НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

25 ноября 2011, 18:54

Неотвратимость реформ

Основной ошибкой команды Гайдара в начале 90-х был сознательный отказ от политики и соглашательство с властью, считает один из видных реформаторов Петр Авен. А реформы, по его мнению, проводило бы любое правительство. Правда, построить либеральную экономику реформаторам так и не удалось.

Апология собственных поступков — жанр специфический. Многие знаковые политики современности (Шарль де Голль и Уинстон Черчиль, пожалуй, наиболее известные примеры) пытались пост-фактум объяснить и оправдать свои считавшиеся спорными действия. Адресатами в мемуарах и прочих публичных объяснений «бывших», как правило, выступают не столько современники, сколько потомки.

Ныне широкую разъяснительную работу ведут и российская команда реформаторов, проводившая в начале 90-х ряд знаковых для новой России преобразований.

После выхода в свет книжки Егор Гайдара и Анатолия Чубайса об исторических развилках в современной России Фонд Егора Гайдара при поддержке «Полит.ру» организовал цикл выступлений видных членов «команды Гайдара» - реформаторов начала 90-х. Ранее со своим рассказом о реформах уже выступили министр экономики в правительстве Гайдара Андрей Нечаев и куратор приватизации Альфред Кох. Накануне состоялась уже третья лекция из цикла «Как это было?», в этот раз свою версию представил президент Альфа-банка Петр Авен, занимавший в правительстве Гайдара пост министра внешнеэкономических связей.

Отношение широкой публики к реформаторам общеизвестно. Многие всерьез считают, что именно правительство Гайдара виновно в развале Советского Союза и поставило на рубеже 91-92 годов страну на грань голода. По словам Авена, команда реформаторов не участвовала в «развале страны» просто потому, что это был процесс политический, а правительство сознательно сторонилось политики.

Причем сейчас, спустя годы, Авен называет это основной ошибкой реформаторов. По его мнению, команде Гайдара стоило дистанцироваться от Ельцина.

Тогда, правда, либералов бы выгнали из правительства уже к осени 1992 года, полагает Авен, но они не стали бы идти на многочисленные компромиссы. Из своей практики он припомнил введение института спецэкспортеров по требованию Кремля — довольно сомнительного и потенциально коррупционного.

«То, что слово либерал стало ругательным — следствие соглашательства с властью», - полагает реформатор.

Остальные ошибки реформаторов Петр Авен считает не столь значимыми. «Любое ответственное правительство делало бы то же самое, что делали мы». - полагает бывший министр. Плохая репутация реформ и самих реформаторов у населения, по мнению Авена, объясняется просто — за пропаганду реформ отвечал министр печати Михаил Полторанин, а он команду Гайдара нет любил.

Ошибкой было то, что правительство фактически отказалось от признания долгов граждан, считает Авен. «Неуважение к собственности граждан было неправильным», - полагает он, признавая, что ситуация 1992-3 годов все равно не позволяла выплатить гражданам адекватные деньги — у государства их просто физически не было.

Экономика СССР уже в семидесятые годы исчерпала потенциал роста. Фактически она перестала быть командной экономикой, считает Авен, поскольку стала очень сложной для управления командными методами. Она фактически превратилась в объект торга различных агентов и Госплана. Результатом стало падение темпов роста. В 1990 году ВВП Советского Союза и вовсе впервые за многие десятилетия показал отрицательную динамику. Фактически без реформ она была обречена.

Одной из основных причин, приведших экономику СССР к краху, Авен, как и большинство его коллег по правительству Гайдара, называет резкое падение цен на нефть весной 1986 года. К моменту конца 1991 года правительство России наблюдало ужасающую ситуацию в экономике.

«11 ноября прихожу первый день на работу и получаю данные, что золото-валютные резервы составляют 60 миллионов долларов». - вспоминает Авен. Сведения о размере ЗВР были тайной, когда она открылась молодому министру, стал понятен размер проблем. Правительство Рыжкова, а затем Павлова просило отстрочки по кредитам в западных кредиторов. До конца 1992 года Россия должна была выплатить 8,7 миллиарда долларов, общий внешний долг составлял 81 миллиард долларов, внутренний — 16 миллиардов. Денег не было — 600 миллиардов рублей сбережений граждан, которые лежали в банках, «проело» еще правительство Павлова.

Россия взяла на себя долг СССР целиком. Сделано это было, по словам Авена, практически вынужденно — требовать возврата долга стали бы все равно с России, а остальные бывшие союзные республики ничего платить не собирались. Зато то, что долг был теперь российским, открыло путь на рынки международного капитала.

«У нас не было времени заниматься реформами, мы уговаривали американцев реструктурировать долг», - заявил Авен. Проблема усложнялась тем, что многие жизненно необходимые товары поставлялись именно из США. Как вспомнил Авен, один из чиновников посольства мотивировал российских коллег расплатиться тем, что в противном случае не будет поставок инсулина. Договориться удалось: из 8,7 миллиардов Россия выплатила в 1992 году лишь два.

Параллельно министерству Авена приходилось заниматься массой преобразований — проводить либерализацию внешней торговли, торговли валютой, конвертировать рубль, создать систему валютных торгов на бирже и так далее. Экономисты старой формации этого просто не понимали. Один из академиков-экономистов, по словам Авена, сильно сомневался, можно ли ввести свободную покупку-продажу долларов, полагая, что «долларов тогда не хватит».

Нельзя сказать, что советское руководство не понимало, что реформы необходимы, но политической воли, чтобы провести в жизнь какие-либо значительные преобразования, у него не было.

«Мы с Гайдаром по предложению Шаталина (известного советского экономиста Станислава Шаталина — «Полит.ру») еще с 1984 года работали над программой реформ. Рассматривали опыт Югославии и Венгрии», - рассказал Авен. Однако программы реформ не были реализованы на практике, пока экономика страны не оказалась на грани полного краха. Тогда самих реформаторов уже позвали проводить свои программы преобразований в жизнь.

Судьба реформ в современной России остается не менее спорной. По оценке Авена. Российская экономика до сих пор не является либеральной и без создания сильного малого и среднего бизнеса эту ситуацию не изменить. В 2000-е годы была предложена уже не одна программа реформ. «Программа Грефа», медведевская «модернизация», многочисленные документы Инсора, ныне разрабатываемая «Стратегия 2020». Однако даже кризис 2008 года не подтолкнул правительство к проведению более-менее радикальных преобразований. Складывается неприятное ощущение, что реформы в современной России возможно только тогда, когда жареный петух уже клюнул во всем известное место.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.