НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

03 сентября 2010, 09:15

Сколько лет Красной площади?

О Красной площади столько написано, что уже, казалось бы, все должно быть известно и точно установлено, – но энциклопедии и справочники по множеству вопросов дают взаимоисключающие ответы.

Вопрос о возрасте Красной площади – не исключение.

Время появления самой площади – как пространства, свободного от застройки, – установить в точности невозможно. Скорее всего, это пространство существовало уже с момента постройки Кремля – из оборонительных соображений, чтобы неприятель не мог скрытно подобраться к стенам. Вероятно, почти сразу у главных городских ворот возник рынок – Торг. Не исключено, что он существовал здесь уже в конце XIII века, когда была основана «обитель чудного Богоявления, да в приделе Благовещение Пресвятыя Богородицы, на Москве, за торгом»[i]. Впрочем, эта запись в домовой книге Богоявленского монастыря сделана гораздо позже, поэтому правильнее вести отсчет от первого летописного упоминания: в 1434 году на Варварской улице за Торгом у церкви Бориса и Глеба был погребен Максим блаженный[ii].

Однако Большая советская энциклопедия (БСЭ) относит появление площади к концу XV века, «когда после строительства кремлёвских стен здесь была создана свободная площадь». Точности ради надо отметить, что в конце XV века стены не строились, а перестраивались, и при этом площадь Кремля увеличилась – за счет пространства перед прежней стеной.

Многие авторы связывают появление площади с еще более поздним событием – с пожаром в апреле 1493 г. В подтверждение своей версии они указывают, что после этого пожара «повелением великого князя Ивана Васильевича церкви сносиша и дворы за Неглимною; и постави меру от стены до дворов сто сажен да десять»[iii]. Однако указание «за Неглинной» никак не может относиться к Красной площади; да и Торг, как мы знаем, к этому времени уже давно существовал – по крайней мере с 1434 года.

Но вопрос, вынесенный в заголовок, имеет еще один смысл, именно – когда же появилось само название Красная площадь? И здесь разные авторы тоже дают разные ответы.

Площадь за свою историю сменила несколько названий. В сочинениях иностранцев XVI-XVII веков площадь упоминается как рыночная или торговая; да и в отечественных документах с XV века и вплоть до начала XVII-го она именуется Торгом. Так, в 1601 г. при встрече цесарева посланника велено было ехать с ним «Тверскою улицею в Китай город полым местом к каменным лавкам и большим торгом, Ильинскою улицею на Посольский двор»[iv].

С конца XVI века используется название Большая площадь; но чаще всего ее называют Пожаром. Как и прочие стихийно возникавшие наименования, эти названия существовали и использовались параллельно. Так, в Книге об устройстве торговых городских рядов 1626 года указано, что «огуречников, которые сидели на Большой площади и на Неглиненском мосту, – велели сослать и дать им места… за Китаем городом, к Самопалному ряду»[v]; но далее в той же книге сказано, чтобы «по Пожару, и в воротах … ни с каким товаром не сидели и не торговали»[vi].

Некоторые издания (в т.ч. и БСЭ) связывают название Пожар с пожаром 1571 г. – но в летописях название пожар упоминается уже под 1534 г. при описании строительства Китайгородской стены: «по повелению государя великого Ивана Васильевича всея Руси поставиша града около всего пожара, идеже у них вси торговые места»[vii]. Кроме того, пожары происходили отнюдь не только на торговой площади, и вряд ли есть основания связывать название Пожар с каким-то конкретным пожаром. Тем более, что это название в XVI-XVII вв. встречается не только в Москве.

Казанский летописец сообщает о постройке в 1552 г. в Казани церкви Нерукотворного образа «за градом, на пожаре, противу врат градных, на торговище»[viii]. В 1627 г. было послано указание «на Москве и во всех городех литовския печати учительныя евангелия архимандрита Кирилла Транквиллиона Ставровецкаго и иныя книги его слогу собрати и на пожарех сжечь, чтоб та ересь и смута в мире не была»[ix], «а собрав в Торопце литовския печатныя учительныя евангелия и иныя книги Кириллова слогу, велети на пожаре сжечь»[x]; аналогичные грамоты были отправлены и в другие города – Владимир, Великие Луки, Путивль, Белоозеро, Верхотурье, Тобольск и др.; в большинстве литовских книг не оказалось, в Путивле же обнаруженные книги «на пожаре позжены»[xi].

В самой Москве пожаром именовалась не только нынешняя Красная площадь. В делах Посольского приказа дважды пожаром названа Лубянская площадь: к Литовскому посольскому двору на Покровку в марте 1570 г. было велено ехать «с послы по Всполью к Устретенской улице и Устретенскою улицею и пожаром до подворья»[xii]; в 1581 литовский гонец ехал «Переславскою дорогою в Земляной город в Устретенские ворота да Устретенскою улицею, а с Устретенской улицы на пожар, да на Покровскую улицу на Литовской двор»[xiii]. Одновременно Пожаром продолжала именоваться и Красная площадь: в 1587 цесарский посланник ехал «в Китай город в Неглименские ворота, да пожаром к Ильинскому Хресцу»[xiv]. А.И.Бунин выдвинул предположение, что пожаром называли торговые площади[xv]. Однако применительно к Лубянской площади позднее 1581 года название пожар не встречается (хотя торговля там по-прежнему велась), в то время как Красная площадь называлась пожаром еще 80 лет. Не менее существенно, что в приведенных выше цитатах из летописей «пожар» и «торговище» («торговые места») вовсе не синонимы. По всей видимости, «пожаром» называли саму площадь (пустое пространство, плацдарм перед городскими укреплениями) за городскими воротами. Поэтому и оказалось столь кратковременным использование этого термина применительно к Лубянской площади – от постройки Китайгородской стены до возведения укреплений Белого города.

Возникновение названия Красная площадь некоторые авторы относят к глубокой древности, другие к XVIII веку, П.В.Сытин и вовсе утверждает, что «постоянное название Красной площадь получила только в начале XIX в.»[xvi].

Большинство специалистов сходятся на том, что название появилось во второй половине XVII века.

По чистому недоразумению ближе всех к правильному ответу оказался тот же П.В.Сытин, заявивший, что «впервые площадь названа Красной в сочинении путешественника Мейерберга 1661-1662 г.» – хотя у Мейерберга названия Красная площадь нет вовсе. Похоже, Сытина ввел в заблуждение план, опубликованный в книге Ф.Аделунга[xvii], – но этот план[xviii] был перерисован из книги Мейерберга с отступлениями от оригинала, а подписи к плану не просто переведены, а «осовременены» для удобства читателей. На оригинальном же плане[xix] значится просто «самая широкая площадь».

Между тем, время и обстоятельства появления названия можно установить без помощи иностранцев – благодаря тому, что площадь регулярно упоминается в описании официальных церемоний. До 1659 г. включительно площадь в документах именуется Пожаром (в начале века изредка фигурирует и «Большая площадь», но это скорее определение, чем полноценное название). В Дворцовых разрядах это название последний раз упоминается под 1658 г.: «Июня в 18 день Великий Государь указал: в Китае, в Белом городе и в Земляном валу в улицах, которыми идти грузинскому царю, и на пожаре шалаш харчевников, и полки, и скамьи, и мостовой старой лес и в тележном ряду прибрать все начисто»[xx]. «Того же месяца Июня в 20 день пришел к Москве Грузинской царь Теймураз Давыдовичь… А строили сотни в Китае по пожару и до двора, где стоять Грузинскому царю, околничей князь Иван Ивановичь Лобанов-Ростовской да розрядной дьяк Василей Брехов»[xxi]. «Солдаты стояли по пожару по обе стороны с ружьем, отыкався пиками солдацким строем»[xxii].

В других документах название Пожар последний раз упоминается в 1659 г.: «октября в 22 день ходил государь в ход за кресты, к празднику, к Богородице Казанской что на Пожаре, и слушал обедни»[xxiii]. Но уже в 1661 г. «мая в 8 день слушал Государь всенощного у празника, пречистыя Богородицы Казанския, что на Красной площади, у старого Земского двора»[xxiv], и с этого времени используется только новое название, старое не упоминается ни разу. Сходным образом в Дворцовых разрядах в распоряжениях к встрече послов от 23 апреля 1661 г. уже фигурирует название Красная площадь, и в записке о самой встрече также указано, что при встрече стояли «по обе стороны Красные площади жильцы и дворяне, и стряпчие»[xxv], и далее встречается только оно.

Обращает на себя внимание внезапность смены названия, не только в официальных распоряжениях, но и в обиходе. Показательно, что при расследовании бунта 1662 года название «Пожар» упоминается допрашиваемыми только один раз, Красная же площадь – многократно[xxvi].

Обычно в те времена стихийно появлявшиеся новые названия вытесняли прежние постепенно, соседствуя с ними иногда на протяжении многих десятилетий. Здесь же наблюдается не вытеснение, а моментальное замещение.

Это позволяет с большой долей уверенности предположить, что название Красная площадь не возникло стихийно, а было дано по царскому повелению[xxvii]. В пользу такой гипотезы говорит и то, что чуть ранее Алексей Михайлович уже занимался топонимикой – 26 апреля 1658 г. его указом были переименованы ряд улиц и ворот[xxviii]. Новое название, вероятно, связано с тем, что через площадь лежал путь от Посольского двора к Красному («парадному» – в современной терминологии) крыльцу царского дворца в Кремле; крыльцо же именовалось Красным уже в 1596 г. Да и в другую сторону – с Красного крыльца – путь тоже лежал как правило на Красную площадь, вольно или невольно (напр., в 1682 г. во время стрелецкого бунта «бояр и окольничих и ближных людей» «бросали с верху Красного крыльца вниз, где кого ни застали, на копья стрельцам и салдатам, и тела их волочили на Красную площадь»[xxix]).

И во всяком случае несомненно, что новое название появилось в 1660 г. Точнее, между 22.10.1659, когда площадь еще названа Пожаром, и 23.04.1661, когда уже фигурирует новое название.

А это значит, что в нынешнем 2010 году есть достаточное основание отметить 350-летие названия «Красная площадь».


[i]               Никодим (Белокуров Н.И.). Описание московского Богоявленского монастыря. М., 1877. С.2.

[ii]              Владимирский летописец. ИЗ. М., 1945. Т.15. С.285.

[iii]                ПСРЛ. Т.18. С.278.

[iv]              Белокуров С.А. О Посольском приказе. М., 1906. С.83.

[v]              Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы. Ч.2. М., 1891. Стб.1108.

[vi]              Там же. Стб. 1151.

[vii]             ПСРЛ. Т.43. С.233.

[viii]            ПСРЛ. Т.19. Стб.170.

[ix]              Акты Московского государства. Т.1. СПб, 1890. С.224.

[x]              Там же. С.225.

[xi]              Булычев А.А. История одной политической кампании XVII в. М., 2004; Оглоблин Н.Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа: 1592-1768 гг. Ч.4. М., 1902. С.26; Голомбиевский А. Изъятие из обращения «Учительного евангелия» Кирилла Транквиллиона Ставровецкого. // Библиографические записки. 1892. №2. С.112.

[xii]             СИРИО. Т.71. С.626.

[xiii]            Белокуров С.А. О Посольском приказе. М., 1906. С.81.

[xiv]            Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. Т.1. СПб, 1851. Стб.966.

[xv]             Бунин А.И. О значении слова пожар, в смысле названия местности, в старину. // Археологические известия и заметки. 1898. С.164-171.

[xvi]            Сытин П.В. Откуда произошли названия улиц Москвы. М., 1959. С.160.

[xvii]            Аделунг Ф.П. Барон Мейерберг и его путешествие по России. СПб, 1827.

[xviii]           http://retromap.ru/mapster.php?right=101661

[xix]            http://www.booksite.ru/enciklopedia/album/meierberg/88.jpg и в высоком разрешении http://www.booksite.ru/enciklopedia/album/meierberg/88.tif

[xx]             Дворцовые разряды. Т.3. СПб, 1852. Стб.495-496.

[xxi]            Дворцовые разряды. Доп. к т.3. СПб, 1854. Стб. 137

[xxii]            Записка о приезде грузинского царя. // Древняя Российская вивлиофика. Ч. VIII. М., 1789. С.119.

[xxiii]           Строев П.М. Выходы государей царей и великих князей Михаила Феодоровича, Алексея Михайловича, Феодора Алексеевича. М., 1844, с.316.

[xxiv]           Там же. С.381.

[xxv]            Дворцовые разряды. Т.3. СПб, 1852. Стб.532.

[xxvi]           Восстание 1662 г. в Москве. М., 1964.

[xxvii]          Скорость смены названия свидетельствует еще и о том, что слово «пожар» в сущности не название, а термин.

[xxviii]          «О переименовании городских ворот в Москве. На Москве в Кремле и в Белом городе ворота писать и называть: в Кремле, которыя ворота назывались Фроловскими вороты, и те ворота Спасския; которыя назывались Курятными, те Троицкия; которыя называли Боровицкими, те Предтеченския; в Белом городе, которыя называли Трехсвятскими, те Всесвятския; которыя называлнсь Чертольскими, те Пречистинския, и улица Пречистинская ж; которыя называлнсь Арбатскими, те Смоленския, и улица Смоленская ж; которыя называли Мясницкими, те Фроловския.» - ПСЗ. Т.1. СПб, 1830. С.450. Надо отметить, что этот указ не привел к такой мгновенной и полной замене – прежде всего потому, что заменялись индивидуальные названия, а не термины.

[xxix]           ПСРЛ. Т.37. С.185.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.