фильм о падении Византии, а также фантазии на тему истории русской революции на том же телеканале «Россия»; куда корректнее в этом отношении и фильмы имеющего реальный исторический бэкграунд Николая Сванидзе на той же «России», и исторический цикл Леонида Парфенова, выверявшийся качественными научными консультантами, - «Полит.ру»).

Огромным уважением пользуется существующий уже почти 11 лет телеканал «Культура». О своем уважении к этому каналу говорят и эксперты, и простые зрители. Имидж этого канала связан с «интеллигентской» системой ценностей, к которой в общем и апеллируют авторы письма Дмитрию Медведеву. Только вот смотрят его очень немногие. Для того, чтобы апеллировать к высоким ценностям, не обязательно смотреть программы о культуре, вполне достаточно указывать на свою причастность к этим ценностям. Канал «Культура» - это знаковый канал, вряд ли нужен еще один знаковый, ему просто «не хватит места». Тем более что среди зрителей «Культуры» молодежи очень мало, его аудитория самая пожилая среди крупных каналов.

Добрые идеи, когда они реализуются на практике, часто обращаются в свою противоположность. Сколько лет говорили о том, что наши дети не имеют своего телеканала, смотрят что-то вроде «Дома-2». Как обычно, при этом детей не спрашивали, насколько им не хватает именно специального канала, да и что они понимают, несмышленыши? И вот свершилось! 1 сентября 2007 года на ВГТРК начал свое вещание детский канал «Бибигон». Интересно вспомнить, как шла рекламная кампания этого канала. В метро висели объявления, которые предлагали детям принять участие в конкурсе: присылать идеи оформления канала. А победителям обещали… Что бы вы думали: книги, игрушки? Нет, премию в сумме 250000 рублей! Но вот канал начал свое вещание, и что же мы видим на экране? В основном молодежные сериалы средней руки, фильмы, по преимуществу далеко не новые и небольшое количество передач. Среди них давно существующая на канале «Культура» программа «В музей – без поводка». Это хорошая, «высококультурная» программа, только среди ее зрителей преобладают далеко не молодые люди. Каких-то действительно популярных детских передач, программ нового типа на канале за телевизионный сезон так и не появилось.

Не вызывает сомнений, что не станет привлекательным для зрителей, прежде всего именно молодых, и канал «Просвещение». Такие названные в письме в качестве образцовых программы как «Очевидное – невероятное», «В мире науки и техники» - это программы своего времени, времени (для кого-то к сожалению, для кого-то - к счастью) ушедшего безвозвратно. Это программы, которые разговаривают со зрителями языком 60-80-х годов, нового языка, релевантного запросам современных детей и подростков, так и появилось. Показательна с этой точки зрения программа «Очевидное – невероятное», в свое время действительно популярная, упомянутая в знаменитой песне Владимира Высоцкого. В последние годы ее аудитория была малочисленной, к тому же по своему возрастному составу зрители передачи в основном близки ее ведущему.

Может быть, молодежь, ориентированная на науку, стремящаяся к научной деятельности, какие-то отдельные программы о науке и посмотрит. Только для этого нужно, чтобы возникла совершенно новая коммуникация, новый язык, которого пока просто нет, новые подходы к популяризации научного знания. Но даже не это самое главное.

Принципиально то, что запрос на новый канал исходит отнюдь не от самой молодежи, среди подписавших письмо нет ни одного молодого человека, молодое поколение никак не проявляет и никогда не проявляло своей заинтересованности в подобном проекте. Мы вновь сталкиваемся с субъектно-объектным подходом: мы - образованные люди, патриоты, люди, считающие себя ответственными за страну. Мы не сомневаемся, что молодежь нуждается в наших ценностях, и мы ей должны (и будем, если государство поможет) их транслировать. Если же молодежь в этих ценностях не нуждается, то это по недомыслию, испорченности массовой культурой, телевидением. Ну а постольку телевидение настолько испортило молодежь, что та вряд ли добровольно отреагирует на проект, значит необходимо ее каким-то образом обязать, заставить: через детский сад, школу, вуз или еще как-то. И вот, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, мы возвращаемся к советской системе, к советскому телевидению, к советским формам влияния на подрастающее поколение.


[1] Не случайно, молодой депутат Госдумы, бывший активист движения «Наши» Роберт Шлегель предложил на обсуждение поправки к Закону о СМИ, практически узаконивающие внесудебное преследование СМИ. Скорее всего, в этом виде поправки не будут приняты, но сама попытка прозондировать почву показательна.

[2] Понятно, что за исключением ВГТРК, то есть каналов «Россия», «Культура» и «Спорт».

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.