22 мая 2019, среда, 11:59
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

19 ноября 2009, 09:02

Психиатр как судебный эксперт – между молотом и наковальней

Проблема судебной психиатрической и психолого-психиатрической экспертизы становится в российском судопроизводстве все более острой. Без нее не обходятся ни судебные решения по особо тяжелым и опасным преступлениям, ни имущественные дела в гражданском процессе, ни решения мировых судей по наиболее близким населению проблемам.

Как и вся судебная система в нашей стране, экспертиза переживает кризис, который, с моей точки зрения, является порождением актуальной и неразрешенной проблемы зависимости/независимости юстиции в целом. Эксперты лишены независимости как единственного условия их справедливых и обоснованных решений. А ведь именно от этих решений – в силу отсутствия специализации судов и нежелания судей вдаваться в тонкости медицинских критериев вменяемости и недееспособности – зависят судьбы многих тысяч наших граждан.

Казалось бы, любой эксперт на то и эксперт, чтобы он мог давать оценки, абсолютно не зависимые от любых внешних обстоятельств и уж тем более не зависимые от интересов заказчика экспертизы – неважно, идет ли речь о пресловутой «башне Газпрома» или о вменяемости человека, обвиняемого в уголовном преступлении. На деле же судебно-психиатрические эксперты в первую очередь зависимы именно от судебно-следственных органов, которые требуют от них не помощи и профессиональной оценки, а готовых альтернативных решений, избавляющих судей от ответственности за выносимые ими приговоры или определения.

Это тем более опасно, что психиатрические и психолого-психиатрические заключения должны носить вероятностный характер и предлагать следствию и суду далеко не всегда однозначные выводы - ведь медицинские и психологические заключения в принципе содержат момент неокончательности, поскольку связаны с большим числом как биологических, так и социальных факторов.

Зависимость экспертов от судебно-следственных органов связана еще и с тем, что возможность влияния на этих экспертов безгранична из-за отсутствия какого-либо независимого контроля над деятельностью судебно-психиатрических комиссий. В работе судебно-психиатрических комиссий практически исключены принципы гласности и публичности судебного процесса: там не могут быть представлены стороны, даже если такими представителями являются специалисты. Комиссии отстранены от участия в судебном процессе, во время которого раскрываются или должны раскрываться все нюансы дела и особенности личности подсудимых, истцов и ответчиков. Им лишь предлагаются для анализа материалы дела – а они составляются под влиянием той или иной концепции и далеко не всегда объективны.

Примером эффективности равноправного и независимого участия экспертов в судебном процессе может служить единственная в своем роде судебно-психиатрическая экспертиза по делу Буданова, проведенная представителями различных психиатрических школ в ходе длительного судебного процесса. Эта действительно независимая экспертиза отвергла все предыдущие экспертные решения, вынесенные за пределами непосредственного судебного разбирательства и под влиянием сил, не имеющих отношения к правосудию.

Давление на эксперта, помимо возможности прямого подкупа (а такие случаи, к сожалению, не анализируются прокуратурой и высшими судебными инстанциями), может осуществляться путем административного давления на членов судебно-психиатрической комиссии, которые, не участвуя в процессе экспертного исследования по существу, осуществляют «руководство», заключающееся в том, чтобы довести в прямой или косвенной форме до эксперта-докладчика свое мнение, которое складывается из ориентации на вышестоящие инстанции и разнообразные политические и корпоративные интересы и установки.

Так, в частности, в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского фактически действует система административного и корпоративного воздействия на корпус экспертов, которые, как правило, молоды, недостаточно квалифицированы, получают низкую и недифференцированную (не связанную со сложностью дела) зарплату и ждут от влиятельных членов комиссии различных «благодеяний» (карьерный рост, помощь в защите диссертации и т.д.).

Комиссионная система судебно-психиатрических экспертиз приводит к «коллективной безответственности», когда, вопреки подписке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не представляется возможным выявить источник необъективности и/или корыстной заинтересованности конкретного эксперта.

Примером такой коллективной безответственности является экспертное решение Института Сербского по делу N, когда убийца был признан невменяемым с диагнозом «острый стресс».

На деле же убийца отнюдь не находился в ситуации внезапно возникшего бедствия или катастрофы: у него сохранялась связь с потерпевшим, он помнил о ситуации конфликта с потерпевшим, во время бытовой пьяной ссоры успел (1) найти в подвале своего дома ружье и сделать прицельные выстрелы, (2) спрятать ружье, из которого стрелял, и смазать его, стерев отпечатки пальцев, (3) затем скрыться с места происшествия до того момента, когда убитый был похоронен (преступление было совершено в пгт. Пензенской области).

Так как убийца в соответствии с заключением Института Сербского был признан невменяемым по «моменту» и потому не нуждающимся в применении к нему медицинских мер принудительного характера, он был освобожден. Теперь он расхаживает по городку, демонстрируя справедливость нашего правосудия и непогрешимую «ученость» судебно-психиатрических экспертов.

К сожалению, такие случаи не обсуждаются медицинской и юридической общественностью; специальные журналы и другие периодические издания не имеют рубрики, где обсуждались бы конкретные казусы (cases) и спорные судебно-психиатрические заключения.

Как известно, у нас широко распространено медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, управляющего транспортным средством; оно и служит основой для решений мировых судей об административных правонарушениях. Здесь придется с уверенностью говорить о массовых случаях «преступного тандема», когда психиатр-нарколог действует во взаимодействии с сотрудниками ГАИ, заинтересованными в получении взяток или «отката». Клинические признаки опьянения (одурманивания) врачами не описываются или «приписываются»; результаты химико-токсикологического исследования биологических жидкостей не информативны, поскольку отсутствуют поддающиеся проверке протоколы исследований с количественными и качественными показателями, хроматограммами, спектрограммами и проч.

Результаты таких медицинских освидетельствований, лежащих в основе судебных решений, не носят экспертного характера и поэтому не могут быть оспорены, а врачи-наркологи, их проводившие, не дают подписку об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Уже поэтому судебные решения по таким делам, даже если они в отдельных случаях и справедливы, не могут считаться законными.

Все эти – далеко не полные – примеры давления на экспертов, их зависимости и необъективности являются тем фоном, той атмосферой, в которой работают судебно-психиатрические эксперты, чей профессиональный, культурный и мировоззренческий уровень оставляет желать лучшего и требует непрерывного повышения. Это тем более актуальная проблема, что за последнее время в экспертном сообществе произошла смена поколений; эксперты, как правило, молоды, недостаточно опытны, у них нет материальных и иных стимулов для работы, они, по существу, являются клерками и чиновниками, а не врачами, руководствующимися в своих решениях совестью и несущими за них персональную ответственность.

Что касается клинических психологов – членов комплексных психолого-психиатрических экспертных комиссий, то их участие в комиссии, по существу, ограничивается экспериментально-психологическим исследованием подэкспертного, т.е. анализом его «психологического портрета в поперечнике», тогда как суд должна интересовать общая психологическая картина юридически значимой ситуации.

Иными словами, необходим психологический анализ мотивов, эмоций, поведения подэкспертного, его бытовых, межличностных и социальных связей в интересующий суд период времени. Такой анализ требует непосредственного участия психолога в судебном процессе, его умения судить о степени и глубине имеющихся у подэкспертного психологических и патопсихологических нарушений и права на равных обсуждать с психиатрами вопросы, относящиеся к их совместной компетенции. К сожалению, психологи-эксперты в таких комплексных комиссиях играют вторичную роль и находятся «под каблуком» у психиатров, оказывающих на них давление.

На практике члены комиссии заслушивают врача-докладчика, не вдаваясь в детали дела и лишь бегло, в течение 10-15 мин., знакомясь с подэкспертным. Обсуждается лишь принципиальный вывод – вменяем/невменяем, дееспособен/ недееспособен, «сделкоспособен» – или не может совершать ту или иную сделку.

При таких обстоятельствах члены комиссии либо просто соглашаются с докладчиком, либо оказывают на него давление. Право письменного выражения своего "особого мнения" членами комиссии не используются, поскольку член комиссии не может знать детали дела и не участвует в судебном заседании. Поэтому ответственность за заключение должна лежать на эксперте – участнике процесса. Тем более суд должен предоставить каждой из сторон процесса право привлечь ответственного эксперта! Последний же должен быть участником судебного процесса от его начала до окончания с освобождением от другой работы на время судебных заседаний.

Если подэкспертный не может предстать перед судом, то лечебное учреждение, в котором он находится, должно создать условия для работы суда в этом учреждении.

В связи с возрастающим значением судебно-психиатрической экспертизы и отсутствием специализированных судов, в которых судьи обладали бы специальными познаниями в области психиатрии, в судебном процессе должна возрастать роль специалистов-психиатров и медицинских психологов, т.е. лиц, обладающих специальными познаниями, необходимыми для отправления правосудия.

К сожалению, суды стремятся отстраниться от привлечения специалистов не только при обсуждении спорных судебно-психиатрических решений, но и в подготовительном процессе, когда следует решать, нужно ли вообще проводить экспертизу? Должна ли она носить комплексный характер? Какие сведения, документы и данные о личности подэкспертного необходимы для такой экспертизы? Требуется ли участие в экспертизе специалиста или лечащего врача?.

Особую роль могут играть специалисты в качестве медиаторов (посредников) в досудебном разбирательстве (в гражданских делах), при котором роль экспертов заключается в том, чтобы, не выступая в интересах той или иной стороны, попытаться сблизить позиции сторон, пользуясь своими профессиональными знаниями. Такого рода медиация широко распространена в европейском судопроизводстве. Роль специалистов, к сожалению, недостаточно прописана в УПК и ГПК. Соответствующие предложения были внесены Независимой психиатрической ассоциацией России, но не получили отклика у законодателей.

Перечень коренных проблем, с которыми сталкивается российская судебно-психиатрическая система, можно и должно продолжить, но за недостатком места и ограниченностью собственного опыта мне хотелось бы, чтобы сказанное выше стало предметом общественной и профессиональной дискуссии.

Разумеется, существующие проблемы при наличии на то доброй воли могут быть разрешены. С моей точки зрения, эксперт, избранный для этой роли судом, должен быть ответственным и постоянным участником судебного разбирательства, присутствующим на всех его этапах. Только таким образом он может вынести суждение о личности подэкспертного и его социальных отношениях, сопоставить медицинскую документацию с реальностью и вынести обоснованное решение.

Отмечу, что при таких условиях отпадает необходимость в коллективном, комиссионном – а на деле «безответственном» принятии решений. Работа эксперта должна будет оплачиваться индивидуально в зависимости от затраченного труда и его интенсивности и отчасти за счет судебных издержек. Стационарные экспертные испытания должны проводиться в специализированных медицинских учреждениях, когда проводящие испытание специалисты лишь предоставляют эксперту материалы исследования, но не влияют на его ответственное решение.

Комиссии же должны быть средством общественного контроля за обоснованностью экспертного решения, и в них должны входить компетентные представители сторон процесса и специалисты различных, не обязательно специализированных, психиатрических учреждений.

При этом лечащие врачи подэкспертных из психоневрологических диспансеров и психиатрических больниц должны иметь возможность защищать интересы своих пациентов при разборе обоснованности судебно-психиатрических и психолого-психиатрических экспертных решений. Медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения (одурманивания) необходимо придать экспертный статус с соответствующей ответственностью и предусмотренной законом системой контроля.

Должна быть, кроме того, расширена роль специалистов и их ответственность в плане разъяснения суду специальных вопросов, связанных с их компетенцией и посредничеством (медиацией) в гражданских делах, касающихся, прежде всего, имущественных споров. Все особо специфические судебно-психиатрические случаи и случаи злоупотребления психиатрией в немедицинских целях должны быть предметом общественного обсуждения. Следовало бы располагать возможностью систематических и оперативных публикаций таких сюжетов в специализированной прессе и публичного осуждения недобросовестных психиатров. Данные правового контроля за деятельностью экспертов также должны регулярно публиковаться и обсуждаться.

Мне представляется необходимой общественная дискуссия по актуальным проблемам судебной психиатрии, затронутым (и не затронутым) в данной статье.

Автор - врач-психиатр высшей аттестационной категории с 53-летним стажем, кандидат медицинских наук, психиатр-эксперт Бюро независимой экспертизы «Версия».

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

11:58 Кремль дал оценку ультиматуму США к Турции
11:55 Счетная палата попеняла Эрмитажу и Большому театру на бюджетные нарушения
11:52 Следком взялся за главу и сотрудников дагестанского Росреестра
11:49 Глава международного наркосиндиката впервые в России получил пожизненный срок
11:32 Главный онколог России объяснил рост числа раковых больных
11:30 Шансонье Вилли Токарев попал в реанимацию
11:29 Спикер Верховной рады оспорит роспуск парламента в суде
11:10 На месте строительства храма в Екатеринбурге демонтировали забор
10:57 Совет Федерации лишил Арашукова статуса сенатора
10:50 Власти и оппозиция Абхазии согласовали перенос выборов
10:48 «Ростех» выступил за кооперацию с зарубежными компаниями для развития 5G
10:40 Тигровые акулы Мексиканского залива закусывают перелетными птицами
10:30 Охранники «Зимней вишни» при пожаре заперли посетителей магазина
10:28 Российские полицейские начали тестировать камеры для распознавания лиц
10:13 Российские военные научат турецких коллег работать с С-400
10:10 Производители нашли лазейку в законе о заменителях молочных жиров
09:57 Украинские власти пообещали России пользоваться кнутом и пряником
09:50 Встречу вице-канцлера Австрии с «россиянкой» объяснили наркотиками
09:39 Последний самолет Ту-134 прибыл на вечную стоянку в Новосибирск
09:32 На дороге в центре Москвы провалился грунт
09:22 Первый российский электромобиль поступит в продажу в конце 2019 года
09:20 Россия приняла меры для возобновления прокачки нефти в сторону Польши
09:17 В метро Москвы объяснили отказ выводить пассажиров из тоннеля пешком
08:59 Опрошенные россияне составили портрет идеального соседа
08:42 Китай нашел способ ответить США на запрет Huawei
08:21 СМИ узнали целевые показатели внутриполитического блока Кремля
08:04 Определились все пары четвертьфиналистов ЧМ-2019 по хоккею
07:35 Зеленский назначил «адвоката Коломойского» главой своей администрации
06:59 Экс-финдиректор Нота-банка помогла раскрыть хищение 25 млрд рублей
06:43 США поставили Турции ультиматум из-за ее планов купить С-400
06:34 Комитет Палаты представителей допросил экс-госсекретаря США
05:59 Мосметро назвало две версии ЧП с тремя поездами на Солнцевской линии
05:17 В Кольчугино нейтрализованы двое планировавших теракт бандитов
05:02 Украина ввела «антидемпинговые» пошлины на российский цемент
04:37 Госдеп увидел «признаки» причастности Асада к химической атаке в Сирии
03:52 ЦБ РФ хочет запретить рубли из «Банка приколов»
03:34 Международную Букеровскую премию получила книга писательницы из Омана
02:52 Жена Боярского стала худруком театра имени Ленсовета
02:36 СМИ узнали о раскрытии медицинской аферы на 1 млрд рублей
01:55 В Кольчугино Владимирской области введен режим КТО для поимки бандитов
01:29 Кадыров одобрил решение жителей Центароя переименовать село в честь его отца
00:43 Зеленский решил вынести вопрос о диалоге с Россией на референдум
00:22 Ликсутов извинился перед застрявшими в московском метро пассажирами
21.05 23:39 Сборная РФ обыграла шведов на чемпионате мира по хоккею
21.05 22:36 Пассажиров застрявших в московском метро поездов благополучно эвакуировали
21.05 21:49 Рада назначила дату обсуждения инициатив Зеленского
21.05 21:22 В тоннеле московского метро застряли три поезда с тысячей пассажиров
21.05 20:54 Як-42 «КрасАвиа» не долетел из Нового Уренгоя до Уфы из-за проблем с шасси
21.05 20:26 Зеленский двумя указами сменил начальника Генштаба ВСУ
21.05 19:42 На двух ветках метро Москвы приостановлено движение поездов
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Коми Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Северный поток» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Пермский край Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции российское гражданство русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба Федеральная таможенная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.