25 мая 2019, суббота, 08:29
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

03 декабря 2008, 09:18

Между империей и сверхдержавой

Каждую среду в 20:05 на частоте 99,6 выходит радиопередача «Нейтральная территория», совместный проект «Финам-FM» и "Публичных лекций «Полит.ру»". Проект посвящен попытке разобраться, как устроена окружающая нас действительность. Мы продолжаем публиковать расшифровки передач. 

Дмитрий Ицкович: Добрый вечер. Сегодня с вами в студии передачи «Нейтральная территория», совместного проекта радиостанции «Финам FM» и Публичных лекций «Полит.ру», я – Дмитрий Ицкович. Борис Долгин у нас сегодня едет в поезде. С нами Алексей Миллер, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН. Здравствуйте.

Алексей Миллер:  Здравствуйте.

Д.И.: И Илья Бер, историк, профессиональный игрок. Вот прям такой профессиональный игрок, молодой, красивый профессиональный игрок и редактор всяких профессиональных интеллектуальных игр.

Илья Бер: Здравствуйте.

Д.И.: Высшая лига «Что? Где? Когда?», «Своя игра» и всякая такая премудрость, которая, как оказалось, и спорт, и шоу-бизнес, и здесь есть свои профессионалы. Сегодня мы говорим в студии об империи, о том, что такое империя и имперское самосознание, о том, где мы живем, в каком пространстве. Телефон нашей студии 730-73-70. И Илья приготовил для нас вопрос.

И.Б.: Вопрос звучит очень просто: хотите ли вы, наши слушатели, чтобы в ближайшее время наша страна Россия стала сверхдержавой? Почему «да», или почему «нет»?

Д.И.: То есть почему ты лично хочешь, чтобы Россия стала империей или сверхдержавой?

И.Б.: Да, именно так. Империей или сверхдержавой. А это одно и то же или нет? Давайте спросим у Алексея Миллера.

А.М.: Нет, не одно и то же. Вообще, понятие «великая держава»…

Д.И.: То есть сверхдержава и великая держава – это тоже разные вещи?

А.М.: Да, это разные вещи. Пояснить?

Д.И.: Да, ждем.

А.М.: Понятие «великая держава» возникло в начале XIX века на Венском конгрессе, когда Европу обустраивали после войны с Наполеоном.

Д.И.: Такие вершители судеб собрались.

А.М.: На конгрессе было очень много комитетов. И только пять держав были во всех комитетах представлены: Россия, Пруссия, Австрия, Британия и Франция. Вот это и были великие державы. А были какие-то империи, которые на тот момент не являлись великими державами.

Д.И.: Например?

А.М.: Испанская – никто не интересовался ее мнением. Или Османская, которая тоже была важна, владела большими территориями в Европе, но и ее никто не спрашивал. Вот с этого момента Россия становится великой державой и остается ею до Первой мировой войны. Были проблемы, потому что ей всегда говорили: да, конечно, вы сильные, вы часть концерта, конечно, мы вас слушаем, но, с другой стороны, что-то у вас там не совсем так…

Д.И.:  …с демократией.

А.М.: : …с цивилизацией, с формой правления…

Д.И.: Все то же, что и сейчас.

А.М.: Очень похоже.

И.Б.: Концерт – это понятие, которое тогда существовало, да? Европейский концерт великих держав, вы имеете в виду?

А.М.: Да. Собственно, кризис начался после Крымской войны. Ну вот, а был ли Советский Союз великой державой? И оказывается, что нет, никогда не был.

Д.И.:  Потому что он в G8 не входил?

А.М.: В некотором смысле. Ну смотрите, до Второй мировой войны Советский Союз, в общем, был парией в международных отношениях, многие не имели с ним дипломатических отношений, и вообще это как бы не член клуба. А лосле Второй мировой войны Советский Союз – сверхдержава, правильно?

Д.И.: Большой кусок мира.

А.М.: Второй полюс системы.

И.Б.: А нельзя сказать, что до войны только он себя воспринимал как великую державу, как сверхдержаву, а другие его не воспринимали, а после – стали?

А.М.: Тут очень важен вот этот интерактивный момент. Можно, конечно, себя воспринимать великой державой – ну и ходи с этим по улицам. Для того чтобы быть великой державой, надо, чтобы и другие тебя так воспринимали.

Д.И.:  Великая держава – это член клуба великих держав.

А.М.: Вот именно!

И.Б.: Хорошо. То есть необходимо всеобщее признание?

Д.И.: Почему всеобщее? Признание со стороны равных.

А.М.: И вот в этом смысле вроде бы Советский Союз – сверхдержава и второй полюс мира, но все остальные бывшие его партнеры по концерту, они в другом клубе, они на другом полюсе.

Д.И.: И он тогда – не великая держава?

А.М.: Он – сверхдержава, но не великая держава, он не член клуба. Вспомните перестройку. За что боролись-то? О чем Горбачев говорил: «Мы хотим вернуться в цивилизованное человечество»? В переводе на язык самосознания империи – мы хотим  заново стать великой державой. И если мы эту разницу поймем, то на многие вещи даже сегодняшней политики мы сможем по-другому посмотреть.

Д.И.: Илья, мне хотелось бы вернуться к твоему вопросу и напомнить телефон нашего эфира 730-73-70. Или можно задавать вопросы на сайте finam.fm (такое расширение, как «ru», «com», «net», «edu» и что-нибудь еще). Вопрос Ильи был про то, хотят ли наши слушатели опять стать жителями сверхдержавы или…

И.Б.: Давайте остановимся тогда на сверхдержаве, вот на этом слове.

Д.И.: Не великой державы, а сверхдержавы, то есть доминирующей державы. Державы, которая есть некоторый центр мира. И их личные ощущения, зачем это им надо.

И.Б.: Или не надо.

Д.И.: И вернуться все-таки к нашей теме. Илья – профессиональный игрок в интеллектуальные игры, историк. И эти игры очень похожи, они разыгрывают такие же исторические картины, только виртуальные, вымышленные, здесь какие-то логики существуют, данные существуют, факты, которые как-то обыгрываются.

И.Б.: Да.

Д.И.: Но современная история, она ведь занимается не только большими героями – Цезарями, Наполеонами, Гитлерами, Сталиными, Черчиллями – неважно, хорошими или плохими, но и простыми людьми, их самочувствием и самосознанием. И влиянием этого простого человека, маленького человека – какого-то человека, его движением по каким-то траекториям, и как он вписывается в общую историческую канву, что с ним происходит в этой канве. И вопрос, мне кажется, ведь про это, про то, как люди реагируют на свое существование в той или иной форме. И империя – это некоторый символ доминирования, это некоторый символ самоуважения: я – пусть кто я кто угодно, но я житель великой империи. Я римский гражданин в каком-то смысле. И когда люди теряют эту часть себя, эту часть своей идентификации, они это переживают очень сильно. Почему?

А.М.: Во-первых, римский гражданин – это не только гордость по поводу того, что есть империя, и она большая, это гордость своим статусом и набором своих прав.

Д.И.: То есть это скорее американский гражданин в современном мире, чем советский?

А.М.: Вот им енно. То есть можно гордиться тем, что мы делаем ракеты и перекрываем Енисей, а можно гордиться тем, что…

Д.И.: …в любой другой стране мира тебя уважают, и твоя валюта – самая главная в мире, и ты можешь вообще весь мир обрушить.

А.М.: И у себя дома ты, между прочим, обладаешь какими-то правами. Римский гражданин среди прочего, он и дома был с правами.

И.Б.: И при этом он еще должен чувствовать себя гражданином, а не подданным, да? Это разные понятия.

А.М.: Об этом и речь. Если права – то ты гражданин.

Д.И.: Это обязательная часть империи – быть гражданином, а не подданым. Империя не может быть монархической, она не может быть подданной. Потому что Россия всегда была подданнической страной, до сих пор мы себя вручаем по известному принципу дихотомии вручения и договора.

А.М.:  Ну да, всегда. Но при этом, смотрите, все-таки XIX век – это попытка России снова догнать. Потому что в XVIII веке не было проблемы – везде монархия, и у нас монархия – вот и хорошо.

Д.И.: Давайте прервемся на звонок слушателя. Нам позвонил Вячеслав.

Вячеслав: Добрый день.

И.Б.: Здравствуйте.

Вячеслав: Знаете, мне хотелось бы сначала задать вопрос.

Д.И.: Давайте задавайте.

Вячеслав: Первый вопрос звучит просто. Когда мы затрагиваем проблему мироустройства и миропорядка, то вопрос стоит в том: если в мире есть сверхдержавы, то тогда к чему мы должны стремиться, поскольку есть силы, которые нас подавят.

Д.И.: Вячеслав, спасибо, ваш вопрос понятен. А есть ли у вас ответ, хотите ли вы жить в сверхдержаве?

Вячеслав: Это зависит от ответа на заданный мной вопрос. Если такие силы есть, то я хочу сопротивляться. Я должен быть тоже сильным, чтобы на силу ответить силой. Поэтому нужно понимать мироустройство и миропорядок.

Д.И.: Спасибо, Вячеслав. Мы, кажется, поняли ваш вопрос.

А.М.: На самом деле это довольно трезвая точка зрения. Но, опять же, тут нужно разобраться. Смотрите, считалось, что великая держава в XIX веке – это такая держава, которая может сопротивляться, именно противостоять в военном отношении любой коалиции других великих держав, по крайней мере, некоторое время.

Д.И.: То есть она самостоятельный игрок?

А.М.: Да, самостоятельный игрок. И в этом смысле, да, нужно быть сильным. Другое дело, это не значит, что какая-то из этих держав могла доминировать целиком. В этом суть концерта XIX века.

Д.И.: Это те, которые между собой договариваются. Они достаточно сильны, чтобы между собой разговаривать и договариваться. А для сверхдержавы этот договор не нужен.

А.М.: До Первой мировой войны они даже могли воевать друг с другом.

Д.И.: Здравствуйте еще раз. Напоминаем, что в эфире «Нейтральная территория» –совместный проект радиостанции «Финам FM» с одноименным сайтом, на котором можно задавать вопросы (так же как по телефону 730-73-70), и «Публичных лекций «Полит.ру». Вы можете читать распечатки нашей беседы и на сайте finam.fm, и в некоторой редактуре на «Полит.ру». С нами в эфире два историка. Один – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, и я скажу вам по секрету, самый главный у нас в стране специалист по империи и имперскости всевозможной. Это Алексей Миллер. И Илья Бер, который немножко предал свою историческую науку ради других профессиональных увлечений – он профессиональный игрок в интеллектуальные игры, которые на самом деле часто разыгрывают имперскую карту внутри себя, внутри этих игр. И у нас на линии еще один звонок. Давайте мы вначале на него ответим, а потом дальше поговорим. Добрый день, Лев.

Лев:  Добрый день. Я сначала пару слов хотел бы сказать насчет того, что если ты не признан, то ты не империя. Может быть, с точки зрения историка или культуролога это так, но с точки зрения кибернетики или социоэкономики это совершенно неверно. А насчет ответа на ваш вопрос… Просто русский – это идеократическое сознание, который любит яркие образы, любит красный флаг, любит все большое, любит свою, а не европейскую архитектуру, свою русскую литературу…

Д.И.: А вы лично?

Лев: Я, естественно, русский, поэтому я все это тоже люблю.

Д.И.: Простите, одну секундочку. Мы так устроены, что любим говорить на глубокие достаточно и важные темы, но хотим прорыва к вам лично. Вот вы лично хотите жить в сверхдержаве?

Лев: Естественно.

Д.И.:  Потому что это яркий образ, красивый?

Лев: Да.

Д.И.: Мне этот ответ очень нравится. Спасибо. Алексей, нравится ответ?

А.М.: Ну, нравится, только надо разобраться. Потому что образы – это хорошо. А цена? Кто и сколько платит за статус сверхдержавы? Хочешь жить как при Советском Союзе что ли? Не ездить никуда, со свободами хрен знает что, больше половины бюджета на ракеты и т. д. – этого хочешь?

Д.И.: Зато портвейн дешевый.

И.Б.: Вы знаете, обычно хочется всего сразу: и севрюжины с хреном, и Конституции, как сказал наш классик.

А.М.: Между прочим, те социологические данные, которые у меня есть, показывают: народ-то все-таки научился считать, и подавляющее большинство не хочет возвращения к статусу сверхдержавы Советского Союза, а вот великую державу хочет.

Д.И.: Я напомню слушателям, я уже говорил в наших предыдущих передачах, о Валентине Федоровне Чесноковой, книгу которого сейчас можно почитать на «Полит.ру». Мы эту книгу «Язык социологии» публикуем ее по главам. В ней есть утверждение о том, что русскому национальному характеру свойственна тяга к стопроцентному консенсусу. Что русские люди хотят и любят такое единение, и готовы ради этого на большие жертвы. Например, она этим объясняла принятие большого террора, что да, у нас уничтожают много людей, но это разменная карта большого консенсуса.

И.Б.: Имеется в виду единение друг с другом?

А.М.: Я извиняюсь, а как она это аргументировала?

Д.И.: Это слишком долгий разговор, прочитай.

А.М.: Потому звучит что неубедительно очень.

Д.И.: Я понимаю, что ты с этим не согласен, я уверен, что ты с этим не согласен. Хотя мне кажется, это сильная мысль, яркая, не считаться с которой, просто так ее выкинуть, нельзя. Вопрос о другом. Когда мы спрашиваем человека во время прямых опросов, а у нас, вообще-то, мастеров по опросам не так много, мы на передаче «Нейтральная территория» говорили, что это довольно редкий талант, то мы прорываемся, скорее всего, не к глубокой индивидуальной сущности человека, свойственной его национальной идентичности, например, или наднациональной идентичности. Потому что вопрос, сформировано ли в России национальное государство, было ли оно сформировано до конца, и как оно функционирует, – Леш, согласись, это тоже такой сложный вопрос.

А.М.: Могу ответить – не сформировано.

Д.И.: Большинство историков считают, что у нас не было никогда настоящей сформированной нации. А опросы прорываются к культуре, культура часто блокирует такие глубинные сущности как, например, тяга к страданию, каким-то таким скрытым, глубоким  вещам.

А.М.: Это вообще свойство человека – тяга к страданию, к насилию, к сексуальному удовольствию и т. д.

Д.И.: Прости, Леша, что прерываю, но я напомню вопрос слушателям. Илья, какой у нас был вопрос?

И.Б.:  Вопрос такой: хотите ли вы, чтобы наша страна Россия в ближайшее время стала сверхдержавой? Если да, то почему? И если нет, то почему?

Д.И.: А мы разобрались, что такое сверхдержава. Наш телефон 730-73-70. Свойственна ли тяга к страданию и насилию вообще человеческой сущности?

А.М.: А культура все-таки немножко это…

И.Б.: Культура – надстройка, которая это должна сглаживать.

А.М.: Вот и сглаживает.

Д.И.: Нет, не сглаживает, она репрессирует, подавляет.

А.М.:  Отчасти да, ну и слава богу.

Д.И.: Так  живем мы сейчас в империи или нет?. Понятно, Советский Союз был империей. Была метрополия, была такая континентальная, каким-то образом (неважно сейчас, каким) устроенная империя. Вроде бы она раскололась. Возможности дальше колоться, приобретать какие-то еще острова, может быть, и есть. Но осталось ли что-то имперское, как это сейчас проявляется? Вот в последней истории с Грузией, это как-то проявилось? А.М.:  Вопрос первый – в каком состоянии мы сейчас живем? Я бы ответил, в постимперском. Как проявляется в истории с Грузией? Это замечательный вопрос, потому что мне кажется, что на примере Грузии как раз очень хорошо можно показать, в чем различие советской традиции, советского наследия и того наследия, которое можно назвать, условно говоря,  «романовским».

И.Б.: Объясните. Это не всем очевидно.

А.М: Если мы говорим о романовской империи, о царской России, то как о великой державе, а о Советском Союзе – как о сверхдержаве. И в чем между ними разница? Вот смотрите, с 8 по 12 августа – с того дня когда война началась, и до того дня, когда к нам прилетел товарищ Саркози, – из Москвы не исходит никаких внятных сигналов по поводу того, что же мы там собираемся делать: где мы остановимся, собираемся ли вообще где-то останавливаться или нет. И моя догадка, а у меня есть некоторые даже обрывки информации, так что она не на пустом месте возникла: происходит борьба. Я не думаю, что люди принимавшие решения осмысливали ситуацию а этих категориях, но…

Д.И.: В категориях сверхдержавного и великодержавного менталитета.

А.М.: Вот! То есть, один вариант – все, идем на Тбилиси, Саакашвили утопим где-нибудь, посадим, условно говоря, Георгадзе, и пусть они тогда попляшут.

Д.И.: Есть такая гипотеза.

А.М: С технической точки зрения все это было очень легко сделать. Другой вариант, который в конечном счете и был принят 12-го числа…

Д.И.: Давайте посоветуемся в нашем клубе.

А.М.: Давайте остановимся, потому что если мы оккупируем Грузию, сменим правительство и т. д. – всё, коммуникации нарушены, мы встали в позицию Советского Союза. То есть мы сделали, что хотели, а вы идите на три буквы, но и мы тогда пошли на три буквы..

Д.И.: Леша, я предлагаю принять звонок слушателя, а потом вернуться к этой теме, потому что, кажется, она может развиваться достаточно интенсивно. Давайте послушаем Зинаиду Ивановну, здравствуйте, Зинаида Ивановна.

Зинаида Ивановна: Добрый вечер. Вы знаете, постольку-поскольку мы образовывались тогда, когда мы сами стремительно учились и старательно учились, есть такое замечание, если вы позволите, скромное замечание. Во-первых, нашу родину, огромную страну, в каком бы качестве она ни была, всегда украшали наши люди. И даже когда политический жаргон говорил, что это быдло крестьянское и тому подобное…

Д.И.: Зинаида Ивановна, дорогая, мы с вами абсолютно согласны.

Зинаида Ивановна: Минуточку, вы сейчас на три буквы посылали? Посылали. Так вот, дайте я скажу. Страна у нас крестьянская, земельная держава, и всегда была держава, которая кормила зерном и вологодским маслом…

Д.И.: Зинаида Ивановна, спасибо, мы вашу позицию поняли.

Зинаида Ивановна: У меня есть предложение, чтобы первая победная битва над фашизмом под Москвой в 41-м году была первой победой, а то, что было с Грузией, – была последняя победная битва над фашизмом.

Д.И.: Спасибо. Прервался звонок. И давайте сразу еще одного слушателя послушаем, тезку нашего Ильи. Илья, здравствйте.

Илья:  Здравствуйте. Меня зовут Илья Белов. Я бы хотел вам дать ответ, почему я хочу видеть свою страну великой державой.

Д.И.: Великой державой или сверхдержавой? У нас выяснилось, что есть разница.

Илья: Великой державой, потому что сверхдержава – это уже некоторые перегибы. Британию не привел ни к чему хорошему статус сверхдержавы. Вот почему я Россию хочу видеть великой державой. Дело в том, как я ощущаю, страна – это некоторое отображение меня, моей личности, моей национальности (я русский). И человеку свойственно расширяться, расти. Я бы хотел, чтобы моя страна была достойной и представлена сильной на международной арене.

А.М.: А можно мне Илью спросить? Вот вы сказали «расширяться, расти», что вы имели в виду? Территориальное расширение или что-нибудь другое?

Илья: Не обязательно территориальное, но иногда это и в территориальном виде рост, наверное, должно быть.

И.Б.: То есть надо было зайти в Тбилиси и остаться там?

Илья: У меня нет ответа на этот вопрос. Может быть, и надо было. Может быть, не надо было там остаться, но сделать все, что нужно было сделать: свернуть этот режим, и уйти.

Д.И.: Спасибо, Илья.

И.Б.: Можно я скажу? Есть интереснейшая историческая штука, которая, может быть, Илье подскажет ориентир, надо или не надо было уходить. Известно, что один из сильнейших моментов в истории России, когда Россия была мощнейшей державой, это перед Крымской войной. Самые печальные события и самые печальные последствия для России во внешнеполитическом плане наступили как раз после Крымской войны, когда остальные сильные державы, с которыми Россия, как им казалось, не захотела считаться, испугались. И Россия заключила самые невыгодные для себя мирные договоры, одни из самых невыгодных во всей истории.

А.М.: Я мало что понял из сказанного Ильей. Другие державы испугались после Крымской войны?

И.Б.: Нет, ведь из-за чего началась Крымская война? Формально из-за иерусалимских святынь.

А.М.: А реально?

И.Б.: А реально из-за того, что Николай I стремился следовать охранительной позиции и охранять священный союз… Но, мы уже, я думаю, уходим от темы…

А.М.: Нет, понимаете, какая штука… У нас очень много непроясненных моментов даже применительно к таким важным вещам.

Д.И.: Мы разговариваем сегодня про имперскость, про имперское самосознание, про сегодняшнюю империю, про нас в этой империи, о том, как империя зависит от нас: обычных простых людей, обывателей. И о том, как мы зависим от того, в какой стране мы живем. Мы выяснили, чем отличается сверхдержава от великой державы и что такое империя в современном мире. С нами в эфире историк, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Алексей Миллер. И Илья Бер – историк по по образованию, а сегодня профессиональный игрок. Он играет в высшей лиге «Что? Где? Когда?», играет в «Свою игру» и пр. Нам звонят слушатели, мы их попросили отвечать на вопрос…

И.Б.: Вопрос о том, хотят ли они, чтобы Россия в ближайшее время стала сверхдержавой?

Д.И.: И зачем это им надо. Телефон эфира 730-73-70. Я предлагаю сейчас все-таки… Я предлагаю принять еще один звонок слушателя, а потом вернуться к теме Грузии, закончить ее. Потому что она мне кажется крайне показательной, и она вскрыла очень много не только в политике верхов, властей, но и в самосознании простых людей. У нас звонок. Здравствуйте, Станислав.

Станислав: Здравствуйте! То, что многие люди хотят видеть Россию могучей державой, – это общее место. Я, например, «ящик» не смотрю, только слушаю приемник. И что меня удивляет? Никто никогда, ни один историк или политик не хочет вспомнить о том, что у нас же была великая Русь, славяно-арийская империя. Об этом все больше сейчас источников письменных…

Д.И.: Спасибо. Простите, ради бога, но мы не готовы эту тему поддерживать.

И.Б.: Просто к истории это не имеет никакого отношения.

Д.И.: Нет, это имеет отношение к теме нашего разговора об историческом самосознании людей и о том, кем они себя числят. Это вообще ситуация архетипическая, по-моему, всегда так и происходит, просто потому, что у нас проблема с формированием национального. Поэтому у нас возникают эти мифы, они не гаснут, они очень живые и актуальные.

А.М.: На самом деле, все эти звонки среди прочего показывают, как это понятие, этот более-менее пустой резервуар люди загружают совершенно разными смыслами. Одни – советской ностальгией, другие – чем-то более рационализированным, третьи говорят – «красный флаг, я люблю им помахать», четвертые – славяно-арийская держава. Это же все разные смыслы, которые грузятся в один такой резервуар.

Д.И.: Да, это правда. Чеснокова Валентина Федоровна, которую я все время упоминаю, книгу которой «Язык социологии» можно почитать на «Полит.ру», а в сети книгу о русском национальном характере, по-моему, это очень глубокие обе книги, в разговоре устном она говорила, что у нас нация мобилизационная. Когда возникает потребность в мобилизации, нация есть. Великая Отечественная война – есть нация. Есть враг, есть идея победы – великая нация. Кончается война – опять она куда-то растворяется и исчезает, она неуловима, она в каких-то признаках существует, а в каких-то ее не существует. Давайте все-таки продолжим и закончим разговор про Грузию.

А.М.: Я вот что хотел сказать. Вопрос ведь в том, как и когда ты останавливаешься, если ты ведешь войну. И вот случай с Грузией, с моей точки зрения, очень положительное явление. Это очень оптимистичная вещь – что мы остановились там, где остановились. Может быть, могли остановиться чуть раньше, но, во всяком случае, слава богу, что не пошли дальше. И есть другие такие сюжеты. Вот мы в перерыве вспоминали про Константинополь, про то, что могли занять Стамбул и не заняли в свое время. И это, с моей точки зрения, далеко не всегда показатель слабости. А вопрос в том, ты останавливаешься, потому что сам для себя определил некие пределы? Или потому, что эти пределы установил тебе кто-то другой, зная, что сам ты остановиться не в состоянии. И в этом способность державы себя контролировать, способность к ограничению какому-то.

Д.И.: И с кем-то себя соотносить. Потому что в грузинском конфликте Россия себя соотносила с Америкой, а не с Грузией.

А.М.: С Америкой она воевала в некотором смысле.

Д.И.: И соотносила в этом конфликте, по-видимому.

А.М.: Соотносила, но как соотносила? По-разному. С одной стороны, вот американцы, смотрите, что в Ираке сделали – вот давайте и мы сделаем то же самое. Слава богу, что мы не пошли по этому пути. Другое дело, вспомните, когда Саркози приехал, что он говорил? Вот мы приехали, и смотрите, как у нас неплохо получилось поговорить, а нам все говорили – не надо туда ехать. В принципе, спасибо товарищу Саркози, что приехал. Потому что, начиная с мюнхенской речи Путина, все время Кремль говорит одно и то же: ребята, вы нас не слушаете. У нас накапливается очень большое раздражение по этому поводу, оно может прорваться. Оно и прорвалось в Грузии по полной программе.

Д.И.: Да, да, да. Оно и было артикулировано, как раздражение.

А.М.: В некотором смысле. Вот страна большая, вроде как уже и сила есть, а никто не смотрит на тебя как на великую державу, и никто с тобой не разговаривает.

Д.И.: Да, хамят.

А.М.: Хамят. Значит, то, что Медведев решил войска остановить, а с Саркози приехал поговорить, означает, что это выбор в пользу традиции Романовых, в пользу традиции великой державы, а не сверхдержавы, которая ни с кем не разговаривает. Помните, что такое Громыко – мистер «нет». Разве мы этого хотим?

Д.И.: Илья, как настоящий профессиональный игрок, подготовился к разговору основательно.

И.Б.: Да, я подготовил некоторые не вопросы даже, а выдержки. Я запустил перед передачей в поиск по блогам в Интернете слово «имперство». И мне было интересно, что разные люди в своих дневниках…

Д.И.: Имперство? Есть такое слово?

И.Б.: Не вполне литературное, но звучит. Как они понимают это имперство. В дневниках представлено, например, такое мнение, такая позиция: «Имперство – это особый склад личности, для которой духовное выше материального, служение идее выше защиты своих частных интересов, государство выше общества. Откровенно говоря, я не вижу ничего плохого в таком имперстве, более того, всякий русский консерватизм будет всегда так или иначе связан с имперством». Есть такая позиция, а есть и противоположная: «Действительно, русских и придумали-то как население, которое будет служить империи. У других народов имперство иногда было временной болезнью, но русские именно созданы империей и для империи, созданы, чтобы быть рабами. Итак, всякий, кто объявляет себя русским, тем самым объявляет себя рабом». Я специально нашел такие крайние позиции, как известно, в блогах у нас диапазон очень широкий. Как бы вы прокомментировали это?

А.М.:  Ну что же , эти две позиции имеют очень длительную традицию.

Д.И.: В каком-то смысле они сходящиеся ведь, те, что были здесь озвучены. И то, и другое – это все-таки вручение себя. Это не договор о чем-то, о службе, например, это стопроцентная отдача себя. Одна позиция - уничижительная, а другая – возвышающая, но они похожи.

А.М.: Смотрите, какой парадокс получается. Если мы посмотрим на европейские нации и государства, где в XIX веке была в том или ином виде построена демократия – Франция, Британия – что это такое? Это же метрополии, такие ядра европейские, ядро империй. То есть то, что они империи, не помешало им…

Д.И.:  …внутри себя построить демократию.

А.М.:  …внутри себя построить нацию и даже демократию. Про Британскую империю всегда шутили, что она ни из какой колонии не уходит, не оставив ей предварительно непригодную к использованию конституцию. Но, так или иначе, у нас в сегодняшнем языке очень сильно зафиксировано: либо империя – либо нация, либо империя – либо демократия. Но это не совсем верное противопоставление. Империя не обязательно блокирует демократическое развитие. Кстати, с точки зрения тех, кто живет на периферии империи в подчиненном положении, я подозреваю, лучше быть подданным традиционной автократической империи с монархом…

Д.И.:  Защищают покруче, чем при демократической.

А.М.: Чем при империи демократической, где имеют свободу, но этой свободой пользуются в том числе для совершенно зверских методов эксплуатации периферии.

И.Б.: А у меня тогда вопрос: США – это империя сейчас?

Д.И.: Давайте поговорим об этом чуть позже. А сейчас послушаем тоже Илью, но другого, который звонит нам по телефону. Здравствуйте, другой Илья.

Илья: Добрый вечер. Хотел бы я видеть Россию великой империей? Да, хотел бы. Это было бы приятно. Но при этом у этой империи должно быть грамотное руководство, которое в любом случае отвечало бы и за свои действия, и за свое мнение.

Д.И.: Это правда, конечно. Это как «хочу ездить на такси, но чтобы таксист был при этом не пьяный и умел водить машину».

Илья: Если взять, допустим, СССР и выступление Хрущева, когда он стучал каблуком по трибуне и кричал «Я вам покажу кузькину мать!». Стыдно было за себя и за нас. Стыдно было за Россию в начале 90-х, когда была чеченская кампания…

Д.И.: Спасибо за ваш ответ. Он принимается во всех смыслах этого слова.

А.М.: То, о чем он сейчас говорил, Илья, это ведь как раз вопрос об интерсубъективном: как ты выглядишь, и как тебя воспринимают. А от этого прямой мостик к Соединенным Штатам. Помните, была такая «империя зла», которая называлась Советский Союз?

Д.И.: А в ответ на что это было сказано, Алексей, не помнишь?

А.М.: Не помню.

Д.И.: А это важно, между прочим. В бога они не верят – поэтому-то «империя зла».

А.М.: И есть американская, «хорошая империя», она же всем нравилась…

Д.И.:  В бога верят потому что.

А.М.: В том числе. Ну, разве в Советском Союзе не верили в бога? Говорили: «Бога нет, а Маркс – его пророк».

Д.И.: Неправда, не так говорили, это так шутили, издевались.

А.М.: Но вот что важно. Советский Союз пропал, и по прошествии совсем небольшого времени неожиданно Соединенные Штаты оказались в роли Советского Союза. Они оказались в этой роли этой «плохой империи». Сегодня проблема заключается для них среди прочего в том, чтобы понять, почему сложился этот имидж, что с ними произошло, почему их все видят как империю, и почему слишком много людей видят их как империю зла?

Д.И.: Напомню наш эфирный телефон 730-73-70. И поговорим еще про Америку, это, по-моему, интересно. Потому что Америка действительно себя ведет как финансовая империя прежде всего, и для меня там удивительные вещи…

А.М.: Ну почему только как финансовая?

Д.И.: Не только как финансовая. Но сейчас, будучи сама в жесточайшем кризисе сама, она своим сателлитам – развивающимся странам – дает большие деньги.

А.М.: А сколько она берет у других сателлитов! Нет, она по всем параметрам империя. У нее 700 военных баз. Вы только себе представьте, что это такое!

Д.И.: С этой страшной мыслью мы напоминаем, что в студии Алексей Миллер, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН. Тема нашей сегодняшней передачи «Нейтральная территория» – совместном проекте радиостанции «Финам FM» - империи. Сайт также называется finam.fm, и туда можно написать какое-нибудь письмо с вопросом или предложение темы. Телефон нашего эфира 730-73-70. И еще в студии Илья Бер, профессиональный игрок, правда, не в азартные игры, а в интеллектуальные…

И.Б.: Большая разница.

Д.И.:  Это довольно редкая профессия, когда человек зарабатывает деньги интеллектуальными играми. А еще он историк по происхождению, по своему образованию. Илья Бер спросил слушателей… Что спросил?

И.Б.: Спросил я: хотите ли вы, чтобы Россия в ближайшее время стала сверхдержавой или нет? Если хотите, то почему, если не хотите – то тоже почему?

Д.И.: Мы остановились на Америке, почему Америка стала «плохой империей».

И.М.:  Как бы это место освободилось. Плюс США, естественно, постарались очень сильно с Ираком и т. д. И смотрите, как поменялась конфигурация: теперь американцы плохие. Но у них сейчас появился шанс вырываться из этой роли с новым президентом. И

уже есть новый претендент на роль «хорошей империи» – это Европейский Союз. И если вы будете говорить с элитами развивающихся стран, кто вам больше нравится – Европейский Союз или Соединенные Штаты, они скажут: «Ой, стилистическим нам заметно ближе европейцы».

Д.И.: Да, интересный вопрос. Почему Америка как империя становится «плохой империей»? Еще раз, «империя зла – Россия», это фраза Рейгана по поводу того, что они в бога не верят. Я, между прочим, абсолютно присоединяюсь к этому определению. Но мне кажется, что с Америкой происходит другое: американцы очень непластичны по отношению к другому, к чужому. У них тот самый плюрализм, за который боролся Михаил Сергеевич во время своего правления…

А.М.: Моноцентричный. Они перестали других слушать.

Д.И.: Да, они никого не слышат уже.

А.М.: Это то, что наши кремлевские обитатели называют многополярным миром, они кричат, что нужен многополярный мир, что хватит …

Д.И.:: «Мы дру-ги-е! Мы дру-ги-е!»

А.М.: Нет, хватит делать вид, что никого вокруг больше нет.

И.Б.: Все говорят, что так нельзя: американцы заходят куда хотят, когда хотят, в Ирак, когда захотят, еще куда. Вот теперь, пока не избран новый президент, думали, пойдут ли они в Иран. Пока не пошли, не известно, что будет дальше. С точки зрения имперства интересно еще поговорить о Китае. Казалось бы, огромная страна с огромной историей и традициями. Можно ли ее воспринимать как империю, есть ли у нее имперские амбиции?

А.М.: Конечно, это империя и по своей традиции, и по своей истории, и по своему сегодняшнему состоянию. Но эта империя очень непохожа на другие, в том числе и потому, что у китайцев меньше и по-иному сформулирован импульс территориальной экспансии. Это ведь не обязательно захват территории с включением в империю, это может быть и демографическое завоевание.

И.Б.:  Они это воспринимают как завоевание?

А.М.: Во многом, да, ведь китайцы почти не ассимилируются.

Д.И.: А ты знаешь, кто еще не ассимилируется практически?

А.М.: Кто?

Д.И.: : Британцы. Это такой исторический имперский феномен.. Потому что, например, французы или испанцы, или португальцы: мы смотрим – Бразилия, Латинская Америка – новые расы созданы. Это совершенно новые расы с другими культурами. А британцы – нет.

А.М.: А китайцы в Малайзии, китайцы в Сингапуре. Это же огромная имперская экспансия. Но китайцы всегда делали ставку на культурную абсорбцию. Для них, скажем, завоевание их монголами и империя с чужеродной династией – это не было большой проблемой, потому что в конечном счете они делали из них китайцев. Ведь что такое один из главных символов Китая? Это Великая китайская стена. Стену строят не в момент экспансии, а в момент защиты от какого-то за счет избавления от неконтролируемого пространства.

И.Б.: А экономическая ситуация?

А.М.: А это уже другое дело. И логика меняется, потому что нужны ресурсы, которых жутко не хватает. Кто в Африке сегодня игрок номер один? Это уже Китай.

Д.И.: Безусловно набрана какая-то инерция, но нельзя сказать, что она невозвратная, она может поменяться в обратную сторону. Так же как Китай может оказаться за Великой китайской стеной, в которой не только тушенка и машины, но и реальные каменные сооружения, границы между людьми, такой шанс есть и у нас – вернуться за свою стену. Мы все-таки тоже долго жили за стеной.

А.М.: У нас заметно меньше шансов. Во-первых, потому что все-таки наша цивилизация намного меньше, намного менее закрытая. Само рождение этой цивилизации, очень сильно связано с Европой.

Д.И.: Знаешь, на прошлой передаче у нас был Юра Плюснин, замечательный человек и полевой социолог, очень наблюдательный. И он рассказывал, что когда он был в Шанхае, то в монастыре увидел толпу крестьян, каких-то специфических крестьян. То есть не вообще крестьян, а какую-то компактную толпу. И он говорит, что неожиданно для себя увидел вдруг русских крестьян, увидел таких людей, которые между Уралом и Волгой живут. У них выражение глаз было точно таким же. И мы даже с Юрой говорили о теории серединной расы, куда русское население попадает, со своим очень специфическим все-таки менталитетом, со специфической оседлостью и неоседлостью.

А.М.: Я только хочу, чтобы мы оставались в рамках сегодняшнего контекста. Сколько этих крестьян-то у нас осталось? Господа, мы же говорим о прошлом.

Д.И.: Сейчас мы вернемся к этому разговору. А пока у нас звонок. Здравствуйте, Николай.

Николай:  Я хотел спросить, хотя это не совсем вопрос. Было две империи: империя царская и потом, как ее наследие, была империя советская. Это ведь две совершенно разные империи.

А.М.: Святые слова.

Николай: Две совершенно разные империи. Это раз. Потом возникла американская империя. Давайте попробуем разделять: мы говорим об экономической империи, или этнической, или какой-то еще империи?

А.М.: Империя не бывает этнической.

Николай: Американская империя – это экономическая империя, но никак не этническая, не наша империя, не российская. И в ответ на ваш вопрос я скажу: я за российскую империю.

Д.И.:  Спасибо. Коротко, ясно и по существу.

А.М.: Святые слова – Советский Союз и империя Романовых – это две разных империи с двумя разными проектами и внутренним устройством, и все в них очень разное.

Д.И.: По-разному и, в общем, с разным концом.

А.М.: Да.

Д.И.: Хотя и тот, и другой не очень хороший.

И.Б.: Смотрите, как интересно. Вы говорили, что по опросам большинство людей склоняются к тому, что они все-таки не хотят жить в империи и развиваться как сверхдержава.

А.М.: Не совсем так. Они не хотят жить в сверхдержаве, не хотят вернуться в Советский Союз.

Д.И.: То есть не хотят вернуться в ситуацию закрытости.

И.Б.: Тут дело в том, как стоял вопрос. Не хотят вернуться в советскую сверхдержаву? Или не хотят жить в сверхдержаве?

А.М.: Сейчас долго объяснять, но это делали грамотные социологи, все корректно. Сейчас вышла книжка, называется «Наследие империи и будущее России», я ее редактор. Покупайте, читайте, там вся эта социология представлена, что называется, lege artis, то есть представлена информация, кто опрашивался, как опрашивался, какие вопросы, какие ответы, с таблицами, графиками и т. д.

Д.И.: А я бы хотел вернуться на шаг назад, к словам, что крестьян не осталось. Крестьян, конечно, не осталось. Беда с этим, и это беда ведь не только наша, но и французская, испанская, американская – какая угодно, что трансформируется жизнь пейзан. Но при этом любая страна живет во многом на этом самом пейзанском мифе – на сеновале, на самогоне, на чем-то таком коренном, что где-то в скрытом виде находится, и чем она питается. И страны делают большие, капиталоемкие усилия по поддержанию такой традиционной жизни.

А.М.:  Ну да, где-то больше, где-то меньше.

Д.И.: Традиционных форм производства сыра ли, мяса ли, чего-то еще. Более того, от диетологов я слышал утверждения, что во многом именно за такими продуктами будущее. Что мы просто в силу глобализации получаем от продуктов? Например, во многом причина проблемы ожирения в том, что если раньше в одном апельсине было Х витаминов, то теперь в том же самом апельсине Х, деленное на 10. Он же быстро произведенный, этот апельсин, и калорий в нем столько же, а вот других, полезных вещей гораздо меньше. Человек может страдать от витаминного голодания, а по количеству потребляемых калорий просто обжираться. И это, между прочим, вполне соответствует теме нашего разговора, потому что это касается внутреннего устройства, устройства людей, их отношения к собственной жизни. А это и есть тема нашего вопроса. Я себе представил такую картину: вот мы выезжаем за этой самой нормальной жизнью, приезжаем в деревню какую-нибудь под Воронеж, маленькую такую деревню, и там нас встречают добродушные узбеки и предлагают отведать настоящего деревенского плова, попить настоящего деревенского зеленого чая…

И.Б.: Ну, в некоторых местах это уже реальность.

Д.И.: Да, это становится реальностью. И это в корне может поменять наше самосознание, потому что все цивилизации по происхождению все равно связаны с коренной жизнью, с землей.

А.М.: Существует такое понятие – экотуризм, и это очень мощная отрасль в Европе. Но надо отдавать себе отчет, что немецкие, австрийские, французские фермы, куда приезжают туристы, они уже по-другому живут. Они живут не с того, что производят сельскохозяйственные продукты, а с того, что они обслуживают туристов, сохраняя какую-то экологическую подлинность.

Д.И.: Но ведь  есть огромные сети экологических магазинов, это же индустрия.

А.М.: Понимаешь, это важно. Это же другой смысл совсем. И у нас это будет, я два дня назад видел репортаж по телевизору о том, как экотуризм на Белгородчине развивается. Там хатку как-то отделали…

И.Б.: Я тоже видел.

А.М.: Умывальник во дворе, горожане могут приехать, окунуться в крестьянский быт.

И.Б.: И очень важный момент: туда уехали городские люди, с высшим образованием практически все.

Д.И.: Это в наших традициях. Алексей не даст соврать, всегда так и было.

И.Б.: Хождение в народ такое. Только все равно это не исконное все равно, это не люди, которые там были, а потом уехали в город.

Д.И.:Все равно люди идут за исконным, находят, не находят, и об этом куча анекдотов есть. Анекдоты заметнее, конечно, чем нормальная жизнь, но все равно люди ищут какую-то традиционную практику, ищут корни, с которыми они могли бы себя отождествлять. Разве нет?

А.М.: Ну да. Но только империя тут, в общем, не при чем.

И.Б.: Я не думаю, что это может быть массовым с точки зрения сельскохозяйственного производства. Это именно такие очаги.

А.М.: Нет, может, может.

Д.И.:  Это может быть массовым, и бывало массовым, и может быть еще массовым. И, мне кажется, хотя империя, может быть, не при чем, а может быть, и при чем. Потому что здесь проявляется устойчивость самосознания, плотность ядра самосознания. Люди говорят: «Мы хотим жить в великой державе. Мы хотим жить в сверхдержаве». Ведь за этими словами стоит готовность к какой-то жертве, к обмену чего-то на что-то. Это все равно ценностные вещи.

А.М.: Ты затрагиваешь очень важную вещь. Потому что это сознание, да, это традиция, что мы сильны, и мы в некотором смысле самостоятельны.

Д.И.: И мы такие! Вот такие!

А.М.: Да, но дальше начинается масса дополнительных вопросов и модификаций. То есть мы самостоятельны, или нас все боятся? Мы расширяемся, или уже хватит, наигрались? И так дальше, и так дальше.

И.Б.: Тут грань очень тонкая, и пройти по лезвию бритвы – в этом собственно и состоит задача политиков.

А.М.: Ну вот и слава богу, и я об этом тоже говорил.

Д.И.: Политики тоже опираются на ценностные картины мира и в соответствии с ними совершают выбор.

А.М.: В случае с Грузией…

И.Б.: …как вам кажется, это получилось. И не тоже так кажется.

А.М.: Мы, слава богу, остановились сами. Слава богу и Николя Саркози, да и Дмитрию Медведеву.. Если какие-то внутренние механизмы такого сдерживания будут отработаны, чтобы мы не уносились в эйфорию куда-то, все будет хорошо.

Д.И.: Наша передача подходит к концу, осталось несколько секунд, чтобы наполнить название нашей передачи – «Нейтральная территория» – совместный проект радиостанции «Финам FM» и «Публичных лекций «Полит.ру». Читайте нас на finam.fm и «Полит.ру». Спасибо. Мы рады вам.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

24.05 18:55 Депутат предложил учредить звание «Заслуженный предприниматель России»
24.05 18:36 Суд поместил в изолятор агрессивного священника из Троице-Сергиевой лавры
24.05 18:15 В ЛНР подсчитали количество желающих получить гражданство РФ
24.05 18:01 Москва и Минск договорились разработать методику оценки ущерба от «грязной» нефти
24.05 18:00 Повторные толчки землетрясения 1959 года произошли в Йеллоустоне спустя 58 лет
24.05 17:55 Сердюков в «Ростехе» заработал за год более 200 млн рублей
24.05 17:48 Ядерный центр в Сарове заказал книги и иконы со стразами почти на 2 млн рублей
24.05 17:37 В Москву придет летняя жара
24.05 17:32 Нефтяников уличили в невыполнении поручений Козака
24.05 17:23 На Украине открыли два дела об отмывании денег со стороны Порошенко
24.05 17:02 Фигурант «дела ЮКОСа» назвал «незаконным бредом» вынесенный приговор
24.05 16:55 Полиция объявила экс-координатора «Открытой России» в Тюмени в федеральный розыск
24.05 16:42 Грецию уличили в подделке данных о финансах для вступления в ЕС
24.05 16:40 Мединский отказался комментировать расследование ФБК о его пентхаусе
24.05 16:31 Альфа-банк подал пять исков против Хотина
24.05 16:30 В школах Воркуты отменили занятия из-за метели
24.05 16:15 Осужденного экс-генерала Следственного комитета отпустили из тюрьмы
24.05 16:15 В Туле застрелили полицейского
24.05 16:04 Росстат объяснил завышенную оценку роста промышленного производства
24.05 15:57 В Дагестане у сотрудников Росреестра нашли недвижимость на 20 млрд
24.05 15:31 Акционеры Сбербанка утвердили Грефа на посту руководителя еще на 4 года
24.05 15:10 Депутаты обжаловали указ Зеленского о роспуске Рады в Конституционном суде
24.05 15:00 Непохожесть двух сторон Луны объяснили столкновением с карликовой планетой
24.05 14:58 В Ростове-на-Дону задержан замначальника УФНС России
24.05 14:41 Глава Карачаево-Черкесии пообещал найти замену Арашукову
24.05 14:23 Полиция начала проверку по факту переодевания школьников во Владивостоке
24.05 13:56 Доля вкладов россиян в валюте оказалась на минимуме за полгода
24.05 13:46 Кремль прокомментировал отставку Мэй
24.05 13:19 В Марий Эл старшеклассник напал на депутата на последнем звонке
24.05 13:08 Епархия выступила за перенос обсуждения строительства храма в Екатеринбурге
24.05 13:00 Уникальный древний щит из коры был найден в Англии
24.05 12:44 Сбербанк сообщил о снижении ставок по ипотеке
24.05 12:29 «Яндекс» приобрел права на сериал «Слуга народа» с Зеленским
24.05 12:12 Тереза Мэй уйдет в отставку
24.05 12:05 Партия экс-президента Порошенко сменит название и лидера
24.05 11:51 В армии РФ ввели должность главного сержанта
24.05 11:45 Российские банки начали запрашивать у своих клиентов СМС-коды
24.05 11:28 Суд вынес заочный приговор фигуранту дела «ЮКОСа» за хищение 1 трлн рублей
24.05 10:57 Умерла историк Наталия Басовская
24.05 10:48 Мост через Волгу подорожал до 200 миллиардов рублей
24.05 10:31 СК реабилитировал конструктора МВД в деле о хищении 1,4 млрд рублей
24.05 10:20 Администрация Зеленского предложила провести переговоры с РФ
24.05 10:12 Эксперты спрогнозировали беспрецедентное число самовыдвиженцев на выборах-2019
24.05 10:02 Рейс Курган-Москва не смог взлететь из-за технических неполадок
24.05 10:00 Песни пожилых самцов кажутся самкам сверчков более привлекательными
24.05 09:55 Силовики ликвидировали трех боевиков в Дагестане
24.05 09:30 Сургутский депутат задекларировал десятки квартир и десять самолетов
24.05 09:25 Полковника ФСБ Черкалина задержали после показаний экс-владельца «Югры»
24.05 08:59 Коломойский заявил о желании вернуть свою долю в «Приватбанке»
24.05 08:48 WikiLeaks отреагировала на обвинения против Ассанжа
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Коми Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Северный поток» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Пермский край Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции российское гражданство русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба Федеральная таможенная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.