31 января 2023, вторник, 20:20
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

29 апреля 2011, 09:01

Памяти Кона

Не стало Игоря Семеновича Кона, замечательного человека, одного из основателей советской социологии. К сожалению, их круг постепенно редеет, а это не только замечательные, страстные ученые, но и глубокие, интересные люди.

Когда возникла идея проекта «Взрослые люди», куда мы хотели пригласить классиков нашей науки, у меня не было сомнений, кто будет героем первого интервью. Только Игорь Кон. Обязательно он. С детских лет у меня на книжной полке стояла его книга «Социология личности», которая показалась мне исключительно интересной в шестом классе: Игорь Семенович всегда умел писать понятно о сложном. Не уверена, что еще какой-то труд по социологии мог увлечь девочку-шестиклассницу, а этот увлек, оторваться было невозможно.

Игорь Семенович охотно согласился встретиться, тем более, что для этого было два, повода: незадолго до этого вышла его юбилейная книга с грустным названием «80 лет одиночества» и прошел юбилейный социологический конгресс, приуроченный к 50-летию отечественной социологической науки. Когда я сказала, что науке полвека и Игорь Семенович в ней полвека, он меня поправил – интересоваться социологией он начал еще раньше. Наша первая встреча состоялась 8 декабря 2008 года, а потом мы встречались ежегодно. Каждый новый год я начинала проект «Взрослые люди» беседой с ним. Кроме того, мы переписывались, он присылал мне все, что писал. А писал он очень много, каждый год у этого совсем немолодого человека выходили книги: «Мужчина в меняющемся мире», «Мальчик – отец мужчины», очередное, сильно расширенное издание «Клубнички на березке. Сексуальная культура в России», а совсем недавно – «Бить или не бить», книга о насилии в семье. Не знаю, вышла ли она в свет – мне автор ее прислал в виде рукописи, и о ней мы беседовали в последний раз совсем недавно. Увы, в последний. А ведь Игорь Семенович говорил о своих планах на будущее, этих планов было много, хотя «мужская тематика», которой он занимался в последние годы, для него была уже почти исчерпанной, он собирался идти дальше. Если «женской», феминистической литературы, причем хорошего качества, издается у нас достаточно много, то о мужчинах пишут гораздо меньше, просто очень мало. Именно Кону принадлежит здесь научный приоритет.

Все книги Кона, написанные в последние годы, готовились много лет. Это фундаментальные труды - он прорабатывал тысячи, буквально тысячи источников, в основном иностранных. Открываю книгу «Мальчик – отец мужчины». В ней только список литературы занимает 54 страницы. Только так он всегда и работал. При этом в одном из интервью, совсем не кокетничая - вот чего не было и в заводе - он говорил о книге «Мальчик – отец мужчины»: «В книжке-то 700 страниц. Это надо быть графоманом, чтобы в ХХI веке писать книгу на 700 страниц. Кто же ее сможет прочесть?»

О своей книге «80 лет одиночества» Кон говорил: «Это не научный труд, а просто такая интеллектуальная биография. Писал я не свою автобиографию, а только историю своей работы. Это было очень интересно, тем более, что в этой книге я вспомнил много хороших людей». И это действительно биография ученого, о своей жизни он там рассказывает не очень много. Я не стала спрашивать, почему он назвал книгу именно так. Зачем? Это и так понятно: Кон был очень одиноким человеком.  Тема одиночества - научного и человеческого - возникала в каждом интервью: «К сожалению, так получилось. Я всегда был один, и вряд ли уже на девятом десятке можно переучиваться».

Кон без особой радости смотрел в будущее: как в будущее социологической науки, так и страны в целом. При этом ему категорически не были свойственны эмоциональные, не продуманные и не взвешенные суждения. Он совсем не был человеком тенденциозным или, если так можно выразиться, увлекающимся: если плохо - все черное, если хорошо – белое с розовым. Ничего подобного. Вот как он описывал свое отношение к жизни во время первого интервью: «По характеру я совсем не оптимист, даже наоборот. Я всегда говорил, что был скептиком, а вот сейчас стал пессимистом. Но я точно знаю, что пессимизм это политически некорректная философия». Мне кажется, в последние годы он становился все более «политически некорректным» и все более одиноким.

Это был человек, credo которого выработалось очень давно и потом не менялось. Прежде всего это касалось научной ответственности и научной мотивированности. «Если говорить о людях, создававших советскую социологию, конечно, это были люди мотивированные». Если ты работаешь над книгой, если ты читаешь лекции студентам, ты должен быть полностью готов, ты обязан изучить всю имеющуюся мировую литературу, ты не должен давать себе поблажек: «Хотя никто меня не контролирует, мне стыдно: как же так, я дам студентам что-то вчерашнее, хотя уже что-то новое и интересное появилось. Если я общего курса не читаю, я отвечаю за свой предмет, знаю детали, а вот общего я уже не слежу. Если ты серьезный человек, ты – профессионал, и у тебя есть чувство ответственности, то пока ты читаешь курс, у тебя есть моральные обязанности. Это означает интеллектуальную потребность быть на должном уровне. Это обстоятельство …реально уменьшает ремесленность науки».

Кон не был человеком одной темы, которой занимался бы всю жизнь, он часто резко менял свои интересы, менял даже науки, которыми занимался. Он не считал себя борцом, не стремился переделать мир с помощью науки, он хотел работать и работал: «В свое время, когда в социологии стало работать невозможно, я ушел в институт этнографии. И в этнографии я создал новое направление - «этнографию детства». Этой «этнографией детства» он очень гордился. Его радовало, что он создал новое научной направление, хотя и сделал это от безысходности. Свою способность делать резкие повороты, менять свои интересы, особенно если в силу политических причин заниматься прежними было затруднительно, он объяснял свойствами своего характера. «У меня есть такое качество, вероятно, хорошее. Я могу заинтересоваться практически чем угодно. Опыт говорит, что любая тема, если только в нее немножко вдуматься, оказывается очень интересной. Да, когда начинаешь, становится интересно, а когда стало интересно, трудно остановиться».

Кон говорил: «идея о том, что социолог - это человек, который переделывает общество, абсурдна. Так Маркс сказал про философов. А на самом деле цель ученых объяснить, а не переделать. Да они этого и не могут». Тема науки, своего отношения к научной деятельности была для Кона очень и очень важной, он обращался к ней постоянно: «Для меня важно наличие интеллектуальной проблемы. Просто заниматься чем-то, чтобы помочь бедному человечеству, кого-то освободить или защитить, - это не моя работа. Хотя я вполне гуманист. Я очень уважаю правозащитников и всех борцов, но это не моя работа. У меня нет иллюзий, что я изменю мир. Но другая сторона дела заключается в том, что любой проблемой я буду заниматься только в том случае, если для себя понимаю, что это значимая вещь. Мне не просто стало интересно чем-то заняться, потому что на эту тему не было диссертаций, книг не публиковалось, а потому, что это - нужно. Причем, эта должна быть реальная социальная проблема, а не только интеллектуальная. Просто «играть в бисер» я не могу – у меня не тот склад ума».

Хотя он не стремился переделать мир, и всячески это подчеркивал, он был совсем небезразличен к тому, как отзовется его слово. Ему очень хотелось, чтобы оно было не только услышано, но и воспринято обществом. В частности, в последние годы это касалось мужской тематики. В каждой из последних книг: «Мужчина в меняющемся мире», «Мальчик – отец мужчины», «Бить или не бить» он показывал, что современный мужчина не тот, что прежде, что нет ничего хорошего в доминантном, агрессивном мужчине, что гораздо лучше быть мужчиной понимающим, заботливым, любящим и даже не боящемся плакать. Как же он радовался, когда получал отклики на эти посылы не от ученых, а от простых читателей - отцов и учителей. Таких откликов было не очень много, но они были, и они придавали Игорю Семеновичу тот оптимизм, которого ему не хватало.

Он был готов к научному и человеческому общению, но не к пустому, а серьезному. Ему писали многие студенты и аспиранты, молодые ученые, и он отвечал на все письма без исключения. Но его очень расстраивало, что обычно это был разговор не коллег, серьезных, профессиональных ученых, а просьбы прислать списки литературы: что бы мне такого почитать? А на вопросы о том, что это будет за исследование, что хочет человек узнать, корреспондент уже, как правило, не отвечал, и на этом переписка завершалась. Вот он рассказывает о девушке, которая вызвала у него самые теплые чувства: «Это все-таки редкий случай, потому что девочка задала вопрос, на который можно было отвечать. Большинство из них хотят, чтобы я за них сделал работу. На такие письма я тоже отвечаю, но прошу сформулировать, чего они собственно хотят. Второго письма не бывает».

В отличие от некоторых коллег Кон не считал ситуацию в отечественной социологии катастрофической. Плохой – да, тяжелой – да, но все-таки кое-что происходит, все-таки движение есть, хотя очень и очень медленное. Его главным посылом было то, что мечтать о прекрасной российской социологии, а потом сверять реальность со своими мечтами неправильно. Наша социология ровно такая, какой может быть, и это объективная ситуация. «Поэтому мы имеем то, что мы имеем - вот эту картину общей социологической серости, в которой тонут отдельные вкрапления серьезной науки». А раз так надо прилагать все усилия к тому, чтобы сделать ее лучше.

С какой радостью он говорил о коллегах, которые работают на действительно высоком уровне. Иногда он этот уровень называл мировым. В частности, для него образцом научной работы были демографы коллектива А.Г.Вишневского, он говорил о них с гордостью и любовью. Такие же чувства он испытывал к ведущим специалистам «Левада-центра». Лев Гудков, Борис Дубин вызывали у него чувство глубочайшего уважения, равно как женщины-социологи из Европейского университета в Санкт-Петербурге. Хорошие ученые, профессиональные работы… Когда он говорил о них, у него менялось выражение лица, тембр голоса, было видно, как он рад успехам коллег.

Жизнь Игоря Семеновича была достаточно однообразной: в 5-6 часов утра он вставал и работал до 14 часов. Поскольку такой график соблюдался постоянно, он и успевал так много писать. Потом работа с литературой, какое-то общение, переписка, и в 10 часов вечера он ложился спать. Игорь Семенович говорил, что не сам установил такой режим дня. Просто если лечь позже, он будет страдать жестокой бессонницей. Он рассказывал, что ему очень хочется пойти вечером в театр или еще куда-нибудь, но организм, выработавший такой режим, не позволяет это сделать. Он пытался с ним бороться, но борьба была безуспешной.

Всякие необязательные, т.е. не касающиеся работы дела вроде наших интервью, всегда проходили во второй половине дня, потому что работа до 2 часов – это святое. Он и звонить просил придти после 2 часов, не хотел отрываться. В последнее время Кон не очень хорошо себя чувствовал, говорил, что работоспособность снизилась, что он затянул с книгой «Бить или не быть».

Закончить мне хочется важной для Кона цитатой из его интервью: «Есть два самых больших бестселлера по воспитанию мальчиков, и в обеих этих книгах приводятся специальные методики. Там говорится, что мальчиков нужно учить плакать. Ну, плакать учить не надо. Но учить мальчика, что он не должен плакать, тоже не надо. Потому что мальчик, который не плачет, - это плохо. Потом из него вырастает бесчувственный мужчина, который не умеет выражать чувства, не умеет понимать других». Во многом в этом главная идея его последних книг – мужчина должен уметь выражать свои чувства, он должен понимать других. Мне кажется, сам Игорь Семенович, хотя сам был человеком очень закрытым, умел понимать других.

Мне очень жаль, что нет больше Игоря Семеновича Кона – это был большой человек, замечательный человек. Мне будет его очень не хватать. И я очень рада, что успела ему сказать те слова, которые мы не всегда успеваем сказать важному для нас человеку при жизни. Не знаю, как ему, мне это было очень важно.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.