8 декабря 2022, четверг, 03:19
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

13 декабря 2010, 17:25

О джиннах и шашлыках

Статья Сапрыкина, под которой подписались (перепостив) обозначенные в ней «мы», теоретически включает и меня, потому хочу обозначить разногласия.

Ну вот «призывали поджигать машины ментов и переворачивали их же в рамках художественных акций» - я не призывала и не делаю «вид, что группа "Война" занимается экспериментами в области перформанса». «Кроме людей в милицейской форме, нет никого, и надеяться не на кого» - именно люди в милицейской форме отпустили четырех преступников из пяти, которые убили Егора Свиридова и ранили его друга. Некто разъяренный – может, и из тех, кто был на Манежной - пишет: «Происходит жестокое убийство (не в первый раз) и садистское избиение (не в первый раз) по национальному признаку. Подонков - внимание! - в окровавленной одежде, в испачканных кровью ботинках и с травматикой задерживают недалеко от места преступления - тоже не в первый раз. Потом приезжают шикарные машины и пятерых уродов отпускают. Сам убийца ржёт и веселится - потому что знает, что откупится - не в первый раз».

Люди в милицейской форме - позвонки власти, модель ее такова, что откаты («делиться надо») восходят, а наказы («тренируйте мускулы») нисходят по вертикали, коррупция – базис нынешней государственной системы, а не надстройка. Повсеместно – а не кое-где у нас порой. В связи с этим – «Мы привыкли считать: во всех  бедах виноват Путин. Или коррупционная вертикаль власти. Или органы внутренних дел» - я продолжаю так считать. Да и что тут считать, это – факт, а не позиция. С позициями проблема в том, что они – нечестные: каждое «мы» жалеет одних преступников и клеймит других, оплакивает одних убитых и не замечает других. Вирус наших/ненаших внедрился и в тех, кто не хотел болеть. Болельщик – он не только футбольный, кашинские болельщики не заметили, что убили социально чуждого Свиридова, что милиция отпустила четырех соучастников убийства, что в Москве каждый день то расстреливают армянского предпринимателя (накануне Манежной), то забивают насмерть «выходца из Центральной Азии» (назавтра после Манежной), что «преступный промысел в Москве монополизировали этнические ОПГ, при этом распределение сфер криминальной ответственности имеет чёткую национальную «специализацию» (цитирую первого зам.начальника ГУВД Москвы А.Иванова, 2004 г). У «представителей закона» специализация идет по другим признакам.

Лет шесть назад я делала небольшой ремонт. У меня работала «этническая» бригада – армянская. Выбрала я ее не по национальному, понятно, признаку, а по территориальному – они уже работали в доме (в другой раз бригада тоже была «этнической» – молдавской). Чтоб быстрее закончить, я попросила плиточника остаться до позднего вечера. – Нет, - говорит, не могу: милиционерам в метро придется отстегивать, не по карману это. Я сказала, что мы отвезем его на машине, и он согласился. Жил в том районе, где живут кавказцы, таких гетто в Москве несколько.

Могла бы лично я как-либо бороться с коррупцией? Конечно, нет. Разве что возить тех, с кого берут дань, на машине. Потому не соглашусь с Сапрыкиным и в том, что мы «от… до нашего коллеги Андрея Лошака с его оптимистическим анархизмом (дескать, скорей бы Сурков, Барков и Сердюков улетели на Марс, мы, честные граждане, без них ловчее разберемся) — не учитывали одной мелочи: страны, в которой мы живем».

Ксенофобия свойственна не только «стране, в которой мы живем». Неонацистские настроения, нацистские марши – случается и сгущается это и в Европе. С чем связано – вынесем сейчас за скобки, важно то, что в России ситуация взрывоопаснее, чем там. И если бы названные и неназванные прорабы вертикали улетели на Марс в 1999 году, возможно, сценарий был бы другим. Не улетевшие решили для собственных нужд вырастить в бутылках джиннов. Понадобилось – выпустили нацистского джинна, а то – джинна исламских радикалов или хоругвеносцев, чеченской ОПГ-1 против чеченской ОПГ-2, дедов хасанов против япончиков, одних «героев России» против других. Джинны имеют свойство перерастать свои бутылки, и вот переросли. Да, загадочные же вещи происходят: «православный банкир» Пугачев, друг Путина, миллиардер, отправленный окучивать Францию как Абрамович - Англию (газету, автомобильный завод и один из символов Франции, Hediard – купил), вдруг - банкрот. И, видимо, не друг. Бессмертная фраза фашиста Франко «Друзьям – всё, остальным – закон» - негласный, но действующий девиз последнего десятилетия. С поправкой на дышло, само собой.

Одна из причин «народного гнева» на Манежной (по Сапрыкину): «что потребительский путинский рай, чьи излишества так оскорбляют эстетическое чувство условных «нас», для молчаливого большинства — это в лучшем случае, возможность купить в кредит холодильник». Холодильник не при чем, везде есть бедные и богатые, но не везде богатство и криминал – близнецы-братья, не везде появляется реклама «кто не в Прада – тот лох». И то, для «революционного мятежа» - это вторичный половой признак, первичный – гражданский, он же национальный в смысле nationality, ответ на вопрос: «кто мы». Милиционеры – это мы или нет? А Кавказ, входящий в состав России – мы (если задавать этот вопрос в Москве)? А «этнические ОПГ», а солнцевские, а тамбовские, а московские чиновники, одного из которых недавно арестовали за взятку в полмиллиона долларов? Лужков был пасечником всего этого осиного гнезда и нутром чуял, на какие кнопки жать, какие рынки не трогать, кому дать или не дать строительный подряд - каждый знал, что бывает за «неправильное» поведение. Собянин хоть и спустился в эту лощину с кремлевских гор, то есть не совсем свалился с Луны, но сдается всё же, что при пасечнике невозможна была ситуация, когда человек в маске (из Манежных зачинщиков) ставит ультиматум начальнику ГУВД: или разговариваешь со мной в маске, или пшел вон. И тот разговаривает – а что ему остается?

«Простым большинством голосов было решено избить до полусмерти детей с чуть более черными волосами», - пишет Сапрыкин (мной, забыла сказать, любимый). Нет же, не из-за волос, не из звериной ксенофобии! Недавно мое внимание обратили на странную аббревиатуру в объявлениях о сдаче квартир: ККА. Оказалось, значит она «кроме кавказцев и азиатов». А ищущие квартиру пишут: «Русская семья снимет…». Секрет прост: мой знакомый (у друзей нет национальности) – одно дело, а неизвестный, пришедший по объявлению – с большой вероятностью связан с теми самыми этническим ОПГ, прямо или косвенно, поскольку на глаз, навскидку – их в Москве больше. Те, кто палит из револьверов на Садовом Кольце (свадьба, национальные традиции!), те, кто режет баранов и танцует лезгинку на той же Манежной – наверняка никакие не ОПГ, но их боятся, в привычных культурных кодах их поведение – сигнал опасности.

Вечером, в день погрома, ко мне пришла в гости подруга, как раз после своей лекции на тему «Чужой», о ксенофобии (она – философ). Подруга клеймила нацистов и страшно боялась, как доберутся до дома два ее аспиранта-кавказца, «оба очень симпатичные и умные». И вот я задала ей этот сакраментальный вопрос: а ты сдала бы свою квартиру кавказцу, пришедшему по объявлению? – Конечно, нет, - не задумываясь ответила она. И стала сокрушаться, собираясь днями в командировку в Индию, что русским теперь визы дают со скрипом, урезали срок пребывания, поскольку русские развели в Гоа такой криминал, что индийцы больше не хотят их (т.е. нас) видеть. Для индийцев «русские» - это граждане РФ. Они не разбирают, кто там кабардино-балкарец, русский-поскребешь-найдешь-татарина, полуеврей-полуукраинец, для внешнего мира это одно понятие – русские. И выходит, что ни в чем не повинные добропорядочные граждане РФ в ответе за преступников, не имеющих к ним никакого отношения. Тот же феномен демонстрируют террористы (мы убиваем случайных прохожих, потому что наши обидчики – вашего роду-племени) и вчерашние погромщики: они не могут добраться до тех, против которых «накипело», потому бьют ментов, которые попались под руку, беспомощных против многотысячной толпы, кавказцев, которых видят в метро, а не тех, которые ОПГ…

В социуме, который был расчленен на шашлык и нанизан на шампур вертикали для вечного пира пильщиков и откатчиков, среда обитания должна быть непременно мутной, непрозрачной, чем чернее, тем лучше – никто никого не схватит за руку и не будет судить праведным судом. Но в таком социуме, уже опробованном и Российской Империей, и Советской, и нацистской Германией, будут и погромы, и гражданские войны, и ярость, и восстания, а то еще гулаги и освенцимы. Манежная показала: агрессивная многотысячная толпа – единственное, чего власть боится, перед кем пасует и чьи требования готова выполнять.

В целом я согласна с Сапрыкиным: «сказать сейчас: Манежную устроили провокаторы и нелюди — было бы нечестно. То, что произошло, слишком серьезно и далеко не случайно. К этому все шло и этим не закончится». А в чем мы, не сапрыкинские, а мы все, виноваты - это в том, что десять, пятьдесят, сто тысяч человек не выходили на Манежную площадь, когда расстреливали неизвестных нам кавказцев, китайцев, негров, русских, когда отбирали свободное телевидение, тем обрубая диалог между разными «мы», когда после взрывов домов в сентябре 1999 года обществу заткнули рот, объявив до всякого следствия виновными кавказцев. Теперь, когда от шашлыка уже валит дым и шампур рискует разломиться от перегрева, прогноз остается тем же: многотысячные толпы, и вокруг кого они будут группироваться, те и будут диктовать дальнейший сценарий.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.