НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

29 мая 2011, 17:05

Булат Галеев vs Lexus Hybrid Art

Первая персональная выставка Булата Галеева – событие весьма любопытное, несмотря на то, что экспозиция в выставочном зале Фонда «Эра» получилась камерной и скорее рассказывает о Галееве, нежели представляет его творчество. Живший и работавший в Казани Булат Галеев (1940-2009) – настоящий отечественный пионер – первопроходец искусства новых технологий.

Лично я впервые узнала о нем из вышедшей в 1999 году книги Майкла Раша «New Media in Late 20h –Century Art»: Галеев был единственным упомянутым в этом издании русским художником. Свои первые произведения он создавал еще в 1960е годы. Самое продвинутое на тот момент искусство, которым занимался и которое исследовал Галеев, физик-математик по образованию, называлось «светомузыкой». В 1960е годы ассоциировалось это слово не с дискотечными огнями (хотя на выставке в «Эре» можно увидеть сконструированный Галеевым в 1985 году агрегат под названием «Диско»), но с самым что ни на есть высоким модернизмом, в первую очередь – с Александром Скрябиным. Именно в честь его поэмы «Прометей», включавшей в себя не только звуковую, но и световую партитуру, и было названо конструкторское бюро, а потом и НИИ, основанное в 1962 году при Казанском авиационном институте. 

Опусы Галеева того времени, например, абстрактные музыкальные кинофильмы, которые, будь они сняты в другой стране и на другую музыку, можно было бы назвать психоделическими, напоминают не только сходные эксперименты исторического киноавангарда, но искусство будущего из советской фантастики, например, те светомузыкальные симфонии, которые так подробно писаны в «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова. Среди его изобретений есть и созданный в 1973 году «Светомузыкальный индикатор», синтезатор, способный генерировать не только звук, но и изображение, абстрактные флуктуации цветовых пятен, был задуман как средство релаксации для космонавтов, но в космос так и не полетел – но вроде бы не потому, что был сочтен идеологически чуждым, а из-за того, что слишком много весил. Настоящий энтээровский романтик, Галеев придумывал утопическое искусство, способное изменить мир и человека и сыграть свою роль в создании нового социума, или, говоря языком той эпохи, в строительстве коммунизма.

В 1970м году Галеев и «прометеевцы» устраивали в Казани представление «Звук и свет», посвященное юбилею Победы - представление под открытым небом без актеров, но со звуковыми и световыми эффектами - оживающими звуками войны вроде выстрелов, немецких команд, лая собак. А еще раньше, в 1967 году, его столь же энтузиастически настроенные коллеги, художники-кинетисты из группы «Движение», разрабатывали для Ленинграда праздничное оформление города к 50-летию Октября. , Галеев начинал почти одновременно с основоположниками мирового видеоарта и мультимедийного искусства – но в стране, где в 1960е телевизоры были такой же редкостью, как в 1980е – видеомагнитофоны, сами термины «медиа» и «видео» были явно не актуальны. Советский авангардист вообще не интересовался проблематикой масс-медийного общества, в отличие от, скажем, основоположника видеоарта Нам Джун Пайка, в своих работах развивавшего знаменитый тезис Маршалла МакЛюэна «The medium is the message» и заставлявший зрителя за фата-морганой телевизионных образов увидеть, наконец, сам телевизор как единственную действительно реальную вещь, которую и может видеть телезритель. 

Уже в 1990-е Галеев стал создавать инсталляции из телевизоров, но часто выглядят они откровенным подражанием тому же Пайку, как, например, «Живое-неживое», включенный телевизор, стоящий на аквариумом с живыми рыбками: чувствуется, что советскому художнику очень хотелось освоить зарубежный опыт. Но разоблачением масс-медиа в советское время отечественное медиа-искусство не занималось, хотя это делали, но средствами живописи, концептуалисты и соц-артисты, например, Эрик Булатов. Отечественное искусство новых технологий было единственным не-диссидентским авангардом послевоенного времени – в том числе и потому, что считалось, и считало себя не вполне искусством, а чем-то на грани науки и дизайна, и самыми привлекательными на выставке в «Эре» сегодня выглядят как раз винтажные гаджеты вроде тог же «Диско» и «Светомузыкальный индикатор».

Эти ностальгические ретрофутуристические штуковины интересно сравнить с современными мультимедийными аттракционами, которые можно было увидеть на выставке «Lexus Hybrid Art. Будущее- сегодня», прошедшей на "Красном Октябре". Известная компания уже второй раз проводит в Москве международные выставки «гибридного искусства», существующего на стыке архитектуры, дизайна, музыки, компьютерных технологий, науки и бог ведает чего еще – для России такой пиар-ход можно счесть не только новаторским, но и альтруистическим. Сравнение современного искусства с крутым автомобилем для широкой публике покажется лестным скорее для искусства. Тем не менее, рекламный, или, скорее, популяризаторский потенциал искусства новых медиа не стоит недооценивать. Прежде всего, потому что все это звучащее, светящееся, движущееся интерактивное искусство – отличный аттракцион. 

На «Красном Октябре» не обошлось даже без приятно щекочущих нервы табличек с предостережениями для особо чувствительных особ – такая имелась, например, на входе в инсталляцию композитора Кейчиро Шибуйя и саунд-артиста evala «Anechoic room». Волны звука, а точнее, оглушительной тишины (авторы сначала записали исполнение фортепьянной пьесы, а затем удалили звук инструмента и воспроизвели на сокрушительной громкости только его эхо) и бьющие по глазам вспышки света и правда были сенсорным опытом не для слабонервных. Куда более нежна к зрителю интерактивная инсталляция «Hylosoic series: STOA», плод сотрудничества архитектора Филипа Бизли и ученых Роба Гоберта и Рейчел Армстронг – фантастическая среда, похожая на планету Пандора: похожие на инопланетный, лес заросли пушистых, пернатых лиан, реагирующих на движение зрителя и доверчиво тянущихся к нему своими мягкими усиками. Впрочем, при всей своей технологической продвинутости, выставка Lexus Hybrid Art вызывает ассоциации не столько с новейшими хайтек-блокбастерами типа «Аватара», сколько с фантастикой предыдущего поколения, киберпанком 1980х годов. Как в замечательном фильме 1982 года «Трон» (о котором в прошлом году напомнил почтительный, но не слишком интересный сиквел), или в ранних романах Уильяма Гибсона, описывающих, как выглядит архитектура информационного пространства, не имеющая ничего общего с симуляцией физической реальности, нам показывают не созданную с помощью чудес науки и техники виртуальный мир, неотличимый от реального, но программное обеспечение, компьютерное нутро. Многие работы выставки не только используют новые технологии, но и визуализируют их.

Так, работа американца Аарона Коблина, на первый взгляд кажущаяся мультиком с вырастающими и уменьшающимися на наших глазах небоскребами некоего футуристического мегаполиса, на самом деле является ожившим графиком, переведенными в формы данными об sms- трафике в Амстердаме. И даже самый увлекательный аттракцион выставки – произведение хорватско-австрийского коллектива Numen/For Use – нечто вроде проходящей через весь зал гигантской паутины, сделанной из обычного скотча (для выставки в Москве его понадобилось 40 километров). В паутину можно забраться – она выдерживает вес десяти-пятнадцати взрослых людей. 

И, блуждая на четвереньках внутри этого фантастического сооружения, которое неизбежно вызывает ассоциации с «всемирной паутиной», в которой мы проводим изрядную долю нашей жизни, трудно не задуматься о том, во что же мы в ней превращаемся – во всяком случае, прямоходящими гуманоидами мы быть перестаем. Чем изощреннее технологии – тем они менее заметны, тем более прозрачны, тем меньше обращаешь на них внимание. Реклама, как и искусство новых медиа, пусть и с разными целями, напоминают нам о них – впрочем, какие выводы делать из этого, решать все равно нам.

P.S. Фотографии представлены Фондом "Эра" (Булат Галеев) и "Красным Октябрем" («Lexus Hybrid Art. Будущее- сегодня»). 

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.