НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

13 марта 2009, 09:39

Алексей Первый – человек Божий

В ночь на 10 марта (н. ст.) 1629 года в семье московского царя Михаила Федоровича произошло событие исключительно желанное и весьма долгожданное – царица Евдокия Лукьяновна Стрешнева родила, наконец, ребенка мужского пола. Говоря иначе, третьим ребенком в царской семье оказался мальчик, потенциальный наследник трона – в полном соответствии с решением Собора 1613 года, присягнувшего не только новому царю Михаилу, но и новой династии – его прямым потомкам Романовым.

Неделю спустя, 17 марта, на праздник св. Алексия Человека Божия, младенец был крещен в трапезной Чудова монастыря, получив имя в честь святого.

Все эти дни в Кремль нескончаемым потоком шли поздравления и подарки – да и сам царь Михаил вряд ли стеснялся в выражении собственной радости. Еще бы: вопреки досужим слухам о прогневавшей Бога царской чете, которой Господь посылает одних лишь дочерей, родился вполне здоровый мальчик. Недаром об этом молился специально выписанный из далекого соловецкого скита праведный старец Елиазар (наставник будущего патриарха Никона)!

Как бы то ни было, пройдет еще шестнадцать лет, и 3 июля 1645 осиротевший Алексей действительно станет русским царем Алексеем Первым, в каковом статусе пробудет тридцать лет – вплоть до собственной кончины 19 января 1676 года. Как и его отец, он долго правил, хотя и не слишком долго жил.

Собственно, Московия семнадцатого века в первую очередь и ассоциируется у нас со временем Алексея Михайловича "Тишайшего" – и это несмотря на то, что правил он не дольше собственного отца, а до конца столетия от его смерти пролегает путь почти в четверть этого столетия – вмещающий по крайней мере формально еще два правления трех, а то и четырех (как посмотреть) монархов.

В самом деле, для такого чувства есть вполне достаточный резон. Царствование Алексея Первого – действительно как бы классическая в своем роде эпоха. Сменившая эпоху постсмутного устроения и предшествующая, в свою очередь, эпохе перемен, начавшихся едва ли не сразу по кончине царя – а вовсе не с Петра Первого.

Кажется – стоит сказать себе "семнадцатый век" и закрыть глаза, как возникнут образы этих самых московских краснокирпичных, украшенных поливными изразцами посадских церквей: что еще может лучше свидетельствовать о безопасности и зажиточности столицы? И вправду – во все тридцатилетие царя Алексея внешний враг не ступал на землю его государства, территория которого, напротив, расширялась, включив в себя в конце концов такие важные центры, как Смоленск и Киев. Население росло и, кажется, богатело. Чем не благодать?

И каким-то явным на фоне этих ассоциаций диссонансом прозвучит, по результатам внимательного рассмотрения, вынужденная оценка данного политического деятеля как крайне неуспешного. Неуспешного политика, неудачливого главы государства. Неуспешного как в сравнении с сыновьями, так и в сравнении с собственным отцом.

Действительно, налицо уже упомянутый мною однажды феномен нашего восприятия истории – перенос достижений одного правления на другое, более позднее. Так же точно, как свершения века "веселой царицы Елизаветы Петровны" мы склонны относить на эпоху Екатерины Великой, многие результаты правления елизаветинского прадеда мы мысленно отдаем ее деду.

Попробуем перечислить хотя бы некоторые из них.

1. Освоение Сибири. Практически весь путь до Тихого океана был проделан землепроходцами в годы царствования Михаила Федоровича – лишь финальные аккорды относятся к первым годам Тишайшего: основание Анадырского острога в 1648 и Охотска в 1647 годах.

2. Создание "полков нового строя", введение европейских воинских званий, начало активного найма иностранных офицеров – все это было начато в преддверии "Смоленской войны" 1632-34 г.г.

3. Первая попытка строить современные корабли в России. Это не корабль "Орел" 1667-1670 г.г., а построенный голштинцами в 1634-36 г.г. под Нижним Новгородом "Фредерик". В отличие от "Орла", этот корабль сумел выйти в Каспий и доплыть до Дербента.

4. Первые крупные предприятия с участием иностранного капитала – в металлургии это привилегия Виниуса на строительство железоделательного завода под Тулой от 1632 года.

5. Из того же ряда – под Астраханью первая попытка вырастить виноград и создать российское виноградное вино.

6. Начало регулярного составления "курантов" – дайджеста иностранной прессы, прообраза первой русской газеты.

7. Важнейший указ, запрещавший московским боярам и прочей столичной элите обзаводиться землями в приграничных ("украинных") районах – что гарантировало местным дворянам и прочим служилым людям неприкосновенность их собственности. Напротив, фактическая отмена этой нормы в угоду московским "сильным людям" при царе Алексее создала потом значительные проблемы в обороне и заселении вновьосваиваемых земель.

8. Первая русская миссия в Китай – это экспедиция Петлина 1618 г.


Надо сказать, что если царю Алексею досталось государство с работающей системой управления, то его отец получил Россию с предельно расстроенными финансами, разрушенной системой налогообложения, разбежавшимся и обнищавшим населением, предельно запутанными правами и претензиями представителей высшего класса, войной разом с двумя внешними врагами – Польшей и Швецией, оккупировавшими значительную часть территории государства, мощным, хотя и разнородным партизанским движением всевозможных сил, не признававших власть Романовых, отсутствием легитимного церковного единоначалия и пр. и пр. Изо всего этого и многого другого, вроде знаменитого московского пожара 1626 года, в одночасье уничтожившего большую часть налоговой, кадастровой и военно-учетной документации страны, правительство Михаила сумело выкарабкаться. Причем, выкарабкаться без чрезмерных репрессий – смертная казнь в это царствование применялась ощутимо реже, чем в следующее.

А что же его сын? При Алексее Михайловиче было, как известно, принято Соборное Уложение 1649 года – российская "конституция", ставшая основой законодательства страны вплоть до 1917 года. Именно в ней крестьяне окончательно лишались права перехода, т.е. прикреплялись к хозяину безальтернативно. Царь Михаил же, несмотря на много более тяжелые обстоятельства, не пошел на такое превращение крестьян в рабов, хотя давление на него со стороны мелкопоместного дворянства – главного бенефициара данной меры – было, надо полагать, не меньшим. Более того, при нем были изданы указы, ограничивающие для отдельных категорий населения возможности превращения в холопов – т.е. практически в рабов.

Тем не менее, в царствование Алексея Тишайшего реформированием тоже занимались. И всякий раз попытка реформы порождала серьезный кризис, зачастую – что называется, на ровном месте. Так, реформа системы налогообложения в первые годы правления царя привела к "Соляному бунту" 1648 г. Реформа оборота алкогольной продукции 1652 г. выдохлась сама собой, нанеся при этом мощнейший удар по государственным финансам. Реформа наличного денежного обращения породила инфляцию и знаменитый "Медный бунт" 1662 года. Но самый кровавый, безумный и долгоиграющий кризис – церковный Раскол – породила богослужебная реформа 1653 года. Общим итогом правления царя Алексея стало нарастание государственной ксенофобии, загнавшей даже московских служилых иностранцев в гетто Немецкой слободы на Яузе, и прямо связанного с этой ксенофобией комплексного отставания страны от Европы по всем почти факторам развития. Добавим, что царь Михаил предпринимал неоднократные попытки породнить свою династию с европейскими правящими домами – через собственный брак либо через бракосочетания своих потомков. Попытки были неудачными – но они хотя бы были, тогда как царь Алексей никаких движений в этом направлении не предпринимал вовсе. Начав царствовать, Тишайший принял страну в состоянии прочного мира с основными соседями, умирая же, оставил своему преемнику государство, воюющее с Османской империей, тогда как с Польшей вопрос закрывало лишь Андрусовское перемирие, заключенное в 1667 году на 13.5 лет.

И все-таки царь Алексей в каком-то смысле ближе нам, чем его отец. И дело тут, понятно, не в его качествах государственного деятеля, а в личных свойствах. Так, если Михаил встает со страниц документов почти исключительно формальной своей стороной – ритуальными словесными формулами, столь же ритуальными телодвижениями в ходе многочисленных религиозных и официозных обрядов, участие в которых и составляло, похоже, основное содержание жизни русского царя в 17 веке, – то его сын, не менее отца религиозный и ценивший атрибуты своего сакрального статуса, сумел все-таки оставить по себе и иную память – память живого человека, частного лица.

Вот как пишет о нем В. О. Ключевский:

"Алексей любил, чтобы вокруг него все были веселы и довольны; всего невыносимее была ему мысль, что кто-нибудь им недоволен, ропщет на него, что он кого-нибудь стесняет. Он первый начал ослаблять строгость заведенного при московском дворе чопорного этикета, делавшего столь тяжелыми и натянутыми придворные отношения. Он нисходил до шутки с придворными, ездил к ним запросто в гости, приглашал их к себе на вечерние пирушки, поил, близко входил в их домашние дела. Уменье входить в положение других, понимать и принимать к сердцу их горе и радость было одною из лучших черт в характере царя. Надобно читать его утешительные письма к кн. Ник. Одоевскому по случаю смерти его сына и к Ордину-Нащокину по поводу побега его сына за границу - надобно читать эти задушевные письма, чтобы видеть, на какую высоту деликатности и нравственной чуткости могла поднять даже неустойчивого человека эта способность проникаться чужим горем. В 1652 г. сын кн. Ник. Одоевского, служившего тогда воеводой в Казани, умер от горячки почти на глазах у царя. Царь написал старику отцу, чтобы утешить его, и, между прочим, писал: "И тебе бы, боярину нашему, через меру не скорбеть, а нельзя, чтобы не поскорбеть и не поплакать, и поплакать надобно, только в меру, чтобы бога не прогневить". Автор письма не ограничился подробным рассказом о неожиданной смерти и обильным потоком утешений отцу; окончив письмо, он не утерпел, еще приписал: "Князь Никита Иванович! не горюй, а уповай на бога и на нас будь надежен". В 1660 г. сын Ордина-Нащокина, молодой человек, подававший большие надежды, которому иноземные учителя вскружили голову рассказами о Западной Европе, бежал за границу. Отец был страшно сконфужен и убит горем, сам уведомил царя о своем несчастии и просил отставки. Царь умел понимать такие положения и написал отцу задушевное письмо, в котором защищал его от него самого. Между прочим он писал: "Просишь ты, чтобы дать тебе отставку; с чего ты взял просить об этом? думаю, что от безмерной печали. И что удивительного в том, что надурил твой сын? от малоумия так поступил. Человек он молодой, захотелось посмотреть на мир божий и его дела; как птица полетает туда и сюда и, налетавшись, прилетает в свое гнездо, так и сын ваш припомнит свое гнездо и свою духовную привязанность и скоро к вам воротится".

Отметим, что в случае В. А. Ордина-Нащокина царь как в воду глядел: молодой человек, пространствовав несколько лет по Европе, (отбыл он, между прочим, прихватив казенные деньги) вернулся и был прощен царем – вместо положенного жестокого наказания он получил пост воеводы в весьма хлебном Галиче.

Вообще же – Алексей Михайлович был царем-литератором. Не первым, впрочем, на русском троне и не последним. Его перу принадлежат не только упомянутые Ключевским письма, но и такое специфическое произведение, как "повесть о преставлении патриарха Иосифа" – своеобразная вставка в частное письмо митрополиту Никону, в некотором роде – пародия на жанр агиографии. Еще более неожиданным творением пера царя Алексея является "Урядник соколиной охоты" – техническое руководство, страстно и вдохновенно описывающее любимую забаву Тишайшего. Добавим еще, что среди нереализованных намерений Алексея Михайловича значится отчетливое желание написать "воспоминания о Польской войне" – т.е. о войне 1654-1667 годов. Если бы он все-таки сделал это, то, наверное, стал бы первым русским мемуаристом.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.