НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

04 мая 2013, 14:53

Лексическая типология: руки и ноги

Наскальные рисунки в пещере Куэва-де-лас-Манос в Аргентине
Наскальные рисунки в пещере Куэва-де-лас-Манос в Аргентине
Wikimedia Commons

 

 

Популярная область исследований по лексической типологии – названия частей тела. Здесь также широко применяются сопоставительные семантические таблицы. Рассмотрим таблицу, иллюстрирующую обозначения конечностей в шести языках:

 

На материале этой таблицы (подтверждающемся и более широким языковым материалом) мы видим, что в ряде языков терминология для конечностей более дробная, чем в других. Русскому слову нога в английском и итальянском соответствуют по два разных термина. Русскому слову рука соответствуют по два термина в английском, итальянском, румынском и японском. Эстонский язык в данный момент теряет лексическое противопоставление двух частей руки. Можно подумать, что данные таблицы неполны, ведь в русском языке существуют слова кисть и стопа. Однако тут важно учитывать то, что в лексике любого языка выделяется базовая, «ядерная» часть, и периферийная. Русские стопа и кисть не входят в лексическое ядро, тогда как английские hand и arm входят. Это видно, например, по частотности употреблений слов в языке, по тому, как говорящие представляют себе подчиненность терминов. Стопа, голень, бедро и кисть, предплечье, локоть, плечо однозначно опознаются говорящими на русском языке как часть ноги и руки, а вот английские hand и arm, leg и foot воспринимаются как равноправные термины.

 

Различаются в языках мира и ситуации с обозначениями пальцев. Вернемся к таблице. В английском и эстонском для большого пальца существует особое название, тогда как в прочих языках для всех пальцев есть один общий термин. Интересно, что в древнерусском языке названия пальцев строились аналогично английским и эстонским (противопоставлялись слова палец и перст), но позднее это противопоставление утратилось, и палец и перст стали синонимами.

Таблица иллюстрирует и некоторые закономерности в устройстве лексических систем. Мы видим, что и рука и нога может члениться на две части (будем использовать в качестве терминов их английские названия HAND, ARM, FOOT, LEG, записывая заглавными буквами, чтобы не путать со словами английского языка). При этом есть случаи, когда рука членится на HAND и ARM, а нога не членится на FOOT и LEG (в таблице они проиллюстрированы румынским и японским языками). Но нет случаев, когда нога бы членилась, на FOOT и LEG, а рука бы не членилась, на HAND и ARM. Эта закономерность верна для всех изученных систем.

Языковое членение руки на HAND и ARM или его отсутствие исследовал Сесил Браун на материале 617 языков. Он же на материале 593 языков рассмотрел вопрос, какие языки различают названия пальца и руки, а какие нет. Выяснилось, что одним и тем же словом обозначают палец и руку только в 12% языков (72 из 593), случаев неразличения HAND и ARM больше – примерно 37% (228 из 617). Браун заметил, что языки без противопоставления HAND-ARM чаще встречаются у экватора, чем в умеренной климатической зоне. А языки без противопоставления названий пальца и руки чаще обнаруживаются в традиционных обществах охотников и собирателей или обществах со смешанной культурой сельского хозяйства и собирательства.

Для объяснения этих явлений Браун обращается к данным культурной антропологии. Он предполагает, что более частое лексическое различение руки и пальца в сельскохозяйственных обществах коррелирует с более частым использованием в таких обществах колец. Более частое лексическое выражение частей руки (HAND и ARM) Браун связывает с более развитой одеждой в холодном климате, часто включающей перчатки и рукавицы. Однако стоит сказать, что замеченные Брауном корреляции неидеальны, ведь на русском языке говорят в куда более холодном климате, чем на итальянском, однако в русском языке есть только одно слово для HAND и ARM, тогда как в итальянском – разные слова.

Другое исследование лексического членения руки предприняла Анна Владимировна Дыбо в вводной главе монографии, посвященной семантической реконструкции анатомической терминологии в алтайских языках (.pdf). Это исследование учитывает не только анатомическое строение конечности, но и то, какое слово в языке представляет руку с функциональной точки зрения, то есть каким словом обозначается рука, когда она работает, трогает, хватает, ударяет, пишет. А. В. Дыбо отмечает, что в языках возможны два типа противопоставлений:

1. ‘рука как конечность (анатомический отдел), рука целиком, от кисти до плеча’ противопоставляется ‘активной части руки – тому, чем берут, пишут и т.д., анатомически равной кисти’.

2. ‘рука целиком = рука как активный орган’ противопоставляется ‘кисти руки (как анатомическому отделу)’.

Пример первого типа – английские arm и hand, пример второго типа – русские рука и кисть.

Различие между двумя типами противопоставлений выявляется при анализе слов в сочетаниях. Языки с первым типом противопоставления с глаголами писать, трогать, брать, работать, тянуть, шить употребляют слово, обозначающее нижний анатомический отдел руки, то есть кисть, языки второго типа используют слово, обозначающее руку целиком. Для примеров обратимся к французскому и русскому языкам:

писать рукой — écrire par la main

трогать рукой — toucher par la main

брать рукой — prendre par la main

тянуть рукой — tirer par la main

шить рукой — coudre par la main

Также в языках с противопоставлением первого типа слова ‘ремесло’, ‘искусный, умелый’, ‘рукопись’, ‘почерк’, ‘рукопожатие’ образуются от слова, обозначающего кисть, HAND, а в языках с противопоставлением второго типа – от слова, обозначающего руку целиком. Например, нидерландское handwerk ‘ремесло’ hastin ‘искусный’, английское handshake ‘рукопожатие’, латинское manuscriptum ‘рукопись’, шведский handskrift ‘почерк’ с одной стороны и др.-греч. παλάμη ‘искусство, мастерство’, литовские rankdarbis ‘рукоделие’, rankos paspaudimas ‘рукопожатие’, rankraštis ‘рукопись’, латышское rokraksts ‘почерк’ с другой.

Поскольку в языках с противопоставлением второго типа название кисти руки употребляется гораздо реже, в меньшем числе контекстов, то оно имеет тенденцию уходить на второй план, и в лексическом ядре остается одно слово. Эта история произошла с русским словом кисть.

Интересно, что разные типы противопоставления могут встречаться в родственных языках. Вот как это происходит в языках индоевропейской семьи. Первый тип противопоставления мы видим в следующих языках: латинский brachium и manus, французский bras и main испанский brazo и mano, португальский braço и mao, румынский braţ иmînă, древнеирландский dōe и lām, валлийский braich и llaw, бретонский brech и dourn, древнеанглийский earm и hand, чешский paže и ruka, авестийский bāzav- и zasta-, ведийский санскрит bāhú- и hasta, тохарский А poke и tsar, албанский krah и dorё, древнеармянский ձեռն и թեւ.

Противопоставление второго типа представлено в древнегреческом χείρ и παλάμη, современном ирландском lāmh и bas, литовском rankà и plãštaka, латышском rùoka и dęlna, древнерусском рука и пясть, русском рука и кисть, русских диалектах рука и лапа, белорусском рука и кiсць, украинском рука и кисть, западных диалектах украинского рука и долонь, карпатских диалектах рука и горсть, польском ręka и dłoń, верхнелужицком ruka и dłoń, нижнелужицком ruka и pjasć, кашубском rąka и ṕąsc, болгарском ръка и китка, словенском roka и dlan, сербском рука и шака.

Более того, даже слова, восходящие этимологически к одному и тому же праязыковому слову, в родственных языках могут попадать в противопоставления разных типов и, следовательно несколько менять свое значение. Сравним, например, положение русского слова рука и чешского ruka в лексических системах соответствующих языков. В обоих случаях слово обозначает руку как активный орган, но анатомически в чешском это слово соответствует HAND.

Интересный пример найден Анной Дыбо в французско-арабо-персидско-турецком словаре, изданном в Москве в 1841 году. В этих трех восточных языках есть противопоставление вида HANDARM, где HAND выступает как активный орган (тур. el и kol, перс. dast и bazu, араб. yad и 'adud). В словаре имелось словосочетание «скрестить руки на груди», жест, обозначающий на Ближнем Востоке приветствие и почтение. Так как это действие сознательное и наполненное смыслом, каждый из трех восточных языков использовал в этом словосочетании слово со значением HAND (например, в турецком elletikavušturmak). На французский язык это стоило бы перевести, используя слово main, но переводчик, не знающий смысла этого жеста, воспринял его не как наполненное смыслом действие, а просто как положение конечностей в пространстве, и перевел словами croiser les bras.

Рассматривая названия частей тела, можно привести пример и другой проблемы, которая интересует лексического типолога: какие смыслы в языке не выражаются отдельными словами или выражаются, но лишь при помощи производных слов, не имя отдельных корней. Так, не удалось обнаружить на уровне базовой лексики выраженного лексически противопоставление правых / левых парных частей тела. Не находится (по крайней мере, пока) языков, где разными словами обозначались левый и правый глаз, левая и правая нога и так далее. Особые названия для правой и левой руки – единственный случай лексического различения парных частей тела, который можно обнаружить. Причем он обнаружился не в какой-нибудь экзотическом языке, а в русском (и в других славянских), где известны пусть и архаичные слова десница ‘правая рука’ и шуица ‘левая рука’.

Однако необходимо признать, что на протяжении всей истории эти слова сосуществовали в языке со словом рука, которые служило для них общим термином. Сравним частотность этих слов в самых ранних старославянских памятниках – рукописях XXI веков: рѫка – более 100 употреблений, десница – 50, шуица – 4. Всё свидетельствует в пользу того, что шуица и десница не входили в лексическое ядро языка и употреблялись лишь тогда, когда противопоставление правой и левой руки казалось говорящему важным.

Следует заметить, что во всех известных нам случаях, когда правая и левая руки получают отдельные наименования, их названия представляют собой производные от прилагательных ‘правый’ и ‘левый’. При помощи суффиксов образованы старославянские и древнерусские десница и шуица, а также чешские pravice и levice. Немецкие Rechte и Linke, а также древнегреческие ριστεράи δεξιά представляют собой субстантивированные прилагательные. Во всех этих языках имеется и основной, общий термин для руки: рус. рука, чеш. ruka, нем. Hand, др.-греч. χείρ. В русских диалектах также обнаружились лишь производные слова для правой и левой руки: правуха и левуха (пермские и новгородские говоры), правуша (архангельские говоры), правша и левша (тверск., калужск., тульск., воронежск., владимирск., вологодск., вятск., омск., новосибирск.), правшина (псковск., тверск.), лепша (пермск., рязанск.).

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.