НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

24 февраля 2011, 09:00

Экономический фундамент египетского бунта

Понятие «развивающиеся страны» крепко прилипло ко всем странам третьего мира, однако ситуация в Египте напоминает нам о правоте мысли Теодора Шанина: развивающимися странами называют страны, которые не развиваются. Тридцать лет правления экс-президента Мубарака, 30 лет хваленой стабильности, так и не сделали Египет развитой страной – ни в смысле доходов подавляющей части населения, ни в смысле устойчивости к внешним шокам. Единственной отраслью, которая бурно развивалась за время его правления, был туризм – но туризмом сейчас никого не удивишь, так как каждая страна, у которой есть относительно длинная полоска морского побережья, старается превратить ее в мировой курорт. Что же касается других отраслей национальной экономики, то здесь страна пирамид буксовала в песке, что не могло не отразиться на жизненном уровне египтян.

Сразу трудно сказать, чем вызвано такое невезение. С одной стороны, в свое время, когда у Арабской Республики Египет были тесные дружественные отношения с СССР, братский советский народ построил в молодой республике, только что «сбросившей колониальное иго», массу промышленных объектов. Однако помощь не пошла впрок, и эти объекты не помогли Египту встать вровень с развитыми странами. С другой стороны, после того, как Египет переориентировался на страны с рыночной экономикой и стал открытой страной, в том числе и для иностранных инвестиций, жизненный уровень египтян увеличился не очень сильно, и живут они в среднем всего на $200 в месяц. А основной отраслью экономики, так сказать, драйвером роста, стало не сельское хозяйство, хотя для него есть масса условий, не нефтяная и газовая промышленность, а туризм.

Правда, если посмотреть на процесс экономического развития чисто формально, например, оценивать его по динамике ВВП, то «развитие» выглядит вполне пристойно. За последние 9 лет (включая 2010 год) среднегодовой темп роста ВВП составил 5,4% - очень даже неплохо на общемировом фоне, тем более, что темпы ежегодно нарастали, и до мирового кризиса 2008 года доходили до 7% в год. Однако относительно высокие темпы роста «съедали» не менее высокие темпы рождаемости, превращая рост в стагнацию. В Египте она растет на 2% в год, что по мировым меркам является тоже очень высоким показателем.

Но высокие темпы рождаемости – это не только стагнация. В специфических условиях Египта, когда численность населения увеличивается на 1,5 млн. человек в год, это приводит к возникновению двух тяжелых проблем: к хронической нехватке новых рабочих мест и спорадической угрозе голода. И если проблему дефицита рабочих мест прежнее правительство Египта пыталось решить за счет развития туризма и связанных с ним отраслей (о чем мы скажем дальше), то вот проблема регулярного продовольственного снабжения решалась не за счет развития внутреннего производства, а за счет импорта.

Хотя в Египте существуют практически все условия для развития сельского хозяйства, эта отрасль развивалась крайне медленно. За предыдущие 9 лет она выросла на 30%, то есть среднегодовой темп роста ее продукции (включая рыбное хозяйство) составил 3% в год, что в условиях высокого прироста численности населения практически ничего не давало для расширения продовольственных ресурсов страны.

Судить об этом можно по данным о производстве основных видов продовольственных культур, которые приведены в следующей таблице.

Производство, тысяч тонн

2006/2007

2007/2008

2008/2009  

2009/2010

пшеница

7279

7976

8523

8897

кукуруза

6374

6243

6543

6515

рис

6744

6868

7240

5518

Численность населения, тысяч человек

72940

74439

76061

77702

Производство на душу населения в год, кг





пшеница

100

107

112

115

кукуруза

87

84

86

84

рис

92

92

95

71

В общем, килограмм пшеницы, 700 грамм кукурузы и 767 грамм риса в месяц - это очень скудный паек. Кроме того, мы в этой таблице приводим численность официально зарегистрированного населения, и не учитываем (потому что учесть невозможно) бедуинов, которых, по оценкам, кочует по пустыням около 20 млн. человек. А это еще сильнее снижает показатели душевого продовольствия потребления в стране.

Крайне низкий уровень внутреннего производства и потребления пищевых продуктов вынуждает египтян использовать внешние продовольственные ресурсы. Египет импортирует практически все виды продовольствия, в том числе зерновые, мясо, рыбу и молочные продукты, и даже табак, чай и сахар, и тратит на это $6-7 млрд. в год. Но этот внешний ресурс очень опасен, так как внезапное удорожание импортного продовольствия делает его недоступным для значительной части египетских потребителей.

Таким образом, с угрозой голода правительство Мубарака справиться не смогло. Но оно также не смогло справиться и с проблемой хронической безработицы, хотя вроде бы делало шаги в нужном направлении. Безработица в Египте очень большая, от 8% до 11% трудоспособного населения, что составляет 7-8 млн. человек. Даже развитая страна едва бы выдержала такое давление на рынке труда, а про развивающуюся и говорить нечего. По мнению специалистов, только для того, чтобы трудоустроить около 800 тысяч молодых специалистов, пополняющих рынок труда каждый год, Египту необходимо достичь темпов экономического роста на уровне 7%. Поэтому правительство Египта стало развивать группу отраслей, которые являются мощными поглотителями рабочей силы, что, по идее, должно было бы заметно снизить безработицу.

Идея состояла в создании мощного туристического сектора, который мало того, что сам по себе очень трудоемкий, но и влечет за собой развитие ряда смежных секторов: во-первых, это строительство и промышленность строительных материалов, а во-вторых – торговля и общественное питание. Понятно, что туристам нужно где-то жить, и для них нужно строить сеть отелей; и туристы должны регулярно питаться и ходить по магазинам, поэтому нужна широкая торговая и ресторанная сеть. И как результат строительства этих сетей будет создано большое количество рабочих мест.

По факту, вроде бы этот расчет оправдался. За период с 2002 по 2010 год сектор ВВП «рестораны и отели» вырос в 3,6 раза, сектор «конструкции и строительство» - в 2,3 раза, и «оптовая и розничная торговля» - на 42%. При этом относительно низкий темп роста торгового сектора не должен вводить в заблуждение – в Египте торговля и так хорошо развита (по мнению некоторых российских туристов – чересчур хорошо), поэтому благодаря иностранному туризму она только получила дополнительный стимул для роста.

Однако надо все же отметить, что благодаря туризму выросли далеко не все секторы египетской экономики. Если сравнить Египет с его конкурентом, Турцией, то сразу становится ясно, что несколько миллионов туристов, приезжающих отдохнуть на анатолийский берег, одновременно являются потребителями пищевой продукции местного производства. То есть вследствие туризма турецкая пищевая промышленность и сельское хозяйство получили дополнительный (и очень большой) рынок сбыта, своего рода внутренний экспорт. И вряд ли они смогли бы его получить, пытаясь продать свою продукцию иностранцам традиционным путем, просто вывозя ее за границу. А вот у Египта, по описанным выше причинам, такой маневр не получился, и эффект от развития иностранного туризма оказался далеко не таким полным, как у Турции.

Поэтому, как оказалось, даже такие высокие темпы роста, какие продемонстрировали туризм и связанные с ним сектора, не в состоянии поглотить избыточную рабочую силу и дать нужный приток валюты. Поэтому оставалось только надеяться на два очень хороших источника доходов – добычу и переработку нефти, и добычу природного газа. На территории республики добывается 35 млн. тонн нефти и 63 млрд. куб. м. природного газа (2009 год), что, в принципе, могло дать «подушку безопасности» при наличии достаточных экспортных возможностей.

Но и здесь эффект оказался неполным. Хотя Египет экспортирует нефть и нефтепродукты почти на $7 млрд., однако он импортирует нефть и нефтепродукты на $6,5 млрд. То есть операции с нефтью никакого избытка, который можно было бы направить на финансирование других отраслей, Египту не дают. Другая надежда – природный газ – не слишком велика по объему и влиянию. Внутренние потребности покрываются полностью, но вот экспорт дает не много: $2-3 млрд. в год.

Поэтому последним клапаном, через который можно было бы спустить пар из перегретого котла египетской экономики, оказался экспорт избыточной рабочей силы. Причем если до 2005 года за границей работало около 2 млн. граждан Египта, то потом их число стало резко расти – в 2007/08 годах оно достигло 4 млн. человек, а в 2009/10 годах – 6,7 млн. человек. Соответственно, за это время их денежные переводы выросли с $5 млрд. до $10 млрд. Но и эта прибавка валютных доходов не помогла улучшить ситуацию.

То есть все эти статьи валютных доходов, которые мы рассмотрели, вроде бы должны были бы дать стране так необходимые ей валютно-финансовые ресурсы. Однако, несмотря на видимое изобилие валютных доходов, в условиях слаборазвитой внутренней экономики их оказывается совершенно недостаточно для оплаты необходимых валютных расходов, поэтому египетский платежный баланс является хронически отрицательным. И хотя, кроме приведенных выше источников, Египет получает валютные доходы от пошлин с кораблей, проходящих по Суэцкому каналу ($4-5 млрд. в год), а также очень значительную американскую помощь (в 2010 г. – $1,5 млрд.; своего рода плату за мир на границе с Израилем), ему этого все равно не хватает. Если у страны экспорт в два раза меньше импорта, а импорт этот во многом является критическим, то любое изменение стоимости иностранных товаров делает их импорт или невозможным в принципе, или приводит к их резкому удорожанию на внутреннем рынке. Ну, а удорожание на внутреннем рынке делает невозможным прежний объем потребления.

Ориентация на внешние источники доходов породила множество проблем, с которыми режим Мубарака не смог справиться. Понятно, что когда мировая экономика на подъеме, те или иные национальные экономики начинают получать от этого дивиденды, если, конечно, вовремя примут меры. Но вот если мировая экономика находится в кризисе, то и национальным экономикам может не поздоровиться. Внешние источники доходов сразу оскудевают, и уровень потребления населения падает. Но и это не еще все. Если значительная часть жизненно важных товаров импортируется из-за рубежа, то нехватка иностранной валюты для оплаты ставит значительную часть населения на грань голода, что и произошло в Египте. Дальнейшее развитие событий хорошо понятно – голодное население выходит на улицы, и режим, который так и не сумел сделать из развивающейся страны развитую, оказывается на свалке истории.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.