27 мая 2019, понедельник, 06:10
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

11 февраля 2010, 09:06

«Это столкновение стереотипов, которое должна преодолеть культура»

Стартовавшие в октябре 2009 года «Публичные лекции “Полiт.ua”» только часть большого проекта «Полiт.ua» (совместного проекта «Полит.ру» и издательства ОГИ). Мы представляем очередной материал еще одной части этого проекта – видеоинтервью с выдающимися деятелями украинской науки и культуры – об их опыте, о среде, в которой они формировались и работают, о проблемах, которые, на их взгляд, стоят перед Украиной, Россией, миром.

11 января 2010 года в издательстве «Смолоскип» («Факел») мы побеседовали с Евгением Александровичем Сверстюком. Он один из известнейших шестидесятников, бывший политзаключенный, признанный лидер национально-демократического движения, правозащитник. Писатель, публицист, доктор философии, президент Украинского Пен-клуба, главный редактор газеты «Наша віра» («Наша вера»). Лауреат Шевченковской премии и Международной премии ЮНЕСКО, автор книг «Собор в лесах» (1970), «Блудные сыновья Украины» (1993), «Шевченко и время» (1996), «На празднике надежд» (1999), автор эссе и статей по литературоведению, психологии, вопросам религии, стихотворений и переводов с немецкого, английского и русского языков. Вел беседу Владимир Каденко. Вначале публикуется перевод беседы, а затем ее оригинальный текст.

Владимир Каденко: Добрый день! Сегодня мы пришли в издательство «Смолоскып» для того, чтобы побеседовать с Евгением Александровичем Сверстюком, писателем, публицистом, поэтом, доктором философии, лауреатом Шевченковской премии, лауреатом многих премий… Но кроме всего этого, я думаю, следует сказать, что Евгений Александрович во многом воплощает украинский дух, украинский менталитет. И вы понимаете, как нелегко мне сегодня начинать разговор, потому что перед господином Сверстюком я все время «держу шапку в руке». Хотелось бы коснуться в нашей беседе самых больных вопросов. С чего же начать? Пожалуй, с того, что ожидает нас буквально на днях.

Евгений Александрович, сейчас мы много говорим о противостоянии Востока и Запада в Украине. К чему приведут выборы, которые должны состояться в ближайшие дни, и возможно ли как-то избежать этого противостояния и вернуться к согласию, которое должно быть в обществе?

Евгений Сверстюк: Если бы это были идейные противостояния, то, очевидно, было бы легче. Тогда можно было бы договариваться. А в данном случае мы имеем дело с противостоянием определенных стереотипов – окаменевших стереотипов ужасно изувеченного Востока и живых, оживляемых определенными веяниями времени, определенными контактами с западными странами, стереотипов Запада. Таким образом, это столкновение стереотипов, которое должна преодолеть культура. И я полагаю, что школа и культура, если бы она была у нас деятельной, сделала бы в Украине намного больше, чем она сделала до сих пор. Но я не считаю, что вопрос стоит таким образом, как это пытаются нам сказать или навязать обществу соседи, которым днем и ночью грезятся наши противостояния. На самом же деле, у нас существует не только противостояние между Востоком и Западом. У нас есть противостояние в пределах одного общества, и в пределах одной конфессии, это не межконфессиональные противостояния…

В.К.: И в пределах одного человека.

Е.С.: Да. И тут вопрос лежит несколько в иной плоскости. Итак, с самого начала я думаю, что этот вопрос, который в прессе представлен как противостояние Востока и Запада, поставлен некорректно. И он меня не очень-то пугает.

В.К.: Скажите, пожалуйста, Евгений Александрович, какие уроки мы должны извлечь из Майдана 2004-го года? Что же тогда происходило? Что, на ваш взгляд, было тогда положительного, а что отрицательного? Чего следует избегать?

Е.С.: Я думаю, что Майдан 2004 года – это один из украинских майданов, воспетых и Шевченко в «Гайдамаках», в «Празднике в Чигирине», и Тычиной в «Золотом гомоне». Таким образом, это в какой-то степени явление народа перед телекамерами мира, и в этом понимании это чрезвычайно счастливое мгновение, которое осветило Украину перед миром. Естественно, мы хотим, чтобы сразу что-то изменилось и чтобы произошло что-то радикальное или, по меньшей мере, положительное. А тем временем жизнь развивается по своим законам, как до, так и после. И мы надеялись, что после Майдана появится какой-то разумный дух, который будет решать наши проблемы и вести за собой, а появились обычные конфликты различных сил. Но хорошо уже то, что действительно появился сравнительно с предыдущими президентами человек, безусловно, порядочный и настроенный… я пытаюсь избежать слова «патриотически»… Человек по-народному честный, но и по-народному беспомощный. Это наше достижение, что появился такой человек, потому что я не хотел бы вести отсчет украинской независимости от первых двух президентов, людей абсолютно случайных в этом кресле. А в данном случае у нас действительно есть президент, к которому мы имеем массу претензий. И, кстати, он к нам тоже имеет массу претензий. Чуда я не ожидал, и я не слишком разочарован по поводу того, что произошло. Хотя в том, что произошло, наиболее неприятным было противостояние властных институций без учета национальной перспективы и без должного национального достоинства. Это весьма плохой признак. Если бы это только возникло и исчезло, а оно продолжает существовать. Нет у нас в политикуме развитого национального достоинства.

В.К.: А вы не считаете положительным моментом Майдана то, что именно в эти дни по-настоящему возникло гражданское общество?

Е.С.: Знаете, мы привыкли говорить об отрицательном опыте. И я, собственно, с этого и начал. А на самом деле, я думаю, что Майдан сделал гораздо больше, чем мы себе представляем и чем мы осознаем. Все-таки не только на Майдане, но и после него Украина зарекомендовала себя как страна демократическая, как страна с демократическими традициями и наклонностями…

В.К.: … И мы ее до сих пор такой считаем.

Е.С.: И действительно, в обществе исчез страх, и исчезло то, что мы называем «крепостным состоянием». Тут сомнения нет никакого, что мы изменились. Мы мало это замечаем, но мы изменились. Я думаю, что и в экономическом отношении мы изменились больше, нежели сейчас говорим. Поскольку каждый жалуется на бедность. А я вспоминаю, что до этого просто у людей не было никаких денег.

Я думаю, что при всех минусах нам нужно было бы получить какое-то толковое исследование о положительных изменениях, произошедших за эти пять лет.

В.К.: Вы когда-то говорили о Павле Грабовском, который тоже был политическим заключенным, о поэте-бунтаре, чьим оружием были не бомбы, а слово. Скажите, а может ли сегодня слово изменить нашу жизнь к лучшему? Я имею в виду слово в его широком понимании.

Е.С.: Вы знаете, слово всегда изменяло жизнь. Оно влияло на жизнь гораздо больше, чем мы это себе представляем. И в личной жизни каждый может привести пример, и точно так же в жизни общественной, когда появляется слово, которое будто бы и не изменило Земли и расположения объектов, но вместе с тем оно очень существенно на жизнь повлияло. Мы пережили двадцатый век, в котором меняли жизнь при помощи дела, век экстремистский, век узаконенного насилия. И мы увидели, что насильственные шаги, насильственные акции не приносят желаемого результата, точно так же, как война не оздоравливает общества и не ведет к настоящему миру. Так что, я полагаю, что слово имеет силу. И когда Грабовский писал: «Сміле слово – то наші гармати, / Світлі вчинки – то наші мечі…» (Смелое слово – это наши пушки, Светлые поступки – это наши мечи…), он говорил и о слове, и о светлых поступках, о примере. Это актуально во все века. Сейчас во многих людях теплится память, даже не память, а просто работает тот старый вирус насилия: «Вот если бы появился кто-то такой, какая-то сильная рука, которая наведет порядок, которая напугает…» Это в нас бродит старый вирус. Эта сильная рука ничего не излечивает и ничего не меняет. Но, ясное дело, что нам нужна твердая рука, которая учреждает законность в стране, где законности никогда не было.

В.К.: Как бывший политический заключенный, что вы можете сказать о нашей судебной системе. Насколько она меняется и меняется ли она к лучшему? Или все-таки ее недостатки ощутимы до сих пор?

Е.С.: Вы знаете, мне кажется, что я даже не должен об этом говорить. Это настолько слабое место, это настолько неприятная тема. Ну как же она меняется, когда судьи те же, и школа та же, и прокуратура та же. Это вообще одно из самых слабых мест. И когда я говорю, что в стране должна быть законность, я имею в виду, прежде всего, что должна быть изменена судебная система.  

В.К.: Когда-то мой учитель, русский поэт Борис Чичибабин, говорил, что человеческими поступками руководят два чувства: чувство обиды и чувство собственной вины. Он говорил, что обида – разрушительное чувство, от которого возникают конфликты, и войны, и так далее, а чувство собственной вины может выпестовать великие и даже величественные вещи. Что вы думаете по этому поводу?

Е.С.: Если говорить о мотивации наших поступков, то, возможно, я бы и не вспомнил того, о чем вспомнили вы. Так как поступки все-таки мотивируются чувством любви или ненависти, и в этом проявляется большая внутренняя сила человека. А уж если говорить о чувстве собственной вины, то это – отдельная тема. Я думаю, что многие поступки обусловлены именно этим чувством собственной вины.

В.К.: Яцек Куронь написал прекрасную книгу «Wiara i wina» (книга воспоминаний одного из лидеров польской «Солидарности» - В.К.), «Вера и вина», где говорится именно об этом.

Е.С.: Да. Это – тема. И она проходит через жизнь почти каждого человека. Глядя на портреты этих людей, которые перед нами (на стене – портреты известных украинских деятелей правозащитного движения, узников совести), я знаю, как многие из них после какой-то тяжелой ошибки начинали предпринимать совсем другие шаги…

В.К.: Будто искупая вину…

Е.С.:  Будто искупая вину. Поэтому это вообще интересная тема, близкая человеку. Не ошибается тот, кто никуда не идет, кто ничего не делает.

В.К.: Знаете, несколько лет тому назад, я в разговоре с одним деятелем просвещения, чиновником, услышал от него такие слова: «Мы прежде всего должны воспитывать национальное, а уж потом общечеловеческое». Но разве вообще можно говорить о том, что национальное и общечеловеческое вступают в противоречия? Разве присутствует в этом какая-то конфликтная ситуация?

Е.С.:  Мне кажется, что в данном случае вопрос поставлен некорректно. Потому что психолог такого бы никогда не сказал. Психолог понимает, что нужно воспитывать человека, а не какое-то начало в нем. Воспитывать и поднимать нужно человека. И, понятное дело, нужно поднимать его до высшей степени человечности и достоинства. Но понимаю, почему тот человек говорил о «национальном». Глядя на изношенную одежду, он хотел сказать, какую заплату ставить раньше. Ему казалось, что на тот момент воспитание национального уже было бы началом работы.

В.К.: Мне кажется, что сегодня подменяют понятия, когда говорят о конфликте между Украиной и Россией. Существует конфликт между властными структурами, конфликт между властью и властью. Но конфликтов между народами, мне кажется, быть не может. Как вы думаете?

Е.С.: Нет, конфликт между нациями есть, особенно между теми нациями, которые в продолжение многих столетий находились в конфликте, скрытом, конечно, более или менее откровенном. Поскольку это были два коня в одной упряжке, но одному из них было позволено кусаться, а другого били плеткой. Так что определенный конфликт, естественно, был. И он остается до сих пор. Тут, я полагаю, нужно, конечно же, осторожно говорить о нации и как-то осторожно говорить о ее стереотипах. Но они есть, эти стереотипы. Ясно, что это было и остается теперь конфликтом политических структур. Но достаточно поставить вопрос таким образом: а какая же политическая структура Украины устраивала бы Кремль? Да никакая. Только та, которая капитулирует…

В.К.:Капитулирует или становится отделом Кремля. Знаете, я считаю вас человеком, который всегда был нравственным противодействием власти. Но существует ли сегодня такое нравственное противодействие? В ком - или в чем оно сегодня заключается?

Е.С.:  Я не знаю. По своей биографии и натуре я, очевидно, не гожусь для того, чтобы работать во властных структурах. Но, во всяком случае, я понимаю, что любой президент, любая власть нуждается в какой-то твердой опоре, твердой опоре на граждан. Я хочу быть таким гражданином, на которого можно опереться. Я не идеален. Власть не идеальна. Но мне хотелось бы честного общего разговора и, соответственно, общих действий. Ну, как врач и его помощник, мы должны делать одно общее дело. Поскольку без этого болезнь может оказаться неизлечимой, она будет углубляться. А сегодня нам необходим именно врач, поскольку общество болеет. Нам необходимо лечение, нам необходим правильный диагноз, соответствующий уход, насколько это возможно в наших условиях.

В.К.: Евгений Александрович, в прошлом году мы все отмечали двухсотлетие Николая Гоголя, которого тоже все пытаются перетащить на свою сторону, во всяком случае, политики. Но что вы можете сказать о Гоголе, кем он стал для нас сегодня?

Е.С.: Кроме того, что он является самым известным украинцем в мире, я мог бы еще сказать, что Гоголь остается христианским учителем, которого не нужно никуда перетаскивать. Он остается учителем христианских добродетелей, и он предостерегает нас от экстремистских или насильственных действий, от смены вывесок, от попытки изменить все и сразу. Он напоминает нам, что прежде всего нужно меняться самому, и тогда будет меняться все вокруг тебя. В этом смысле он учитель великих учителей XIX века в России и в Украине. И таким мы должны его воспринимать. Если же говорить о его национальности, то, полагаю, что этот вопрос также неверно поставлен. Гоголь как великий человек был и национально великим. Он был украинцем до мозга костей. Он никогда не менялся, он не упал с неба. Но, поставленный в первый ряд русских писателей, он, естественно, и стоит в первом ряду. Но с его любовью, с его устремлениями, с его менталитетом, с его наклонностями, он – человек украинской традиции. Это проявляется настолько выразительно, что даже вопроса не может стоять об этом.

В.К.: Я хотел бы пожелать вам здоровья. Большое спасибо вам за то, что вы нашли время для разговора с нами. Я надеюсь, что мы еще будем встречаться, и даже попросил бы вас, возможно, когда-то прочитать у нас лекцию. У нас проходят публичные лекции в Доме Ученых. И в завершение разговора я хочу пожелать всем доброго здоровья и успехов во всем. Спасибо, Евгений Александрович.

Е.С.: Желаю вам радости и Рождественских праздников, поскольку еще праздники не закончились.

В.К.: Да и святой Василий на пороге. Спасибо.

Володимир Каденко: Добрий день! Сьогодні ми завітали до видавництва «Смолоскип» для того, щоб повести розмову з Євгеном Олександровичем Сверстюком, письменником, публіцистом, поетом, доктором філософії, лауреатом Шевченківської премії, лауреатом багатьох премій… Але крім всього того, я думаю, треба сказати, що Євген Олександрович багато в чому уособлює український дух, український менталітет. І ви розумієте, як важко мені сьогодні починати розмову, тому що перед паном Євгеном я весь час «тримаю капелюх у руці». Хочеться поставити якісь найболючіші питання. З чого почати? Хоча б з того, що нас чекає буквально днями.

Євгене Олександровичу, зараз ми багато говоримо про протистояння Сходу і Заходу на Україні. До чого призведуть вибори, які днями мають відбутися, і чи можна якось уникнути цього протистояння і повернутись до злагоди, яка має бути в суспільстві?

Євген Сверстюк: Якби це були ідейні протистояння, то, очевидно, було б легше. Тоді можна було б домовлятися. А тут є протистояння певних стереотипів – закам’янілих стереотипів страшенно сплюндрованого Сходу, і живих, оживлюваних певними віяннями часу, певними контактами із західними країнами, стереотипів Заходу. Отже, це зіткнення стереотипів, яке має подолати культура. І я думаю, що школа і культура, якби вона у нас була діяльною, зробила б в Україні набагато більше, ніж вона зробила досі. Але я не вважаю, що питання стоїть так, як то намагаються нам сказати чи нав’язати суспільству сусіди, які вдень і вночі снять про наші протистояння. Насправді, у нас є не тільки протистояння між Сходом і Заходом. У нас є протистояння і в межах однієї громади, і в межах однієї конфесії, це не є міжконфесійні протистояння…

В.К.: …і в межах однієї людини. 

Є.С.: Так. І тут питання стоїть трохи в іншій площині. Отже, від самого початку я думаю, що це питання, яке в пресі представлене, як протистояння Сходу і Заходу, поставлено некоректно. І воно мене не дуже лякає.

В.К.: Скажіть, будь ласка, Євгене Олександровичу, які ми маємо винести уроки з Майдану 2004-го року? Що тоді відбувалося? Що, на Вашу думку, було тоді позитивним, а що негативним? Чого слід уникати?

Є.С.:  Я думаю, що Майдан 2004 року – це один з українських майданів, оспіваних і Шевченком в «Гайдамаках» у Святі в Чигирині, і Тичиною в «Золотому гомоні». Отже, це якоюсь мірою явлення народу перед телекамерами світу, і в цьому розумінні це надзвичайно щаслива мить, яка засвітила Україну перед світом. Ми, звичайно, чекали від цього чуда більше; але чудо з’являється, чудо зникає, а завтра ми знову живемо на тій самій землі, під тим самим небом і в тих самих обставинах. Ясно, що ми хочемо, щоб одразу було щось змінене і щоб відбулося щось радикальне або, принаймні явно позитивне. А тим часом життя розвивається за своїми законами, як до, так і після. І ми сподівалися, що після Майдану з’явиться якийсь розумний дух, який буде розв’язувати наші проблеми і вести, а з’явилися звичайні конфлікти різних сил. Але добре вже те, що справді з’явився порівняно з попередніми президентами чоловік, безсумнівно, порядний, і налаштований… я намагаюся уникнути слова «патріотично»… Чоловік по-народному чесний, але й по-народному безпорадний. Це наше досягнення, що з’явився такий чоловік, тому що я не хотів би вести відлік української незалежності від перших двох президентів, людей цілком випадкових на цьому кріслі. А в даному разі ми справді маємо президента, до якого маємо безліч претензій. І до речі, він має до нас також безліч претензій. Чуда я не чекав, і я не дуже розчарований тим, що сталося. Хоча в тому, що сталося, найбільш неприємним було протистояння владних інституцій без урахування національної перспективи і без належної національної гідності. Це досить погана ознака. Якби ж воно тільки засвітилося і зникло, а воно продовжує існувати. Немає у нас в політикумі розвиненої національної гідності.

В.К.: А Ви не вважаєте позитивом Майдану, що саме в ці дні по-справжньому виникло громадянське суспільство?

Є.С.:  Знаєте, ми звикли говорити про негативи. І я, власне, з цього й почав. А насправді, я думаю, що Майдан зробив набагато більше, ніж ми собі уявляємо і ніж ми усвідомлюємо. Все ж таки, не лише на Майдані, а й після цього Україна засвітилася, як країна демократична, як країна з демократичними традиціями і нахилами…

В.К.: …І ми її досі такою вважаємо.

Є.С.:   І справді, в суспільстві зник страх, і зникло те, що ми називаємо «кріпацький стан». Тут сумніву немає ніякого, що ми змінювалися. Ми мало це помічаємо, але ми змінювалися. Я думаю, що і в економічному відношенні ми змінювалися більше, ніж ми зараз говоримо. Бо кожен скаржиться на свої нестатки. А я пригадую, що до цього просто у людей не було ніяких грошей.

            Я думаю, що при всіх тих мінусах потрібне було б якесь розумне дослідження про позитивні зміни, які наступили за ці п’ять років.

В.К.: Ви колись говорили про Павла Грабовського, який теж був політичним вязнем, про поета-бунтаря, чиєю зброєю були не бомби, а слово. Скажіть, а чи сьогодні слово може змінити наше життя на краще? Я маю на увазі слово в його широкому сенсі.

Є.С.:  Ви знаєте, слово завжди змінювало життя. Воно впливало на життя набагато більше, ніж ми це собі уявляємо. І в особистому житті кожен може навести приклад, і так само в суспільному житті, коли з’являється слово, котре ніби і не змінило Землі і розміщення об’єктів, але разом з тим воно дуже виразно вплинуло. Ми пережили двадцяте століття, де змінювали ділом, вік екстремістський, вік узаконеного насильства. І ми побачили, що насильні кроки, насильні акції не дають бажаного результату, так само як війна не оздоровлює суспільства і не веде до справжнього миру. Отже, я думаю, що слово має силу. І коли Грабовський писав: «Сміле слово – то наші гармати,/ Світлі вчинки – то наші мечі…», він говорив і про слово, і про світлі вчинки, про приклад. Це вічно актуально. Зараз у багатьох людей жевріє пам’ять, навіть не пам’ять, а просто-таки працює той старий вірус насильства: «От якби хтось такий з’явився, якась сильна рука, яка наведе порядок, яка налякає…» Це в нас бродить старий вірус. Ця сильна рука нічого не виліковує, і нічого не змінює. Але, ясна річ, що нам потрібна тверда рука, яка запроваджує законність в країні, де законності наколи не було.

В.К.: Як колишній політичний вязень, що Ви можете сказати про нашу судову систему. Наскільки вона змінюється і чи змінюється вона на краще? Чи, все ж таки, вади в ній відчутні досі?

 

Є.С.: Ви знаєте, я думаю, що навіть не повинен про це говорити. Це настільки слабке місце, настільки неприємна тема. Ну як же вона змінюється, коли судді ті ж самі, і школа та ж сама, і прокуратура та ж сама. Це взагалі одне з найслабших місць. І коли я кажу, що у країні повинна бути законність, я маю на увазі, перш за все те, що повинна бути змінена судова система.

В.К.: Колись мій учитель, російський поет Борис Чичибабін, говорив, що вчинками людини керують два почуття: почуття образи і почуття власної провини. Він говорив, що образа – це негативне почуття, від нього бувають і конфлікти, і війни, і так далі, а почуття власної провини може плекати якісь великі і навіть величні речі. Що Ви думаєте з цього приводу?

 

Є.С.: Коли говорити про мотивацію наших вчинків, то я б, може, і не згадав би того, що ви згадали. Бо вчинки, все ж таки, мотивуються почуттям любові чи ненависті, і то є великою внутрішньою силою людини. А якщо говорити про почуття власної провини, то це – окрема тема. Я думаю, що багато вчинків зумовлюються саме цим почуттям власної провини.

В.К.: Яцек Куронь написав чудову книгу «Wiara i wina» (книга спогадів одного з лідерів польської «Солідарності» - В.К.), «Віра і провина», де багато йдеться саме про це.                                                 

 

Є.С.: Так. Це є тема. І вона проходить через життя майже кожної людини. Дивлячись на портрети тих людей, які перед нами (на стіні – портрети відомих українських діячів правозахисного руху, в’язнів сумління), я знаю, як багато з них після якоїсь тяжкої помилки стали робити зовсім інші кроки…

В.К.: Ніби спокутувати провину…

Є.С.: Ніби спокутувати. Отже, це цікава загалом тема, яка близька людині. Не помиляється той, котрий нікуди не йде, хто нічого не робить.

В.К.: Знаєте, декілька років тому, я в розмові з одним освітянським діячем, чиновником почув від нього такі слова: «Ми сперш повинні виховувати національне, а потім вже загальнолюдське». Та чи вступають взагалі в протиріччя національне і загальнолюдське? Чи є в цьому якась конфліктна ситуація?

 

Є.С.: Мені здається, що в даному випадку питання поставлене некоректно. Бо психолог такого б ніколи не сказав. Психолог розуміє, що треба виховувати людину, а не якесь начало в ній. Виховувати і підіймати треба людину. І, ясна річ, потрібно підіймати її до найвищого ступеню людяності і гідності. Але я розумію, чому той чоловік говорив про національне. Дивлячись на зношений одяг, він хотів сказати, яку латку раніше чіпляти. Йому здавалося, що на той момент виховання національного вже буде початком роботи.

В.К.: Мені здається, що сьогодні підмінюють поняття, коли кажуть про конфлікт між Україною та Росією. Є конфлікт між владними структурами, конфлікт між владою і владою. Але конфліктів між народами, мені здається, не може бути. Як Ви гадаєте?

 

Є.С.: Ні, конфлікт між націями є, особливо між тими націями, які впродовж багатьох століть були в конфлікті, прихованому, звичайно, більш чи меш, відвертому. Бо це були два запряжені коні, але одному з них було дозволено кусатися, а другого били батогом. Отже, певний конфлікт, звичайно, був. І він залишається досі. Тут, я думаю, потрібно, звичайно, обережно говорити про націю, і якось обережно говорити про її стереотипи. Але вони є, ці стереотипи. Ясно, що воно було і залишається зараз конфліктом політичних структур. Але досить поставити питання так: а яка ж політична структура України влаштовувала б Кремль? А ніяка. Тільки та, яка капітулює…

В.К.: …Капітулює або стає відділом Кремля. Знаєте, я вважаю Вас людиною, яка завжди була моральною протидією владі. Та чи існує сьогодні така моральна протидія? В кому, або в чому вона сьогодні полягає?

 

Є.С.: Може, краще було б сказати: не так протидія, як нонконформізм, як неприйняття того, чого не можна приймати, незалежно від того, які особи за цим стоять. Не можна приймати, скажімо, «совєтських» принципів, перефарбованих в нинішні барви. Не можна приймати брехні, яка завжди є однаковою і є найбільшим злом у житті, я сказав би – засадничим злом, тим злом, що лежить в основі всіх бід. І в цьому розумінні, ясно, що нам всім потрібно протидіяти, і треба називати речі своїми іменами, чого б це не коштувало, щоб не пристосовуватися і не потурати.

В.К.: А якщо так, то чи могла б існувати така влада, з якою б Ви могли бути в тісному співробітництві? Яка має бути влада, щоб Євген Олександрович Сверстюк міг би з нею співробітничати?

 

Є.С.: Я не знаю. За своєю біографією і за своєю натурою я, очевидно, не годжуся для того, щоб працювати у владних структурах. Але, в усякому разі, я розумію, що будь-який президент, будь-яка влада потребує якоїсь твердої опори, твердої опори на громадян. Я хочу бути таким громадянином, на якого можна спиратися. Я не є ідеальним. Влада не є ідеальною. Але я хотів би мати чесну спільну розмову, і , відповідно, спільні дії. Ну, як лікар і його помічник, ми повинні робити одну спільну роботу. Бо без цього хвороба буде задавнюватися і поглиблюватися. А нині ми потребуємо саме лікаря, бо суспільство хворе. Ми потребуємо лікування, ми потребуємо доброго діагнозу, відповідного догляду, наскільки це можливо за наших умов.

В.К.: Євгене Олександровичу, минулого року ми всі відзначали двохсотріччя Миколи Гоголя, якого теж всі намагаються перетягти на свій бік, в усякому разі, політики. Але що Ви можете сказати про Гоголя, ким він став для нас сьогодні?

 

Є.С.: Крім того, що він є найбільш відомим українцем у світі, я міг би ще сказати, що Гоголь залишається вчителем, християнським вчителем, якого не треба перетягувати нікуди. Він залишається вчителем християнських чеснот, і він застерігає від екстремістських чи насильницьких заходів, від зміни вивісок, від спроби змінити все і одразу. Він нагадує нам, що раніше треба змінюватись самому, і тоді буде змінюватись все навколо тебе. В цьому розумінні він є вчителем великих вчителів ХІХ сторіччя в Росії і в Україні. І таким ми повинні його сприймати. Якщо ж говорити про його національність, то, думаю, що це питання теж фальшиво поставлене. Гоголь, як великий чоловік, був і національно великим. Він був українцем до глибини кісток. Він не змінювався ніколи, він не витикався. Але, поставлений в перший ряд російських письменників, він, звичайно, і стоїть у першому ряду. Але з його любов’ю, з його прагненнями, з його менталітетом, з його нахилами, він є людиною української традиції. Це виявляється настільки виразно, що навіть питання не може стояти про це.

В.К.: Я хотів би побажати Вам здоровя. Дуже Вам дякую за те, що Ви знайшли час для розмови з нами. Я маю надію, що ми ще будемо з Вами зустрічатися і навіть попросив би Вас, можливо, колись прочитати у нас лекцію. У нас йдуть відкриті лекції в Будинку Учених. І наостанок я хочу побажати всім доброго здоровя і успіхів в усьому. Дякуємо Євгенові Олександровичу.

 

Є.С.: Бажаю вам радості і Різдвяних свят, бо ще свята не закінчилися.

В.К.: І святий Василь на порозі. Дякуємо.

 

 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

05:57 Израильская фирма выплатит Оклахоме 85 млн долларов из-за опиоидного кризиса
05:23 В Хакасии глава района повалил журналиста на пол во время интервью
04:53 Пучдемон и его соратники получат мандаты депутатов Европарламента
04:24 СКР отправил на экспертизу тело умершего в Ярославле осужденного
03:58 Кличко назвал «криминалом» трещины на стеклянном мосту в Киеве
03:28 Российского видеоблогера избили сокамерники в мексиканской тюрьме
02:59 На севере Москвы нашли более 20 боеприпасов времен ВОВ
02:34 В Египте девять полицейских сгорели в автозаке после ДТП
01:58 Гитанас Науседа выиграл президентские выборы в Литве
01:27 Явка на выборах в Европарламент выросла впервые за 40 лет
00:56 Сборная Финляндии выиграла ЧМ-2019 по хоккею
00:25 Медведев оценил итоги тестирования системы электронного голосования
26.05 23:56 Депутат ГД предложил удалять страницы умерших пользователей соцсетей
26.05 23:21 Зеленский пообещал поддержать украинский кинематограф
26.05 22:58 Медведев похвалил «Единую Россию» за «омоложение»
26.05 22:32 На выборах в Европарламент от Франции побеждает партия Ле Пен
26.05 21:58 Киевский стеклянный мост треснул на второй день после открытия
26.05 21:21 Самолет из Китая совершил аварийную посадку в Пулково
26.05 20:51 На выборах в Европарламент от Германии лидируют консерваторы
26.05 20:32 СМИ узнали о задержании сбившего гаишника сына экс-сенатора
26.05 19:59 Льюис Хэмилтон выиграл Гран-при Монако «Формулы-1»
26.05 19:31 Главный тренер ФК «Анжи» покидает свой пост
26.05 19:21 Россия завоевала бронзу ЧМ-2019 по хоккею
26.05 18:59 Сергей Лазарев ответил на сообщения СМИ о рождении дочери
26.05 18:24 Следком начал проверку после гибели ярославского осужденного
26.05 18:02 Приказ Минтруда о доплатах к пенсиям вступил в силу
26.05 17:41 Дочка Алсу прокомментировала спецвыпуск детского «Голоса»
26.05 17:25 «Локомотив» стал серебряным призером чемпионата России по футболу
26.05 17:00 Зеленский попросил полицию не применять силу к протестующим
26.05 16:39 Глава РПЦ объяснил строительство трех храмов в сутки
26.05 16:19 СМИ узнали о просьбе Коломойского к Зеленскому объявить дефолт
26.05 15:55 Новый стадион «Динамо» в Москве принял первый матч
26.05 15:37 Иран предложил странам Персидского залива подписать пакт о ненападении
26.05 15:16 В Совфеде объяснили неправомерность решения трибунала ООН
26.05 15:14 Оба кандидата в главы Литвы выступили за смягчение диалога с Россией
26.05 14:53 Илон Маск стал самым высокооплачиваемым топ-менеджером
26.05 14:31 Москвичам пообещали рекордную жару
26.05 14:21 Странный предмет в метро Москвы оказался забытым пакетом
26.05 14:17 Число претендентов на кресло Мэй выросло до восьми человек
26.05 13:51 Станцию метро в Москве закрыли из-за странного предмета
26.05 13:31 Захарова ответила Киеву на угрозу «гамбургских санкций»
26.05 13:10 Таксист открыл стрельбу в Подмосковье
26.05 12:51 ЕР проводит праймериз по отбору кандидатов на выборах
26.05 12:30 Зеленский пообещал превратить Украину в базу для покорения мира
26.05 12:10 Дуров обвинил власти РФ в попытке взлома аккаунтов журналистов
26.05 12:07 СМИ узнали о переговорах Fiat Chrysler и Renault о слиянии
26.05 11:44 ВОЗ признала переутомление болезнью
26.05 11:20 СМИ узнали об отправке Турцией оружия противникам России
26.05 10:56 Иран пригрозил США секретным оружием
26.05 10:35 Президент Украины сплясал на камеру
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Коми Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Северный поток» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Пермский край Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции российское гражданство русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба Федеральная таможенная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.