НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

08 февраля 2010, 22:11

Отзыв официального оппонента Эльны Орловой на диссертацию Дмитрия Куракина

ОТЗЫВ

официального оппонента на диссертационную работу Куракина Дмитрия Юрьевича «Сакральное как понятие и проблема социологической теории: на примере американской «сильной программы» культурсоциологии», представленную на соискание ученой степени кандидата социологических наук по специальности 22.00.01 – «Теория, методология и история социологии»

В настоящее время внимание к концепции культуры в рамках мировой социологии усиливается. Она усложняется, перестает сводиться только к ценностям и все более приобретает культурноантропологический смысл. Иными словами, из «объекта» социологического исследования она привращается в конституирующий принцип – равноправный с социальностью – жизненного мира людей. Показательным примером такой позиции можно считать «сильную программу» культурной социологии (культурсоциологии), предлагаемую Дж. Александером и его коллегами. В ее пределах концепция при построении общей социологической теории гарантирует полноту отображения совместного существования людей.

Традиционно в социологических и антропологических рассуждениях о его упорядочении занимает концепция сакрального. Это характерно и для культурсоциологии, где классические представления Дюркгейма переосмысливается в свете новых культурных форм его проявления. Соответственно актуальность темы диссертационного исследования представляется обоснованной.

Чтобы определить эвристический потенциал концепции сакрального в рамках «сильной программы» культурной социологии, автор выделяет ряд ключевых теоретических проблем, ответом на которые стало формирование направления:

- накопление расхождений между фактами и теоретическим допущением Дюркгейма, сформулированным как «принцип единства природы», или имманентное соответствие идей «объективной реальности»;

- неправомерность универсализации утверждения о гомеостатической природе социальной реальности;

- недостаточная чувствительность классической позиции Дюркгейма сакрального к явлениям, характерным для сложных современных обществ.

В контексте культурной социологии автор выделяет пути теоретического представления этих проблем по следующим направлениям. Во-первых, деконструкция «принципа единства природы», благодаря которой выявляется:

- каким образом в рамках социологизма Дюркгейма устанавливается компромисс между эмпиризмом и априоризмом через дихотомию «коллективное – индивидуальное сознание (представления)» и ее символическую репрезентацию в категориях «сакральное – профанное»;

- каковы следствия «принципа единства природы» для объяснения связей между коллективным сознанием и социальной структурой через концепцию сакрального как ключевого символического механизма их реализации: имманентное соответствие, изоморфность познания и реальности;

- роль ритуала как связующего звена между социальной структурой и коллективным сознанием и сакрального как «атома» социальности, в котором отображена дуальность человеческой природы;

- в конечном итоге представление о сакральном как далее нередуцируемой оппозии профанному, оправдывающей и обосновывающей онтологический статус социального и культурного порядка.

Во-вторых, определение в результате такой деконструкции возможности корректировки исходных допущений, позволяющей логически связать понятия социального и культурного в рамках новой «общей теории», подразумеваемой «сильной программой» культурной социологии. В этом отношении речь идет о преодолении представлений:

- об аналогии между морфологией общества и символическими классификациями;

- о линейном характере социальной интеграции;

- о культуре и ее генеративном начале – сакральном – как всего лишь о совокупности ценностей.

Переосмысление с этой точки зрения концепций свободы воли, морального императива, рационального действия позволяет сторонникам культурной социологии принять допущение об автономности культуры, символических процессов по отношению к социальным структурам.

В третьих, критический анализ самой «сильной программы» культурной социологии, обусловленной затруднениями при выявлении сакрального начала в феноменах современной социокультурной жизни. Это позволило выявить усовершенствования теоретического инструментария программы в нескольких отношениях:

- переход от субстанционального понимания сакрального к атрибутивному, что означает трактовку сакализации как процесса, а сакральных объектов как относительных в диахронном измерении;

- использование понятия «осквернение», превращающего бинарную оппозицию «сакральное-профанное» в пространство соотношений обоих качеств, порождающих многообразие культурных феноменов;

- теоретическое разведение оппозиций «сакральное-профанное» и «чистое-скверное»; вторая оппозиция как раз и позволяет раскрыть механизм появления и изменения различных соотношений сакрального и профанного;

- обращение к логике этнонауки, которая позволяет установить концептуальную связь между дотеоретическими и социальнонаучными представлениями о сакральном;

- отказ от допущения об имманентном соответствии познания и реальности, ознаменовавший замену имманентной трактовки символических процессов на контингентную, или, по определению автора, «морфогенетический поворот» в этой области.

Из сказанного следует, что теоретическая значимость работы заключается не только в выявлении эвристических функций концепции сакрального в рамках «сильной программы» культурной социологии. Речь идет также о способах маркирования аналитического пространства, объединяющего социальные и культурные переменные, связанных с обращением:

- к проблемно-ситуативной логике: разметка смыслового пространства соотносится с противоречиями, конфликтами, нарушениями, возникающими в связи с осквернением сакрального;

- «интеракционистской теории метафоры» в качестве оператора при интерпретации социокультурного опыта, что позволяет, во-первых, высветить динамическую природу сакрализации как механизма культурогенеза, а во-вторых, выйти за рамки прямого соотнесения социальной структуры и культурных (символических) классификаций;

- к несистемным характеристикам совместного существования людей, что оказывается возможным путем деконструкции исходных допущений об имманентном соответствии познания и реальности, с одной стороны, и субстанциональности сакрального – с другой.

Таким образом, в работе представлен один из убедительных вариантов формирования некоторых вариантов новой социальнонаучной парадигмы на базе решения важной для постмодерна проблемы логического совмещения структурной и процессуальной трактовок социокультурной реальности. В рамках социологии ее решение видится в установлении теоретической связи между «структурой» и «культурой», социальными формами и символическим содержанием совместного существования людей.

 Научная новизна и значимость работы может быть представлена в нескольких аспектах. Так, существенно новым следует считать сам выбор темы и ракурс ее рассмотрения. Обычно в отечественной социологии принято уделять внимание банальному теоретическому мейнстриму. Инновации фундаментального характера, как правило, не подвергаются серьезному анализу. Автор обращается к новым тенденциям в западной социологии и антропологии – логическому объяснению представлений о формах (социальная структура) и содержании (культура) совместного существования людей. И хотя они еще не образуют целостной познавательной парадигмы, автор продемонстрировал эвристический потенциал такого объяснения.

Далее, работа способствует заполнению важного пробела в российских социальных науках, где фактически не было вековой полемики между социологами и антропологами о природе и формах существования социокультурной реальности. Поэтому необходимость сближения теоретических рамок обеих наук остается для большинства отечественных социологов неким отвлеченным соображением. Автор не только убедительно показывает познавательную значимость такого сближения на примере одной из центральных для социологии и антропологии тем – дихотомии «сакральное – профанное». Он демонстрирует также ограниченность классических социологических построений при трактовке современных проявлений сакрального и возможности антропологического знания для их обоснованной интерпретации и достоверного объяснения.

Наконец, автор выявляет те проблемы в социологическом познании ответом на которые стала «сильная программа» культурной социологии с ее базовыми объяснительными схемами. В работе представлен набор новых понятий и методологических принципов, отличных от используемых в рамках социологического мейнстрима и помогающих ответить на неразрешимые в этих пределах вопросы. Эвристичность представляемой теоретической позиции, ее интерпретативные возможности демонстрируются на примерах исследований, в том числе собственных.

При неоспоримых достоинствах работы хотелось бы, однако, уточнить и прояснить ряд значимых для нее положений. Прежде всего, автору следовало бы более четко обозначить собственную методологическую позицию на шкале между полюсами реализма и конструктивизма. Отсутствие такой рефлексии обусловливает использование ключевого для работы понятия «сакральное», то в субстанциональном, то в инструментальном значении, причем, без всяких оговорок.

Далее, можно было бы более четко определить само понятие сакрального. При условии, что автор свободно владеет техникой интерпретации (обоснование выделения «поздней программы» Дюркгейма, реконструкция конфликта метафор, связанных с авторством), ему не составило бы труда герменевтическим путем уточнить то общее значение, которое присутствует при любом употреблении понятия сакрального.

Наконец, неопределенность сохраняется и в отношении понятия «культура». Почему в рамках культурной социологии оно ограничивается только символической областью, какой познавательный смысл это имеет для социологии? В каком смысле культура автономна по отношению к социальной структуре и какова эвристичность их разведения? Что дает основания авторам «сильной программы» культурной социологии претендовать на построение общей социологической теории? Обобщенное для программы определение понятие «культура» позволило бы ответить на значимые для ее обоснования вопросы.

Высказанные замечания ни в коей мере не снижают высокой оценки работы в целом. Диссертационное исследование выполнено на высоком профессиональном уровне и не только отвечает всем требованиям ВАК к кандидатским диссертациям, но и превосходит их. Автореферат и публикации автора точно отражают содержание заявленной темы. Соответственно, Д.Ю. Куракин безусловно заслуживает присуждения ученой степени кандидата социологических наук по специальности 22.00.01 – «Теория, методология и история социологии».

Директор Института социальной

и культурной антропологии Государственной

академии славянской культуры,

д. филос. н., профессор                                                          Э.А. Орлова

29 декабря 2009 г.

См. также:

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.