8 декабря 2022, четверг, 02:36
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

27 июля 2010, 17:42

Пиар наличности

Московские власти ответили гражданским активистам, которые протестуют против сноса усадьбы Алексееевых. Ранее активисты «Архнадзора» не раз пытались сорвать снос дома. Власти дому в исторической ценности отказывают, а активистов обвиняют в выполнении заказа. Так это, политическая или бизнес-история, но сами власти столицы слишком много сделали и делают для того, чтобы Москва сильно потеряла в смысле комфортной  для проживания городской среды.

Общественные акции против сноса исторических зданий в Москве могут превратиться в «новый бизнес», заявил  главный архитектор столицы Александр Кузьмин. «Такое ощущение, что мы стоим на пороге нового бизнеса. Тихо сидишь, наши коллеги делают свою работу, выпускаем проект, потом— публичные слушания, материалы все показываются, а когда ставится забор, начинаются всевозможные волнения,— суммировал Кузьмин.— Таким образом, впереди нас могут ждать интересные действия и на других площадках».

В самом сносе он не видит ничего незаконного: «здесь нет никаких нарушений, надо четко исполнять закон и вопрос этот закрывать». «Надо жить по закону. Если закон неправильный, надо менять его. Но никто не имеет право его не исполнять и нарушать», – заявил Кузьмин.

Префект ЦАО Алексей Александров в свою очередь рассказал, что все необходимые документы и согласования для нового строительства на улице Бахрушина были получены. «Инвестор действует в рамках закона. У него все оформлено еще с 2008 года», – рассказал Александров. «Проект, разработанный еще в 2006–2007 годах, был опубликован в 2008 году, и в интернете его мог посмотреть каждый», – добавил он. А председатель Москомнаследия Валерий Шевчук попросил журналистов не искажать  информацию со сносом усадьбы и делать «самопиар личности» на решениях власти.

Обида Шевчука легко объяснима - «Архнадзор» обещал добиваться его отставки. Активисты «Архнадзора» считают, что в Москве есть ещё около 500 подобных зданий, которые хотят уничтожить.  Напомним, усадьба купцов Алексеевых, относящаяся к стилю «ампир», была построена в 1817 году. Дом, расположенный на улице Бахрушена,11, принадлежал в своё время купцам Сытовым, Немоляевым, титулярной советнице Александре Каринской.

Другое дело, что возросшая активность вокруг судьбы московских памятников сильно напоминает политическую подготовку отставки Юрия Лужкова или же местные бизнес-игрища. Поддержка Общественной палаты противников Генплана Москвы и сноса усадьбы Алексеевых говорит, скорее, о политическом варианте борьбы за исторический облик Москвы (мы это не раз уже обсуждали — см. например, "Особенности национального огородничества" и "Гражданская оборона Москвы").

Гражданская активность часто приобретает симулятивные формы, или даже политтехнологические — в этом московские власти правы. Однако даже если видеть за каждой гражданской акцией исключительно «самопиар личности», все равно остается вопрос, что же это за городские власти, которые позволяют инвесторам разрушать исторический облик Москвы. Тысячу раз проговорено, что любой, даже самый красивый новодел существенно хуже заботливо сохраненного оригинала. В том числе и потому, что ценность памятника, а стало быть и города в целом снижается.

То же московские власти делают и с городской средой в целом. Кратное увеличение числа персональных авто привело к ухудшению экологии и появлению значительных транспортных проблем, от которых до полного коллапса почти один шаг (стоит вспомнить хотя бы недавнее стояние Ленинградки из-за ремонта путепровода). И несмотря на появление потребительского рая (бизнес-, фитнес и торгово-развлекательных центров), качество пребывания в городской среде существенно снизилось. Многие автомбилизированные москвичи побогаче вполне сознательно перебираются в Подмосковье, им кажутся куда более комфортными собственные домики за охраняемым забором.

Именно в этой среде доверие к московскому начальству снизилось за десять лет наиболее существенно. По данным Левада-центра, в 2009-м деятельностью Лужкова был доволен лишь 41% – поддержка уменьшилась в полтора раза по сравнению с 2001 годом.

Что мешает гражданам жить социологи тоже выясняли. Согласно февральскому опросу Левада-центра, москвичей более всего волнует проблема пробок на дорогах - 41 процент опрошенных указал на эту проблему, как на значимую. Из других проблем, волнующих москвичей, стоит отметить подорожание транспорта и рост коммунальных платежей (33 процента), рост безработицы (30 процентов опрошенных, в то время как московские власти утверждают, что безработица в городе на уровне статистической погрешности), низкие заработки и маленькие пенсии (28 процентов). Нехватка жилья тоже проблема из самых острых - об этом заявили 24 процента опрошенных.

Проблема московского правительства, если описывать ее метафорически вовсе не в том, что кто-то вороват или же не желает городу процветания, а в том, что надо быть менеджерами городской среды, а Москве достались по преимуществу «крепкие хозяйственники». Попытка решить транспортные проблемы, например, приводит едва ли не к усугублению ситуации, а решение проблемы дефицита жилья — к застройке площадей, предназначенных под дорожные строительство (см. лекцию Михаила Блинкина "Этиология и патогенез московских пробок" и расшифровку программы "Нейтральная территория" "Транспортный коллапс в Москве").

Безусловно, московские власти пребывают в изначально нехорошей ситуации: значительная доля имеющихся в стране денег, транспортных потоков и людских ресурсов проходит через Москву. На увеличивающемся потоке росла и символическая (и реальная, в виде рейтингов ведущих агентств и ставок по кредитам) капитализация города. За счет преимущественно внешних по отношению к Москве обстоятельств. Спрос на московскую недвижимость рос крайне существенно и инвесторам не было большого интереса до сохранения облика или же проблемы того, что именно предполагалось выстроить на месте выделенного им участка под застройку. Однако властям, как кажется, следовало бы хранить наследие.

Гипотетически они этим занимаются — составлены реестры памятников, проводятся обязательные археологические раскопки, памятникам требуют восстанавливать исторический облик. Делается это все, правда, больше формально, иначе инвестпроект при, скажем, проведении раскопок по всем правилам встанет надолго.

В этой ситуации наличие пусть даже самых неприглядных с точки зрения чистоты помыслов квазиобщественных организаций полезно. Властям приходится объясняться с журналистами. Ведь редко испытывающие искреннюю симпатию к московскому правительству журналисты много и охотно цитируют противников мэрии. Наличие пусть даже нескольких локальных побед квазигражданского общества (вариант — слабого гражданского общества) и СМИ над представителями власти демонстрирует гражданам, что самоорганизация вокруг проблем возможна и даже может принести плоды. Пусть не качественный, но некий сдвиг сознания совершается.

Повышается и юридическая грамотность общественников и граждан, ибо власти постоянно утверждают (что при сносе поселка «Речник», что при нынешнем скандале) - « все сделано по закону». И единственный выход — это читать закон и думать, что там именно сделано не совсем по нему. Российские топы не раз заявляли, что гражданское общество должно развиваться постепенно и во взаимодействии с властью. Власти Москвы, кажется, поступают в соответствии с этой максимой.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.