НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

04 июня 2009, 15:10

Уроки Пикалево

Скандал в городе Пикалево Ленинградской области, где почти встали три градообразующих предприятия и на улице оказалось сразу несколько тысяч человек, взбудоражил широкие слои федеральной общественности. Вчерашний день прошел в обсуждении - едет все-таки Владимир Путин в Пикалево или нет (он-таки прилетел и это отдельная тема для обсуждения), а депутаты-единороссы даже внесли проект закона о национализации предприятий Пикалево.

История с Пикалево в зените, и есть все основания полагать, что предприятия скоро заработают, а СМИ и общественность о существовании городка позабудут. Самое время делать выводы – и есть из чего. В ситуации вокруг Пикалево много аспектов – социальный, экономический, корпоративный, управленческий – и все они вылезли в нужный момент, чтобы одним скопом продемонстрировать то, какова «малая Россия» сегодня.  Попробуем разобрать их по очереди.

История первая: корпоративная

Все три вставших пикалевских предприятия входили в единую производственную линейку и все три оказались в руках различных собственников (см. справку ниже). Вернее, оказались не сразу. К началу 2000-х они как раз были сосредоточены в одних руках, подготовлены к продаже. Два завода из трех были проданы. Ничего страшного, но такова история российского бизнеса, что в случае появления предприятий, входящих в один цикл, у разных собственников, конфликт запрограммирован. Говорят, что отношения монопольного поставщика с монопольным потребителем не прописаны в экономической теории – слишком мало теории получается. Российская специфика в том, что таких отношений получилось довольно много. Поставщики «Магнитки» некогда предпринимали атаку на комбинат с целью захвата и город Магнитогорск был вынужден «затянуть пояса» на несколько месяцев. А недавно поставщики «АвтоВАЗа» оставили завод без комплектующих: у завода были неплатежи, а принимать плату «неживыми» деньгами поставщики не хотели. Вполне можно понять и тех, и других: на обоих предприятиях кризис (в т.ч. повышенные риски неплатежей и падения продаж) и заниматься благотворительностью никто не хочет. 

В Пикалево вышла российская история в миниатюре: собственники начали то ли борьбу за активы, то ли один из собственников (скорее всего, «Базэл-цемент») утратил интерес к профилю глиноземного завода, то ли еще какое-то недопонимание случилось. По крайней мере, менеджмент «Евроцемент групп» обвинял «Базэл-цемент» в атаке с целью захвата их пикалевского завода. «Базэл цемент вяло отбивался тем, что остановил завод с целью перепрофилирования в цементный. Естественно, компании  еще и судились.

Если бы конфликтом собственников объяснялось все происходящее в Пикалево – это был бы короткий разговор для узкой аудитории читателей деловых газет (в них, кстати, Пикалево обсуждается регулярно и уже года полтора в связи с этим бизнес-конфликтом). Однако начались протесты населения.

История вторая: социальная

Жители Пикалево выходят на митинги уже несколько месяцев, губернатор Сердюков обсуждал Пикалево с президентом. Депутаты Госдумы за тему ухватились (мотивация депутатов в данном случае не вполне ясна) и начали всячески Пикалево подсвечивать. Страсти накалились, когда жители города перекрыли федеральную трассу, что отсылало к лихим 90-м и шахтерам на Горбатом мосту. Дело неслыханное в эпоху путинской стабильности - после акций против монетизации льгот в Подмосковье вроде бы прецедентов не было.

Нельзя сказать, что власти не понимали, чем чреват кризис. Понимали. Моногородам были предоставлены разнообразные многомиллиардные льготы в рамках антикризисных мероприятий. «АвтоВАЗу» так и вовсе выделили помощь в размере 25 млрд – только не увольняйте персонал.

Нельзя сказать, что различные эксперты не предупреждали власти, что  где-то все равно произойдет выплеск социальной энергии. Предупреждали. Евгений Гонтмахер в статье «Ночеркасск-2009» описывал вероятный сценарий такого протеста. Цитата: "В городе Н-ске произошло массовое высвобождение людей с местного машиностроительного (металлургического, химического и т. п.) градообразующего предприятия. Его владелец несколько месяцев пытался не допустить этого, отправив наиболее ценных работников в административные отпуска с выплатой 2/3 зарплаты и уволив почти весь офисный персонал. Но чудо не произошло: спрос на продукцию этого завода так и не восстановился до предкризисного уровня, деньги на поддержание оставшихся кадров тоже кончились. Вот и пришлось увольнять всех подряд". Дальше шли совсем уже кошмарные сценарии, вплоть до захвата протестующими губернатора.

Почему же не уследили за Пикалево? По причине того, что федеральные власти довольно плохо представляют страну, которой управляют. То есть, они относительно неплохо оперируют статистикой и валовыми показателями. С детализацией проблема: а) отсутствует механизм обратной связи, б) реальной полевой социологии в России относительно мало, в) данные различных мониторингов не дают полной картины, г) местное начальство зачастую боится докладывать наверх о конфликтах, с которыми не в силах разобраться самостоятельно. Это те базовые проблемы, которые необходимо решать и решать относительно быстро – информационный вакуум властей приводил уже в прошлом к самым плохим последствиям – Николай II, например, пребывал благодаря окружению в уверенности, что народ монарха обожает, а утверждающие обратное паникеры ничего в сути российской государственности не понимают. Пребывал, надо сказать, вплоть до Февральской революции, после чего записал знаменитое «кругом измена, трусость и обман».

Выводы стоило бы сделать и гражданам: одной из немногих действительно эффективных форм защиты рабочих от работодателей в западном индустриальном обществе являются профсоюзы. Буде граждане хотят, чтобы ситуация с Пикалево не повторялась – что неизбежно – им надо придумать формы самоорганизации для защиты своих интересов от интересов бизнесменов. Разумеется, нынешний ТК делает стачки делом непростым, но и работодатель, отягощенный соглашением с профсоюзом, сильно задумается, прежде чем уволить «в никуда» рабочих предприятия или снизить им зарплату. У пикалевских рабочих неплохой пример есть просто под боком – профсоюз Всеволожского завода «Форд» уже несколько лет в целом успешно противостоит менеджменту завода и отстаивает свои права. Иные примеры не столь цивилизованы: перекрытие трасс и силовой захват мэрии как метод добиться социальной справедливости походят на бунт.

История третья: информационная

Тему Пикалево начали активно подсвечивать относительно независимые СМИ (федеральные телеканалы старательно обходили протестные выступления стороной). В этом многие увидели подтверждение своих страшных конспирологических идей. Версии варьировались – то ли кто-то «заказал» «Базэл-цемент» с Олегом Дерипаской (лидер профсоюза его компании даже заявляла, что работники предприятия едят собак, а самого Олега Владимировича обещала накормить «Бухенвальдской похлебко»й), то ли губернатора Сердюкова.

В эти рассуждения углубляться не хочется, но стоит отметить – если бы не подсветка в СМИ, пикалевские жители могли бы протестовать еще лет 10 – и не факт, что хоть кто-то обратил бы внимание на их проблемы. Свобода слова (пусть относительная, половинчатая) здесь сыграла на руку и гражданам, и властям.

Информационный вал просто обязывал власть предпринять решительные шаги - и вот группа депутатов внесла законопроект о национализации предприятий с компенсацией (небольшой)  собственникам. Разговор о национализации наверняка не превратится в реальность, но лишний раз предостережем депутатов от подобных заявлений. Речь идет о волюнтаристской национализации a la Уго Чавес, практически без обоснования. Право частной собственности незыблемо – это одна из главных либеральных ценностей. Российские власти обычно это хорошо понимают и всякие «национализации» ЮКОСа или же «ЭйрЮнион» все равно проходили по «законному» сценарию – налоговые претензии, банкротство за долги. Взять и отнять у собственника предприятие, мотивируя это целесообразностью момента – это все равно, что отобрать тостер у домохозяйки, сказав, что мэр города распорядится им лучше – это и не самоочевидно, и незаконно.

Другое дело, если собственник сам готов избавиться от неликвида и получить приличествующую компенсацию – здесь в дураках остается государство. В таком разрезе прав Евгений Гонтмахер, полагающий будто решение о национализации будет означать, что по всей стране появятся десятки «Пикалево». Это будет корпоративный шантаж государства – может быть и волна увольнений («у нас уже 15 тысяч без работы – купите», «а у нас 30 – купите нас»).

О том, как поведут себя портфельные инвесторы, если национализация свершится, даже думать не хочется. На мало интересующий портфельщиков «Мечел» они отреагировали, как мы помним, бурно. На превращение российской практики в венесуэльскую… Все-таки полезнее было бы, если бы это был такой «хитрый» пиар-ход отдельных партийцев или даже всей «партии власти».

История четвертая: управленческая

Итак, высшая точка пикалевской драмы – Путин прилетел в Пикалево. Или не прилетел – его пресс-секретарь возможного визита не опроверг, но заявил (на момент написания этого текста), что Путин пока в Пикалево не был. Летел Путин, в любом случае, на Петербургский форум, но Пикалево пришлось включить в программу. Президент и премьер сетовали на то, что управление в ручном режиме – неправильно, надо выстраивать институты. И опять перед нами смелое управленческое решение, первые лица государства на передовой, решают, шумят, проводят водопровод и дарят платья. Только в данном случае все серьезно – проблему трех небольших предприятий и нескольких тысяч людей не может решить никто, кроме первых лиц. Конфликт, ситуация средней сложности не решается без их участия. Это крайне тревожный сигнал и это еще один урок пикалевского кризиса.

Машина госуправления и местные власти оказались недееспособны в решении проблемы маленького города. В этом видится две проблемы: проблема ресурсов и проблема компетенций. Регионы и муниципалитеты жалуются на недофинансирование регулярно, с началом кризиса ситуация усугубилась – это факт. И свободных средств, скажем, для трудоустройства пикалевских рабочих – например, на общественные работы - власти не могут найти. Или не хотят – и здесь уже проблема компетенций. Федеральный центр и органы надзорного и карательного свойства активно следят за тем, чтобы региональные власти не допускали особого роскошества при трате денег. В свою очередь, регионы и регинональные силовики-минфины следят за муниципалитетами. В конечном счете, это приводит к тому, что над каждым начальником висит «дамоклов меч» нецелевой траты. Аппаратный выбор очевиден: не тратить ничего сверх положенного и записанного в местный бюджет, перекладывая ответственность за форс-мажорные ситуации на другие уровни власти или нерадивых бизнесменов.

Итоги неутешительны. Частный случай небольшого города демонстрирует сразу несколько патологий в развитии российского общества и власти. Когда сторонники действующей политической системы говорят о том, что никакого договора властей и населения о «стабильности в обмен на политическую пассивность» не существует, они, вполне вероятно, правы. Существует договор «стабильность в обмен на отказ от радикальных форм протеста» – бунта, захвата власти. Если этот договор нарушается, получается Пикалево.

Неприятно и то, что политическая система (в широком смысле) не способна решать частные проблемы. Не хватает гибкости, зоны ответственности распределены невнятно, нет системы диагностики социальных настроений, а обратная связь не выстроена (не считать же впрямь таковой «приемные Путина»). И опять получается Пикалево.

Отсутствие возможности защиты своих прав наемными работниками от бизнеса было в значительной степени инспирировано государством. ТК 2002 года существенно сузил поле для деятельности независимых профсоюзов. Формально почти всегда в трудовых конфликтах прав собственник. Люди такого не приемлют и выходят на улицы. Получается Пикалево.

Самый кошмарный сценарий, который на сегодня может быть, уже обсуждается в СМИ. Кратко он описывается так: таких городов по стране немало, и где «грохнет» в следующий раз – предугадать сложно.

Справка: бизнес в Пикалево

12 октября 1992 г. зарегистрировано акционерное общество открытого типа «Пикалевское объединение «Глинозем» (с 29 апреля 1996 г. – ОАО «Пикалевское объединение «Глинозем»).

15 октября 2001 г. вследствие слияния с ОАО «Волховский алюминий» реорганизовано в «Пикалевский Глинозем», ставший филиалом ОАО «Металлург».

Реорганизация и распродажа:

В 2001 году в ОАО "Металлург" 81,8% акций принадлежал группе, которую в Санкт-Петербурге представляли предприниматели Михаил Шлосберг и Алексей Шмаргуненко (в этой группе 52,3% акций принадлежал компании "Aimet UK Ltd" (Великобритания, подконтрольна, как считалось, совладельцу банка «Флора-москва» Александру Бронштейну с партнерами), 13,68% - Shanton (Мальта), 15,69% - ООО "Предприятие ЛТР"). Кроме того, 14% акций "Металлурга" находилось в руках Российского федерального фонда имущества (РФФИ), а оставшиеся 4,32% распределены между АОЗТ "Светоч", ООО "Невский гранит" и несколькими физическими лицами. 14 процентов акций купил «Русал» Олега Дерипаски в 2003 году. В 2003 году произошло слияние бизнеса Бронштейна и партнеров с СУАЛом: (договоренность достигнута в конце 2002 года) наряду с другими алюминиевыми активами (в обмен на 18 процентов акций, позже доля сократилась до 11 процентов) компании Виктора Вексельберга и партнеров отошел Пикалевский глинозем. Александр Бронштейн с партнерами избавились от доли в СУАЛе в конце 2005 года. В результате реорганизации бизнеса СУАЛа после слияния с «Русалом» (договоренность о сделке достигнута в 2006 году), в феврале 2008 «Базэл-цемент-Пикалево» стал отдельным ЗАО, подконтрольным «Базэл-цементу».

С 1 января 2004 г. на базе цементного и содопоташного производств филиала «Пикалевский Глинозем» были созданы дочерние общества, соответственно, ЗАО «Пикалевский цемент» и ЗАО «Метахим».

«Пикалевский цемент» продан Интеко Елены Батуриной в 2003-2004 годах, в 2005 перепродан «Евроцемент групп» Филарета Гальчева.

ЗАО «Метахим» осталось за Бронштейном и партнерами.

Банк «Флора-Москва»:

Банк "Флора-Москва" в 2002 году контролировал ОАО "Металлург" (с октября 2001 года объединяет ОАО "Волховский алюминий" и ОАО "Пикалевское объединение 'Глинозем'"), ОАО "Волгоградский алюминий" (почти 100% через ООО ВАЛК-АГ), Волгоградский металлургический завод "Красный Октябрь", ОАО "Калачевский судостроительно-судоремонтный завод", ОАО "Ключевский завод ферросплавов", АО "Рязаньцветмет".

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.