НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Михаил Вышегородцев

«Москвичи - умные люди, сами определят, какой подход им ближе»

Михаил Вышегородцев
Михаил Вышегородцев
«Полит.ру»

20 августа состоялась встреча руководителя московского отделения «Гражданской платформы» Михаила Вышегородцева со сторонниками партии. На мероприятии им были розданы пронумерованные карточки – таким образом «Гражданская платформа» официально фиксирует своих приверженцев.

Корреспондент «Полит.ру» поговорил с Михаилом Вышегородцевым, который недавно был  выдвинут «ГП» на должность московского бизнес-омбудсмена , о перспективах партии, «избирательных елках» и его возможных полномочиях в качестве столичного уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Михаил, вы сказали, что ваша задача - набрать более миллиона официальных сторонников до выборов в Мосгордуму. Но реально ли это? Сколько уже карточек роздано?

Мы сегодня раздали восемьдесят.  До первого сентября в наши сторонники должны рекрутироваться не менее ста человек через уже открытые общественные приемные. А дальше мы хотим, чтобы у нас сработали избирательные пирамиды или избирательные елки, если хотите. Каждый из ста сторонников в своих округах должен привести еще десять, а они, в свою очередь, привлекут других… И такие елочки должны расти. Понятно, что мы будем набирать сторонников не только этим путем.

Есть определенные мероприятия, которые мы будем проводить. В частности, 4 числа мы соберем более пятисот предпринимателей. Им будет представлен первый доклад по нашему видению проблем бизнеса. Помимо того, что мы предложим доклад, мы хотим, чтобы эти предпринимательские сообщества озвучили нам некоторые наказы. Они будут представлены в виде наказов от партии «Гражданская платформа» избранному мэру Москвы.

То есть сейчас ваша партия определяет именно предпринимателей как основное электоральное ядро?

Ни в коем случае. Мы провели социологическое исследование, выделили пятнадцать больных тем, которые москвичи определяют в качестве проблемных вопросов. Это экология, транспорт, безопасность, миграция, занятость, бизнес, образование, здравоохранение и т.д. Мы пригласили серьезнейших экспертов. Они работают над пятнадцатью докладами. Не просто с описанием проблем, а с предложениями, как мы эти проблемы предлагаем решить. Мы хотим, чтобы по каждому докладу было публичное обсуждение с экспертным сообществом. Мы на эти обсуждения будем приглашать и представителей власти... Тем самым мы хотим выкристаллизировать и определить наши предложения.

Мы их направим власти и опубликуем для москвичей. А они умные люди, сами определят, какой подход им ближе: тот, который реализуется действующей властью, или тот, который предлагается партией «Гражданская платформа». Все эти выводы будут переделаны в пятнадцать статей программы нашей московской партийной организации, с которыми мы и пойдем в Мосгордуму. Мы хотим, чтобы депутаты были профессионалами, чтобы они были способны возглавить какую-то комиссию: по культуре, по бюджету, по безопасности... Эти люди не будут печатающим принтером инициатив исполнительной власти, они будут реализовать те наши программные доклады по всем сферам от культуры до бизнеса, которые мы предложили москвичам.

Наша задача, чтобы за нас на выборах в Мосгордуму проголосовало больше людей, чем проголосовало за Михаила Прохорова на выборах президента. Чтобы результат был не 22%, а 35%. С этим сформировать вторую по численности фракцию в Мосгордуме вполне реально.

Видимо, это задача-минимум, только что вы говорили о победе на выборах?

На выборы приходят порядка трех миллионов человек. Значит, чтобы выиграть выборы, нам нужно полтора миллиона. Если мы соберем миллион сторонников, пригласим их к сотрудничеству, в течение года будем с ними активно работать, используя наши карточки и реализуя наши инициативы, мы закрутим эту ситуацию таким образом, что сможем довести их до пика активности именно к выборам.

8 сентября вы будете помогать другими кандидатам, только обеспечивая их наблюдателями. А какие именно кандидаты готовы принять вашу поддержку?

Мы всем кандидатам завтра-послезавтра направим свои официальные обращения, что мы готовы дать им своих наблюдателей. Кто откликнется, я не знаю.

На этой встрече к вам подходили люди из других партий. Не кажется ли вам, что, переманивая их к себе в сторонники, вы можете испортить отношения с другими партиями?

Ну, мы же ни с кем не испортили отношения, когда из-за неучастия «Гражданской платформы» в избирательном цикле от нас ушли люди. И, кстати, не только к одному известному оппозиционеру. Они сами приняли такое решение. Но нас до сих пор поддерживают многие сторонники. Они говорят: «Не агитируй нас, мы уже определились…».

Но это была проблема вашего бездействия. А если вы сейчас будете активно раздавать свои карточки членам других партий…  

Знаете, колхоз - дело добровольное. Если сегодня люди пришли к нам с желанием стать нашими сторонниками, значит, они поддерживают наши взгляды. Вот выступала Татьяна Сухарева, она же меня увидела первый раз именно на тех пяти встречах, где я пытался всем демократическим партиям сказать: Господа, давайте мы уйдем от политики на выборах в Мосгордуму. Я сам был два раза депутатом, москвичам на принадлежность к партии глубоко наплевать. Им важно, чтобы тележку люди возили, законы принимали, чтобы можно было жить. И я предлагал сделать общий список из профессионалов с перспективой работы в комиссиях. А кого предлагали другие партии? Своих функционеров! Они говорили: «Мы хотим, чтобы пошел лидер нашей партии, заместитель лидера…». А что умеет делать лидер партии? Политикой заниматься, выходить на трибуну и пиар делать? После этих пяти встреч я и понял, что договориться нереально. У каждого желание протащить своих функционеров. А наша партия хочет видеть в Мосгордуме профессионалов, чтобы она была сильная.

То есть все профессионалы пойдут именно как члены вашей партии?

Если пойдут по спискам нашей партии, то, естественно, они будут членами нашей партии. Это если мы не будем формировать коалицию с другими партиями… Но я  думаю, что это очень сложный для реализации вариант. У нас было пять встреч и пять раз все приходили с разными позициями. Одно проговорили, потом все дело опять разметалось. По два-три часа разговаривали…

Сами пойдете в депутаты?

Я этого не предполагаю. Я уже два срока там был и, учитывая, что мы не хотим обманывать своих избирателей, у нас не будет паровозов, которые откажутся от своих мандатов в пользу сзади идущих неизвестных личностей. Но при этом мы планируем, что каждый одномандатник будет и в партсписке.

То есть, если одномандатник проходит и там, и там, то он освободит место в партсписке следующему за ним человеку. А Михаил Прохоров по-прежнему участвовать собирается?

Да.

Перейдем к вашему потенциальному назначению московским бизнес-омбудсменом. Сергей Собянин обещал вам свою поддержку… Все дело в московском законе о бизнес-омбудсмене, который вы разрабатываете?

Я уже практически его написал. Наша задача его сейчас со 2 по 5 сентября обсудить на профильных комитетах в Мосгордуме. И если Сергей Собянин внесет его в первоочередном порядке, то просить рассмотреть его уже 5 числа, а потом неделя или две на разработку поправок и принятие.

В этом законе вы хотите несколько расширить свои полномочия по сравнению с теми, которыми обеспечивает вас федеральный?

Там мои пожелания…  В Торгово-промышленной палате я был директором департамента, одной из функций которого была оценка регулирующего воздействия. Я бы очень хотел, чтобы аппарат бизнес-омбудсмена занимался оценкой регулирующего воздействия выходящих в Москве законодательных актов. И чтобы они вступали в силу только с подписью московского уполномоченного по правам предпринимателей.

Сегодня бизнес никто даже не спрашивает… Вот если будет такая норма в законе прописана, что все нормативно-правовые документы и законодательные акты, касающиеся так или иначе развития бизнеса, должны проходить через согласование бизнес-омбудсмена… На федеральном уровне оценка регулирующего действия абсолютно нормально согласуется с предпринимательским сообществом.

 Следующее мое пожелание касается нормы федерального закона, что бизнес-омбудсмен может собирать всякие совещания и консультационные советы. Но когда на эти советы приходят лица уровня простого исполнителя или эксперта, а руководитель их игнорирует, то значит, проблема не решится. Я считаю, что в проекте закона должна быть прописана обязанность руководителя, которого приглашают, или его первого заместителя, приходить на эти совещания. Это очень важно, решение должно приниматься на совещаниях, и если оно принято там, то оно должно исполняться. Это касается специфики работы исполнительной власти. Когда я был министром правительства Москвы, то мог собирать любые совещания, и ко мне приходили чиновники уровня не ниже заместителя префекта. А когда приходил какой-нибудь клерк, который кучу информации до руководителя доносил неправильно, то ничего не получалось.

А в целом как вы оцениваете полномочия института бизнес-омбудсменов? Он поможет решить проблемы предпринимателей?

Жизнь покажет. Институт только создался и, наверное, нужно немножко подождать и посмотреть. Но уже первое действие со стороны Бориса Титова и тот результат, пусть не максимальный, которого он добился (по оценке ФСИН по результатам экономической амнистии на свободу вышли более ста  предпринимателей - Полит.ру), заслуживает одобрения. Понятно, что таких ярких примеров будет немного. Но они меняют ситуацию. Могу привести вам такие случаи из своей жизни. Когда я был министром московского правительства и был кризис 2008-2009 годов, к нам приходила куча обращений со стороны бизнеса, что они на последнем издыхании.

Я инициировал у Лужкова всего два решения, но они помогли сохранить огромное количество предпринимателей. Во-первых, было наложено вето на любые проверки предприятий малого бизнеса всем московским проверяющим структурам. Мы это контролировали жесточайше. Руководитель службы Мосгоринспекции, которая контролирует все нежилые помещения, как-то меня даже спросил: «Слушай, а надолго это у тебя такой мораторий? А то у меня 300 человек, которые ничего не умеют, кроме как трясти арендаторов». Вторым решением было обнуление ставки арендной платы за городское имущество. Она тогда была установлена на уровне одного рубля за квадратный метр в год. Это колоссальное решение.

 Так что, если мы сможем действовать подобным образом, то это действительно улучшит ситуацию.

Борис Титов как-то сказал, что в итоговом, урезанном варианте амнистии виноват народ, который в целом настроен против бизнесменов.  Вы солидарны с ним?

Сложно сказать. Потому что я последний год занимался конкретным бизнес-проектом. Уйдя из Торгово-промышленной палаты, сосредоточился на онкологических инновациях. Последний год занимался реализацией строительства Центра протонной терапии. Если и наблюдал за разворачивающейся ситуацией, то только фоново. Мне обидно, и я оцениваю очень плохо, что не было достигнуто максимального результата. Я думаю, что здесь прав Титов, который сказал, что и со стороны россиян звучало недовольство, что выйдут уголовники, но и силовики здесь сыграли свою роль, я  в этом абсолютно уверен.

Последний вопрос связан с оттоком от вас сторонников из-за неучастия «Гражданской платформы» в выборах мэра Москвы. Тот же Навальный заявил, что московское бизнес-сообщество поддерживает именно его. Как вы это прокомментируете?

Неучастие в выборах мэра – требование объективной реальности. Михаил Прохоров не смог переоформить свои активы.

Но вместо него мог пойти кто-то другой. Например, вы.

Позиция партии такова, что мы должны выставлять сильных людей. То, что я был делегирован от партии на позицию бизнес-омбудсмена  - ее проявление. В выборах должны участвовать сильные профессионалы. Люди, которые управляли системами. Вот о Навальном Михаил Прохоров правильно сказал, что этот политик хороший парень, но, извините, он никогда больше, чем советником губернатора, не был, или занимался маленькими проектами… Какой из него руководитель огромнейшего региона? Что мы завтра получим здесь? А по поводу перехода предпринимателей… Не все, я читал тот текст, это узкая группа бизнесменов, занимающихся интернет-торговлей, и говорить, что от нас ушли предприниматели, я бы не стал. К нему ушли в большей степени те люди, которые все равно бы проголосовали против.

Хочу все-таки уточнить, на тот момент у вас просто не было сильного кандидата на пост мэра Москвы?

На тот момент у нас был единственный кандидат, который не смог перевести свои активы.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Андрей Винокуров

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.