НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

14 июля 2012, 22:30

Дело Крымское – дело темное

В Крымском районе Краснодарского края продолжается преодоление последствий небывалого наводнения, унесшего десятки, а может и сотни  жизней. Ищущие сегодня помощи люди страдают от мошенников, лже-волонтеров и конфликтов с МЧС. Кто знает, было бы сегодня больше живых и меньше пострадавших, если бы в ту страшную ночь в домах жителей просто работало электричество.

Волонтеры и спасатели

Въезжаем в Крымск поздно вечером 13 июля с севера. С окраины до центра (условная граница затопления) вперемешку разбиты палаточные лагеря волонтеров и спасателей. Заходим в палаточный лагерь в самом центре города на пересечении улицы Либкнехта и Коммунистического проспекта. Над главной аллеей висит транспарант с надписью «Лагерь волонтеров». Нас тут же останавливает парень с большим охотничьим ножом на поясе: «Вам помочь?». «Да, - говорим, - помочь. Расскажите, как у вас тут?»

Нашего визави зовут Павел. Он представился координатором группы националистов. Националистов, как он рассказал, в Крымске работает около 100 человек, но в лагере есть и представители других организаций («Тут у нас еще «Контрольная закупка», подвозят-распределяют гуманитарную помощь», - говорит он). Всего в центральном лагере волонтеров около 160 человек.

«С МЧС мы не координируемся никак. Попытались получить технику для разбора завалов – пока нет результатов»,

- рассказывает Павел. – «Мы тут с 9 июля работаем. От МЧС помощи не видим никакой. До вчерашнего дня (12 июля – «Полит.ру») они с нами и не контактировали, всего сутки назад пришли только познакомиться».

Работу себе ребята Павла (два лагеря – «Верхний» и «Нижний», и две мобильные группы около 10 человек каждая) находят сами. Координируются напрямую с жителями Крымска, предлагают помощь тем, кто пытается самостоятельно навести порядок в своих дворах.

Совсем другая история в лагере «белоленточников»

(более 200 человек) в северной части города, который стоит впритык к лагерю МЧС на 1000 человек. Как рассказывает волонтер из Москвы Маша, здесь с МЧС – полный контакт.

«Кто-то ездит на разбор завалов. Но таких немного. В основном мы здесь принимаем, разгружаем и сортируем гуманитарную помощь (показывает на огромный развал коробок, который громоздится в центре лагеря). Сюда же к нам приходят сообщения, где и что нужно. У кого есть машины – помогают развозить, а так нам МЧС все развозит. Очень нам помогают», - рассказывает Мария.

Похожая ситуация и в Нижней Баканке - населенном пункте, который больше других пострадал от наводнения. Здесь

по 14 часов в сутки работает лагерь активистов из Санкт-Петербурга «Литейная-31».

Руководит всем волонтер-питерец Эдуард.

«Мы с МЧС здесь работаем не слишком плотно, но только потому, что необходимости особой нет. Вот нам тут помпы привезли для откачки воды из подвалов. А так они в основном на разборе завалов, на дезинфекции, медицинскую помощь оказывают. А мы гуманитарную помощь принимаем и раздаем», - рассказывает волонтер.

Впрочем, и волонтеры волонтерам рознь. Как рассказали «Полит.ру» сотрудники МЧС из столичной группы,

бывают и такие волонтеры, что хуже только само наводнение.

«Вот, к девушкам на улице Ленина (в Нижней Баканке – «Полит.ру») пришли непонятные люди в майках «Волонтер МЧС» (раздавали такие). Говорят: «Мы МЧС», заходят в дом, срывают там карниз, выбрасывают на улицу, разбивают сервиз (прямо у пожилого человека поднос из рук выхватывают). Фотографируют все и уходят. Как это? Зачем?», - рассказывает спасатель.

Но люди за помощью идут и работы много. Есть дома, по которым спасатели работают адресно - где образовался излишне большой завал, где люди, которые требуют ухода. Постоянно стоит очередь и на склад «Литейного-31», люди оставляют заявки, пишут, что и где им нужно. Помощь со склада стараются доставлять только адресно, на месте ничего не дают.

А чтобы никто не проявлял особой настойчивости, у стола раздачи помощи дежурят два сотрудника полиции – суровая необходимость.

Помощь и стяжательство

Вместе с бедой в Краснодарский край, как это часто бывает, пришли и мошенники.

Там же, где сотни людей работают, чтобы помочь, сегодня находятся десятки, чтобы нажиться. Есть и относительно безобидные мошенники с объявлениями «Скупим затопленные дома», а есть совершенно бессовестные, с которыми приходится бороться, из-за которых на точки раздачи гуманитарной помощи приходится приглашать сотрудников полиции.

Эдуард из «Литейного-31» рассказывает: местные цыгане поначалу забирали все, что могли, без разбору и в больших количествах.

Приходят, мы спрашиваем:

- Вам что нужно?

- Нам все нужно!

- Это, это нужно?

- Нужно!

- А еще что нужно?

- Все нужно.

«Представляете? – говорит Эдуард, – а еще приходили, вваливались прямо на склад, выбирали, что нравится. В основном новые, запакованные вещи, предметы гигиены.

Потом мы узнали, что они их перепродают. Таких мы сейчас вычисляем и сразу отправляем куда подальше».

Есть еще прием: подходят к раздаче помощи в масках (в Нижней Баканке и Крымске сейчас многие  носят защитные медицинские маски, опасаясь заражения) и смотрят, что есть на складе. Потом отходят в сторону, маски  снимают и возвращаются, прикидываясь обычными  потерпевшими, которые «знают, что просить».

Из-за перекупщиков «Литейная-31» всю помощь оказывает адресно. Собирают заявки, конкретно, что и зачем нужно. Потом развозят своими силами по домам. Помогает. «Видите там двое, - показывает Эдуард на две крепкие удаляющиеся спины, - Подошли, спросили: «По заявкам даете?».  «По заявкам», - сразу повернулись и ушли.

Та же ситуация и на «складе» «белоленточников».

«Раньше мы раздавали помощь на месте,  - рассказывает волонтер Александра. – Но стали появляться люди, набивать полные сумки, загружаться целыми машинами.

Загрузятся, а потом снова приедут. Теперь мы на складе ничего не отпускаем. Везем, туда, где знаем – надо».

Еще одну интересную историю о практической сметке в получении гуманитарной помощи рассказала волонтер Наталья и Санкт-Петербурга: «В самой пострадавшей части Нижней Баканки живут турки. Их дома сильно пострадали и у них много маленьких детей. Так они что придумали – останавливают гуманитарные фуры (водители видят: люди, много детей и взрослых просят помощи, останавливаются) и выгребают подчистую. Одну фуру, вторую. В результате до центра Нижней Баканки или до Крымска фуры стали доходить пустыми. Пожаловались на них, конечно».

Но хуже всего, по словам Натальи, то, что

поступает помощь больше всего к тем,  кто активно ее добивается, а не к тем, кому она действительно нужна:

«На окраинах люди спасают дома, сушат вещи и мебель, выгребают ил из спален и огородов. У них часто нет ни времени, ни сил прийти к нам и что-то попросить».

Катастрофа впотьмах

Поголовно все жители двух наиболее пострадавших населенных пунктов утверждают, что никакого предупреждения о катастрофе ни в Крымске, ни в Нижней Баканке не было и быть не могло: электричество в домах отключили еще в восемь вечера.

Люди спасали себя и имущество в полной темноте.

«Какое предупреждение?! Электричества не было ! В 23:00 я выглянул во двор – поднимается вода. Успел вывести машину, переждали с семьей на пригорке до 2 часов ночи, потом вернулись в затопленный дом», - рассказал «Полит.ру» Сергей, живущий в Крымске на ул. Садовой.

То же рассказывает и Литван Бенсеитов с ул. Ленина в Нижней Баканке:  «Меня предупредил сосед, у которого брат живет в нижней части города, на другом берегу [реки] Баканки.  Ему позвонили, и я побежал предупреждать своих».

«Спасались в полной темноте, - рассказывает Владимир Березка с окраины Нижней Баканки. – Вода поднялась сантиметров на 20, я только успел схватить жену, пару подушек, ребенка - и в машину. Слава Богу, успели отъехать повыше.  Спустился через несколько часов, походил по железнодорожной насыпи по грудь в воде. В дом вернулись только утром».

И таких свидетельств у «Полит.ру» десятки.

Утром проезжаем по самым пострадавшим районам Крымска и Нижней Баканки. В Крымске едем по затопленным в обесточенную ночь с 6 на 7 июля улицам Советской, Синева, Садовой. В Нижней Баканке (здесь мы как раз подключились к доставке гуманитарной помощи) - по улицам Ленина, Мира, Шевченко и другим.

Везде одна и та же картина: горы превратившейся в труху  мебели и утвари, после затопления ставших хламом. Забитые илом автомобили во дворах. У водителя Александра, с которым мы развозим гуманитарку, месяц назад была свадьба. Всю мебель, что подарили молодоженам, он в виде размокшей каши выбросил на обочину.

У Алексея на ул. Советской в Крымске дом смыло наполовину, жить в нем больше нельзя («Никаких предложений построить новый дом не поступило. Пришла комиссия, записала все и ушла», - говорит  он). Алексей показывает на ровную площадку  соседнего двора: там во время наводнения стоял дом, в котором погибла мать с ребенком. Через дорогу напротив - огромная куча илистого хлама: «Там у меня сосед утонул».

Мифы и трупы

Сотрудница МЧС (и весь ее расчет) приехала в Нижнюю  Баканку из Москвы в обход разрешений начальства (она просит не называть ее имени). Помогает людям как может, но может она не все: возникают конфликты с жителями.

«Приходит к нам женщина, говорит: «Спасатели во  дворе моего брата закопали труп собаки». Этого не может быть в принципе, поскольку недопустимо из санитарных соображений. Так она еще и ссылается на двор, по которому наша группа работает целенаправленно. Приходим, смотрим – нет, не у нее во дворе, а за забором, и не спасатели, а местные жители», - жалуется сотрудник МЧС.

По словам спасателя, люди порой ведут себя крайне неграмотно:

«Бывает, что погибли животные (скота во время наводнения очень много пало). Мы спрашиваем у людей – «Животные погибшие есть?», а они – «Нет, мы уже все закопали» - помогли значит. А мы после этого – занимайся эксгумацией».

Еще распространенный миф, который очень мешает, что территория в Крымске и Нижней Баканке из-за  разложения трупов заражена.

«Прочитали где-то в интернете, что здесь зараза. Надевают маски, а то и костюмы химзащиты. Сеют панику. А поводов для нее абсолютно никакой нет», - рассказывает спасатель.

Относительно же числа погибших в пострадавшем районе, что  в Геленджике, что в Нижней Баканке, что в Крымске, ходит один и тот же слух – «число погибших и пропавших без вести сильно занижено».  Цифры, правда, называют  разные – от 2 до 3 тысяч погибших. О заниженных цифрах сотрудники МЧС говорят только в приватных беседах.

Один даже называл

цифры, которые якобы слышал от высокопоставленных коллег: погибли 2000 детей и 3500 взрослых, еще 2500 человек пропали без вести.

А другой сотрудник МЧС заявил: «Ну давайте посмотрим. Семиметровая волна, люди не предупреждены, электричества нет. В Нижней Баканке 15 тыс жителей, в Крымске – 60. А официально говорят о 170-ти погибших?

Ну, смело рисуйте нолик».

Напомним, что официально глава МЧС Владимир Пучков 12 июля настаивал на 171 погибшем и 17 пропавших без вести.

Фотографии Евгения Ершова

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.