НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

07 апреля 2010, 09:04

Защита от Россиротпрома

Вопрос о введении в России ювенальной юстиции либо о недопустимости такого введения – сегодня один из самых острых. Многочисленные обсуждения с представителями двух «противоборствующих сторон» убедили меня в том, что причина этого сотрясающего страну конфликта «ювеналистов» и «антиювеналистов» в том, что каждая сторона понимает словосочетание «ювенальная юстиция» по-своему.

Сторонники ювенальной юстиции имеют в виду введение специализированного уголовного судебного процесса в отношении несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом, с учетом того, что это всё-таки дети. На состоявшейся 18 марта в Московской государственной юридической академии конференции, посвященной 100-летию первого ювенального суда в России, докладчики говорили о том, что Россия была пионером введения «детских судов», и что это отнюдь не «западный опыт», об угрозе которого говорят сегодня противники ювенальной юстиции. Елена Воронова, судья первого в современной России ювенального суда в Ростовской области, подчеркнула, что гуманное отношение к людям, преступившим закон, в первую очередь к детям, установка на их исправление, официально провозглашены также и Русской православной церковью.

С другой стороны, противники ювенальной юстиции говорят об угрозе использования ювенальных судов для разрушения семьи – под предлогом защиты прав детей, живущих в семье. Но и сторонники ювенальной юстиции согласны, что карательный подход в отношении семьи неприемлем, подчеркивая, что именно сейчас он у нас господствует. Действительно, в стране каждый год «выявляется» (термин государственной статистики) 115-120 тысяч новых детей, оставшихся без попечения родителей, из которых 80% (250 в день !!!) – новые социальные сироты, необратимо отрываемые от кровной семьи. У нас еще нет ювенальной юстиции, но уже есть то зло, которое, по мнению ее противников, приобретет еще большие масштабы в результате ее введения. И надо признать – у этих опасений есть основания, поскольку никто еще не сумел опровергнуть трагическую российскую формулу «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Да, насилие в семье – это страшно. Да, бедность, недоедание детей в семьях с низкими доходами – это недопустимо. Но ведь факт остается фактом: существующая система способна реагировать на эти семейные проблемы только «убийством» семьи. В стране в гигантском масштабе действует «пылесос» откачивания детей из семьи. И эта машина «поставок» новых воспитанников интернатных учреждений жестко закреплена в действующем федеральном законодательстве, согласно которому отрыв ребенка от родителей – единственный способ защиты ребенка, права которого нарушаются родителями. Нам приходится все время общаться с сотрудниками и руководителями органов опеки и попечительства и комиссий по делам несовершеннолетних в регионах, а среди них много замечательных, неравнодушных, честных людей. Как они устали от этого, навязанного им законодательством командно-административного подхода, от этой полной невозможности сделать что-то для спасения проблемной семьи!

Сегодня стратегическая задача – коренная реформа и органов опеки и попечительства (сопровождение их деятельности профессиональными службами, что в течение многих лет делала пионер развития патроната в России Мария Терновская), и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав (есть замечательный опыт регионов по их реорганизации в орган, координирующий восстановительную работу с семьей), и всей «социалки», всех социальных служб, которые надо «повернуть» от традиционно сложившихся «распределительного» и «заявительного» способов деятельности к активно-помогающей восстановительной работе в социальной среде, в том числе на дому, по месту жительства неблагополучной семьи.

Что мешает осуществлению этих давно назревших реформ, эффективность которых уже доказана замечательным пилотным российским опытом? Дело в том, что огромное количество детей-сирот, т.н. «государственных детей», чрезвычайно выгодно той системе, которая получает на их содержание гигантские бюджетные ассигнования и которой законом дано право управлять процедурами их семейного устройства практически в закрытом (а значит «взяткоемком») режиме. Эту систему справедливо называют «Корпорация Россиротпром». И вот ее сопротивление указанным реформам пока преодолеть не удалось.

Я уверен, что немалую энергию ныне конфликтующих сторонников и противников ювенальной юстиции просто необходимо объединить в борьбе с этой корпорацией, с тем, чтобы создать, наконец, в нашей стране такую систему защиты детства, которая стремится сохранить семью для ребенка. Потому что по большому счету ребенок и семья нераздельны. И с этим ключевым тезисом опять же согласны все – и сторонники, и противники ювенальной юстиции.

Автор –  Председатель Правления РОО «Право ребенка», член Общественной палаты Российской Федерации

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.