НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

20 сентября 2011, 21:43

Обострение гонки

Настоящая статья – седьмая [1], в которой рассматриваются события президентской избирательной кампании 2012 года. Ранее я отмечал, что социологический мониторинг борьбы за Белый дом осуществляется при поддержке Фонда «Общественное мнение». 1 сентября на портале ФОМ открылся онлайновый проект «Кто станет президеном США?». На новой странице размещаются не только результаты анализа электората и перспектив переизбрания Барака Обамы, но также статьи, в которых будут рассматриваться методы сбора информации и приемы прогнозирования итогов выборов. Кроме того, там есть раздел «По страницам прочитанного», это будут «заметки на полях» новых книг и комментарии к наиболее интересным статьям о выборах 2008 года. 

Барак Обама: положение не критично, но заметно ухудшилось

Посмотрим на отражающую результаты ежедневных опросов Организации Гэллапа траекторию «индекса одобрения» деятельности президента Обамы (то есть соотношение долей американцев, позитивно и негативно относящихся к его работе). Взгляд сразу выхватывает точки, относящиеся к середине последней трети июля. По данным опросов, проведенных 23–25 июля 2011 г., 46% американцев одобряли работу Обамы, и столько же ее не одобряли. То была точка баланса.

Прошел август, и все это время с конца июля доля одобрявших была как минимум на 7 пунктов меньше, чем относившихся к деятельности Обамы негативно. Особенно заметно эта разница проявилась 27 августа. Среди опрошенных взрослых американцев 38% заявили себя сторонниками деятельности Обамы, а 55% критиковали его работу. Замечу, 38% – это самое низкое значение «индекса одобрения» за все время президентства Обамы. Средние значения рассматриваемого показателя в августе находились на минимальном, по мнению экспертов, «приличном» уровне – 41%. Даже небольшой шаг вниз может иметь для действующего президента критические последствия.

В течение июня – августа среднее значение «индекса одобрения» деятельности Обамы заметно уменьшилось (с 50% до 41%). Среди его августовских активных сторонников можно указать следующие электоральные страты: афроамериканцы (83%), демократы (75%) и либералы (68%). Было еще несколько групп избирателей, в которых доля одобряющих превышала средний для населения показатель (41%). Это умеренные (47%), люди с университетским образованием и избиратели моложе 30 лет (по 46%), представители семей с доходом меньше 24 тыс. долларов в год (45%) и «латинос» (44%). Наименьший уровень позитивного отношения к действующему президенту наблюдался, что и понятно,  в среде республиканцев (11%), консерваторов (20%) и в белом электорате (32%).

Август – это середина 11-го квартала деятельности Обамы. Хотя текущее значение «индекса одобрения» его деятельности в этот период – знак беспокойства для президента, его команды и демократов в целом, но, как показывают исследования аналитиков Организации Гэллапа, более значимыми для определения шансов президента на переизбрание являются два следующих квартала, то есть период с октября этого года до апреля следующего (см. табл. 1). Для победы в 2012 году претенденту на второй срок надо как можно быстрее выходить из опасной 40%-ной области.

Таблица 1. Значения «индекса одобрения» за 11-13 кварталы деятельности президентов, %

 

Среднее за 11 кв. (июль – октябрь)

Среднее за 12 кв. (октябрь – январь)

Среднее за 13 кв. (январь – апрель)

переизбранные президенты

Эйзенхауэр (1955–1956)

72,7

76,3

73,2

Никсон (1971–1972)

50,5

49,3

53,7

Рейган (1983–1984)

44,4

52,0

54,5

Клинтон (1995–1996)

46,7

48,8

53,0

Буш-мл. (2003–2004)

55,7

55,4

51,0

не переизбранные президенты

Картер (1979–1980)

31,4

46,2

47,7

Буш-ст.(1991–1992)

68,6

53,2

41,8

13 августа 2011 г. значение «индекса одобрения» деятельности Обамы впервые упало до 39%, через день Дэвид П. Кун (David P Kuhn), один из заметных политологов прореспубликанских взглядов, опубликовал статью, в заголовке которой утверждалось, что худшее ждет президента впереди. Действительно, до конца месяца было зафиксировано еще одно столь же низкое значение рассматриваемого показателя и дважды – еще более критичное (38%).

Чем аргументировал Кун свое утверждение? Прежде всего – обращением к истории. Он отмечает, что в каждой президентской кампании воспроизводится прошлое, и каждое переизбрание – это референдум по поводу текущей политики. Так, низкие значения «индекса одобрения» в третий год президентства, характеризующие  деятельность Обамы, аналитики наблюдали и в те годы, когда президентом был Картер. Он был первым после 1888 года демократом, проигравшим кампанию по переизбранию. А в конце XIX века демократический президент Кливленд, несмотря на то, что на его стороне оказалось большинство избирателей, по распределению голосов в коллегии выборщиков уступил республиканцу Харрисону. Харрисон критиковал ряд начинаний Кливленда в области экономики и заявлял: «Демократическая партия у власти – это постоянная угроза процветанию страны». В борьбе против Картера сокрушающим оружием республиканца Рейгана стал вопрос: «Вы стали жить лучше, чем четыре года назад?». С тех пор прошло тридцать лет, но любого республиканца, участвующего в президентских выборах, сравнивают с Рейганом. В его стиле стараются выступать сейчас Ромни и Перри.

Второй аргумент Куна – характер динамики «индекса одобрения». Имеются в виду и выводы, базирующиеся на многих десятилетиях наблюдений за процессом формирования электората президентских кампаний (типа статистики, представленной в табл. 1), и текущие распределения электоральных предпочтений американцев. 

Тремя днями позже появилась статья опытного обозревателя Рейда Уилсона (Reid Wilson) с подзаголовком «Американцы считают, что президент – отличный парень, но они не одобряют его работу. Что важнее для него в 2012 году?».

Основанием для постановки этого вопроса являются, с одной стороны, высокая степень неудовлетворенности значительной части населения деятельностью Обамы на посту президента, с другой – позитивное восприятие его как человека, личности. В конце августа 50,3% опрошенных говорили о своем хорошем отношении к Обаме, и 45% – о негативном.

Богатые возможности для анализа избирательных кампаний всех президентов США, начиная с Трумэна, дает информация, расположенная на портале Организации Гэллапа: это Центр одобрения работы президентов.

В течение 6–9 кварталов президентства Клинтона (весна 1994 – весна 1995 гг.) значения «индекса одобрения» его работы находились в основном в интервале 39–54%, но преимущественно располагались ниже отметки 50%. Однако, начиная с 13-го квартала, свыше половины американцев постоянно отзывались о его деятельности позитивно. На протяжении всего первого срока президентства Клинтона рейтинг благоприятного отношения к нему, несмотря на попытку объявить президенту импичмент, лишь дважды опускался ниже 50%, и личные симпатии граждан к хозяину Белого дома постепенно проявились в росте значение «индекса одобрения».

Если благоприятное отношение к самому Обаме сохранится, то – можно допустить – значительная доля независимых избирателей, свободных от стремления поддержать кандидата «своей» партии, склонятся к позитивной оценке его деятельности и проголосуют за него 6 ноября 2012 года.

Есть еще один сюжет в тематике президентских выборов, непосредственно связанный с отношением населения к Обаме и не освещавшийся в предыдущих очерках: имеет ли смысл Демократической партии поддерживать именно его или лучше подумать об ином кандидате? По итогам опроса, проведенного в середине августа организацией YouGov, примерно две пятых респондентов (42%) склонялись к кандидатуре Обамы, четверть (26%) – предпочитали какого-либо иного политика-демократа, а треть опрошенных (32%) не имели определенного мнения по этому поводу.

В конце августа ту же тему специально исследовал Нэйт Сильвер. Приведу его аргументы в пользу того, что именно Обама должен представлять на выборах Демократическую партию.

Во-первых, нередко бывает, что значения индекса позитивного отношения превышают значения «индекса одобрения». Но для Обамы наблюдается очень заметное, составляющее 10 пунктов, превышение. Таким образом, избиратели продолжают симпатизировать ему, и Обама должен убедить электорат дать ему шанс для продолжения его начинаний. Во-вторых, регрессионный анализ показывает заметную связь между «индексом одобрения» работы президента и поддержкой населением направления развития страны. Этот индекс у Обамы несколько выше, чем то значение, которое должно было бы соответствовать достаточно неодобрительной оценке американцами общей направленности движения страны.

Объясняется указанный факт симпатиями значительной части населения к президенту и пониманием того, что многое в политике США обозначилось задолго до начала его работы в Белом доме. В-третьих, никто из известных демократических политиков не имеет программы, заметно отличной от той, что предлагает Обама. Так, в 2008 году предложения Клинтон и Эдвардса по реформе системы здравоохранения мало чем отличались от его программы. У демократов-конгрессменов нет такой идеи сокращения уровня безработицы в стране, которую они могли бы провести через республиканский Конгресс. 

Наконец, замечает Сильвер, анализ истории выборов показывает, что не было еще случая, когда демократический президент не шел на перевыборы, а другой политик из его партии выиграл бы избирательную кампанию. Так, Трумэн в 1952 году и Джонсон в 1968 году не стали бороться за второй срок, и их однопартийцы Стивенсон и Хэмфри проиграли республиканским кандидатам. Они не смогли справиться с атаками, которые действующие президенты спокойно отбили бы.

Республиканцы: консерваторам тесно, умеренным одиноко

Организация Гэллапа, безусловный лидер в отслеживании установок электората, измеряет отношение избирателей к кандидатам от Республиканской партии, о которой идет сейчас речь, по двум переменным. Сначала изучается, какая доля потенциального республиканского электората знает (знакомо имя) каждого из участников президентской кампании. Затем знающих имя кандидата просят сказать, хорошо или плохо они относятся к соответствующему политику. Вычитая из доли безусловно позитивно относящихся к кандидату долю людей с отчетливо негативным отношением к нему, находят значение индекса позитивного отношения (далее для краткости – ИПО).

В таблице 2 собрана информация, с разных сторон характеризующая отношение электората к республиканским участникам президентской кампании в конце августа.

Таблица 2. Отношение потенциального республиканского электората к кандидатам в президенты от Республиканской партии, %

 

Известность, в среднем за 15–28 августа

ИПО, в среднем за 15–28 августа

Должен быть номинирован как кандидат в президенты

Ромни

88

11

17

Гингрич

85

7

4

Бахман

85

13

10

Пол

78

6

13

Перри

75

25

29

Санторум

52

10

3

Кейн

50

27

4

Хантсман

43

1

1

На момент опроса пять политиков-республиканцев были известны, по крайней мере, трем четвертям электората, предполагающего голосовать за будущего республиканского кандидата в президенты. Наименее известным в этой пятерке пока является Рик Перри. Но если учесть, что в конце июля 2011 г. о нем знала лишь половина избирателей-республиканцев (54%), то его пиар-кампанию можно оценить как в высшей степени успешную. К примеру, известность Бахман за это же время возросла на  8 пунктов, Хантсмана – на 6, Ромни – на 4, а Кейна – лишь на 2. 

Уровень положительного отношения к Кейну и Перри – устойчиво высокий, и здесь эти политики заметно опережают всех своих однопартийцев. ИПО Ромни в середине июля составлял 18%, но к концу августа опустился до 11%. Среднее значение рассматриваемого показателя для Бахман в первую половину августа равнялось 20%, в среднем во второй половине этого месяца было равно 13%, а в следующие две недели упало до 11%. Другими словами, проигрывая Ромни и Бахман в степени известности, Перри заметно опережает их по уровню хорошего отношения к нему.

Еще одна важная характеристика сознания республиканского электората – мнения о том, кто из политиков должен быть номинирован съездом Республиканской партии в качестве кандидата в президенты. По данным опроса, проведенного 17–22 августа (см. табл. 2), первым в этом ряду оказался Перри (29%). Трое из каждых десяти потенциальных избирателей этой партии (29%) видят в нем человека, который будет представлять их партию на заключительном этапе президентской гонки. Важно отметить, что он лишь в июле впервые был включен полстерами в перечень политиков, могущих участвовать в борьбе за Белый дом от Республиканской партии. И сразу оказался вторым (18%), уступив Ромни, которого партийным номинантом называли 23% респондентов. В августе Ромни стал вторым, заметно, на 12 пунктов, отстав от Перри.

По мнению значительной части экспертов, Республиканская партия с вероятностью в 90% будет номинировать на борьбу за президентство Ромни или Перри. Оба они – опытные политики, контрастно различные во взглядах на многие вопросы, оба способны получить серьезную финансовую поддержку от влиятельных фондов, и оба имеют свои весомые электоральные страты. Причем сейчас кандидатура Перри кажется более вероятной. Что касается Бахман, то рост ее популярности, известности не сопровождался интенсивным ростом позитивного отношения к ней. Несмотря на красивую победу на соломенных выборах в Эймсе, штат Айова, возможности Бахман вести эффективную борьбу против Перри и Ромни весьма ограничены.

Опрос, проведенный 18–22 августа организацией Public Policy Polling, зафиксировал предпочтения республиканского электората в различных гипотетических ситуациях относительно шансов республиканских кандидатов на получение мандата для соперничества с Обамой. Если бы пришлось выбирать в качестве президента кого-либо из политиков, имена которых указаны в таблице 2, то наибольшая часть опрошенных (27%) предпочла бы Перри, за ним следуют  Ромни (17%) и Бахман (10%). Если бы нужно было выбирать между тремя лидерами, то внутри этой группы две пятых избирателей (41%) поддержали бы Перри, трое из каждых десяти (29%) – Ромни, а двое (19%) – Бахман. Если бы возникла необходимость отдать предпочтение одному из двух сильнейших сейчас кандидатов, то процентный расклад голосов был бы таким: Перри и Ромни – 52:36, Перри и Бахман – 56:26, Ромни и Бахман – 49:40.

Однако сказанное выше не означает, что в стане республиканцев все прояснилось и внутри него не обострится борьба за голоса электората. Так, находящийся пока в явно невыигрышном положении Джон Хантсман заявил 4 сентября, что именно он станет следующим президентом страны. Еще не объявила своих планов Сара Пэйлин, и хотя сейчас ее пиар-компания несколько потускнела, на стороне этого известного политика остается значительная часть республиканского электората. Ромни, понимая, что участие Пэйлин в избирательной кампании сократит количество избирателей, благоприятно относящихся к Перри, мягко «подталкивает» ее к участию в выборах. Но есть и суждения о том, что вступление Пэйлин в гонку может стимулировать активность «Чайной партии» и способствовать расколу Республиканской партии и ее электората. Многим просто надоели спекуляции Пэйлин относительно возможности ее участия в борьбе за Белый дом. Время от времени появляются заявления о том, что еще два популярных республиканских политика – Рудольф Джулиани и Джордж Патаки – рассматривают вариант своего включения в президентскую гонку. 

Результаты интересного анализа расстановки сил в республиканском стане были опубликованы Н. Сильвером в конце августа. Он построил двумерное политико-электоральное пространство. Горизонтальная ось – это континуум идеологических  позиций от «весьма умеренный» до «в высшей степени консервативный». Второе измерение (вертикаль) кратко называется «истеблишмент / критик истеблишмента» (the establishment / insurgent axis). Оно фиксирует, выступает ли кандидат при поддержке мощных политических и финансовых сил Республиканкой партии («свой») или, прежде всего, стремится учитывать интересы республиканского большинства и получить от него поддержку (то есть он «чужой» для партийного истеблишмента). Сильвер расположил в этом пространстве всех участвующих и предполагающих участвовать в избирательной кампании республиканских политиков. Финальная типология кандидатов учитывала не только место каждого из них в обозначенной координатной сетке, но и то, какой регион США он представляет, и какая доля избирателей считает возможным номинирование его на пост президента от Республиканской партии.

Описанное электоральное картирование обнаружило следующее. В группе консерваторов есть три сильных политика: Перри, Бахман и (потенциально) Пэйлин. Их консерватизм во многом схож, а различаются они степенью своей погруженности в элитную среду партии. Менее других – Пэйлин, несколько более – Бахман, ближе других к «верхам» – Перри. Однако в полной мере к группе истеблишмента относится лишь один консервативный политик – это Ньют Гингрич. Если Пэйлин решится на участие в президентских выборах, а Перри и Бахман продолжат готовиться к первичным выборам, участвовать в дискуссиях, встречаться с избирателями, то каждому из них придется значительно яснее и четче прописать свое политическое кредо. И здесь многое будет зависть не только от их умения аргументировать свою позицию, но и от силы команд советников, вырабатывающих предвыборную политику, а также от размеров избирательных фондов.

В пространстве умеренных политиков доминирует, точнее сказать, солирует, Ромни, безусловно, принадлежащий к партийной элите. Близки к нему Джулиани и Патаки, однако вероятность их участия в избирательной кампании невысока. К умеренным, но не входящим в политический истеблишмент, относятся Пол и Хантсман, но сейчас никто из экспертов не анализирует их шансы на победу. Для этого пока нет оснований.

В конце июля один из аналитиков предсказал переизбрание Обамы, мотивируя это не тем, что с ним работает хорошая команда политтехнологов или дела в стране идут успешно, а именно тем, что электоральное поле республиканцев «захвачено» консервативными силами. Даже умеренные республиканцы вынуждены будут сдвигаться вправо, чтобы добиться номинирования от своей партии. Как показывает история, избиратели в таких случаях поддерживают переизбирающегося президента, который им хорошо знаком, а не фанатичных радикалов, которых они пока не знают.

Таким образом, в стане республиканских политиков идет активная борьба между представителями истеблишмента и их критиками, между умеренными и консерваторами, а также внутри этих групп. Но всех их объединяет критической настрой по отношению к Обаме, к его предложениям и к системе аргументации политики Демократической партии.

Ситуация для Обамы тяжела не только в собственно политико-экономическом отношении, но и в информационном. Безусловно, как президент он постоянно присутствует на телеканалах, и его деятельность освещается всеми средствами массовой информации и в веб-сети. Тем не менее, у ведущих кандидатов от Республиканской партии тоже есть огромные информационные ресурсы, в частности, они активно используют телеканалы и прессу штатов, городов и иных поселенческих образований. Можно сказать, что они «ближе к народу, к избирателю». К тому же они в основном критикуют сделанное и не сделанное Обамой и менее обеспокоены поиском собственных путей решения проблем страны.

В начале текущей избирательной кампании Обама несколько раз реагировал на выступления тех или иных кандидатов от Республиканской партии. Но потом стало ясно, что «не президентское это дело», потому и он сам, и члены его команды стали воздерживаться от комментирования заявлений республиканцев, зачастую весьма агрессивных, а тем более – от того, чтобы пытаться как-то дискредитировать своих оппонентов.

В начале августа на известном политическом сайте Politico был размещен небольшой пост, озаглавленный: «План Обамы. Уничтожить Ромни». Речь шла о том, что, видя в Ромни главного соперника, члены штаба действующего президента разработали кампанию по дискредитации Ромни как бизнесмена и человека. Через несколько дней в одной из популярных телепередач выступил Дэвид Аксельрод (David Axelrod), ключевая фигура среди политических советников Обамы. Он отверг утверждение о существовании плана «свирепого нападения» на Ромни и заявил, что любой член избирательного штаба, который попытался бы предпринять что-либо в этом духе, был бы исключен из команды президента.

*  *  *

Ранее я объяснял метод Нейта Сильвера, позволяющий оценить вероятность переизбрания Обамы, исходя из текущего значения «индекса одобрения» его деятельности. В августе среднее значение этого показателя, как уже говорилось, оказалось равным 41%. С учетом того, что до дня голосования оставалось к началу сентября 14 месяцев, диаграмма Сильвера давала не очень оптимистическую оценку его шансов на победу: около 45%.

Примечание:

[1] Докторов Б. Главная проблема Обамы; Своевременное убийство; Начало американской гонки; Победит ли Барак Обама в 2012 году; В ожидании 45-го президента; Зеркало американской политики.

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.