28 января 2023, суббота, 03:02
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Blitzkrieg завершен, объявлен Neuordnung

Михаил Фейгельман и Павел Чеботарев
Михаил Фейгельман и Павел Чеботарев

Доктора физико-математических наук Павел Чеботарев (Институт проблем управления  им. В.А. Трапезникова РАН) и Михаил Фейгельман (Институт теоретической физики им. Л.Д. Ландау РАН) комментируют введение новых правил оценки эффективности научных организаций.

Блицкриг закончен. Вводится Neuordnung, «новый порядок». 1 ноября 2013 года подписаны «Правила оценки и мониторинга результативности деятельности научных организаций…», которые будут его регулировать. «Правила» от 8 апреля 2009 года утрачивают силу. Мониторинг научных организаций – по-русски, надзор – это новшество, которое станет основой Neuordnung.

Механика ликвидации институтов: следим за руками

Как и раньше, организации будут делиться на 3 категории: 1 – «лидеры», 2 – «стабильные», 3 – «утратившие перспективы развития». Но содержательные критерии теперь отодвинуты и во главу угла поставлены формальные.

Так, раньше организация подлежала отнесению к 3-й категории, если она «не показывает значимых научных результатов и не является при этом уникальной в соответствующей отрасли». Теперь через запятую добавлено: «ее значения показателей результативности по отношению к значениям в соответствующей референтной группе ниже установленных для отнесения ко 2-й категории минимальных значений».

Что ждет институты, признанные «утратившими перспективы развития»? «Федеральные органы исполнительной власти принимают в отношении научных организаций, отнесенных к 3-й категории, решение… по их реорганизации или ликвидации, а в отдельных случаях – по замене руководителя научной организации в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Итак, замена руководителя – лишь в отдельных случаях, а как правило – реорганизация или ликвидация.

Теперь, что за «минимальные значения»? «Минимальные значения показателей результативности… для отнесения ко 2-й категории не могут быть более чем на 25 процентов ниже средних в соответствующей референтной группе».

Согласно этим правилам, если значения в референтной группе 12, 12, 10, 7, 7, то две последние организации могут быть ликвидированы. Да, среднее арифметическое всех значений равно 9,6, и число 7 ниже его более чем на 25%. Но действительно ли эти числа – достаточное основание для ликвидации?

Вопрос абсурден. Такой подход был бы неприемлем даже в случае разумных показателей. В РАН есть институты, состоящие из нескольких десятков исследователей, чьи работы – на передовом крае мировой науки. И есть крепкие, но не столь элитные институты, в которых около (или более) тысячи сотрудников. Подушные показатели результативности у институтов 1-го и 2-го типов различаются не как числа 12 и 7, а в несколько раз как минимум.

Значит, теперь судьба большого института зависит от того, имеют ли в той же области науки статус отдельных институтов маленькие «элитные команды». Заметим, что уровень исследований в большом институте от этого никак не зависит.

Если же «показатели» брать не подушными, а суммарными, то различия будут также в несколько раз, но в другую сторону. И никакого отношения к абсолютному качеству «научной продукции» этот способ оценки в обоих случаях не имеет.

Допустим, что два больших института с показателем 7 с помощью новых правил ликвидированы, земля их и недвижимость приватизированы, а сотрудники частью уволены, частью переведены в большой институт с показателем 10. После этого его средний показатель может снизиться до 8,5, а у двух небольших лидеров в результате мер, «направленных на укрепление их лидерства» подняться до 13. И теперь, пользуясь тем же правилом, можно ликвидировать и последний большой институт: он попадает в третью категорию.

Вывод: чиновники обзавелись весьма «эффективным» инструментом для ликвидации институтов, расформирования трудовых коллективов и приватизации недвижимости.

Счеты канцелярские деревянные как инструмент оценки новых знаний

По каким же «показателям результативности» будут оценивать институты? Согласно «Правилам» эти показатели устанавливаются Минобрнауки РФ по направлениям, предусмотренным типовой методикой оценки результативности.

Новейшая официальная «типовая методика» утверждена приказом Минобрнауки N 406 от 14 октября 2009 г. Список показателей приведен в приложении к ней. Новая система показателей разрабатывается, но еще не утверждена. Поэтому обратимся для начала к системе 2009 г.

В списке много показателей вроде «Внутренних затрат на исследования…», их «удельного веса», удельного веса разных источников во внутренних затратах, объема средств по договорам, структуры расходов. Там есть и число научно-образовательных структур, подразделений опытной базы, малых инновационных предприятий, удельное число преподавателей. Здания, сооружения, машины, оборудование… Доля доходов от сдачи помещений, машин и оборудования в аренду… Совершенно очевидно, что используя этот арсенал средств, практически любую организацию можно вывести в лидеры или наоборот признать безнадежно отставшей. Всё это имеет лишь самое косвенное отношение к качеству научных работ.

Есть в системе и более содержательные показатели. Это количество диссертаций и публикационная активность. Но самый простой способ увеличить число защищенных диссертаций – снизить планку в диссертационных советах, открытых при организации. Не настолько, чтобы советы закрыли, но – максимально в очень растянутых у нас рамках приличий. А требовательность сильно помешает росту этого показателя.

Публикационная активность – название красноречивое. Есть активность исследовательская, а есть публикационная. Всякий занимающийся наукой знает сколь велики возможности второй, как мало они могут быть связаны с первой и как быстро гипертрофия второй приводит к усыханию первой. Максимизация «публикационной активности», на которую толкают нас подобные системы оценки, – дело ПОЗОРНОЕ, действия, направленные на максимизацию числа ссылок на статьи, – дело позорное вдвойне, потому что «позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Нельзя побуждать ученого статью в 25 страниц резать на 5 статей: наука от этого не выиграет, а одним честным человеком станет меньше.

Ни в одной культурной стране качество научной работы не оценивают по таким показателям. Более того, скажем, в Великобритании ученый, отчитываясь за 5 лет, не может представить для оценки более 4 своих статей, опубликованных за этот период. Потому что любой, кто что-то понимает в науке, знает, что оценка качества, уровня исследований имеет гораздо больший смысл, чем оценка «количества сделанного». Одна революционная идея значит больше, чем тысячи безыдейных работ и миллионы страниц рутины. Выдающегося ученого характеризует недостижимый для других уровень научной продукции, а количество опубликованных им работ может быть и небольшим.

Качество же работ можно оценить только квалифицированной экспертизой, использующей библиометрию лишь как подсобный материал. Именно такой подход к оцениванию работы исследователей, лабораторий и целых институтов применяется правительствами развитых стран и профессиональными организациями ученых.

В августе 2013 г. Минобрнауки объявило «общественное обсуждение» новой методики «оценки эффективности». При этом, как обычно бывает, наиболее содержательный документ – таблица из 28 основных показателей (12 из них – интегральные, а всего показателей 61) – на обсуждение не выносился. Комментарий к этому перечню уже был дан в газете «Троицкий вариант – Наука».

Независимо от наличия местами разумных, а чаще не имеющих отношения к прогрессу науки индексов главный порок предложенной системы очевиден: при не объявленном заранее способе сложения c весами всех этих показателей можно получить любой нужный оценщикам конечный результат. А вот преобразовать эти индексы в адекватную оценку значимости научных продвижений едва ли удастся даже при большом желании: для этого нужна экспертиза. Мы снова имеем дело с «имитацией объективности», на деле дающей простор для произвольных злоупотреблений.

Грустно, что в XXI веке приходится объяснять правительству крупной страны, что наука – это новое знание, для оценки глубины которого канцелярские счеты – не самый лучший инструмент.

Чиновники управляют учеными

Если сравнить общество с организмом, то основная функция чиновничества – обеспечение спинномозговых рефлексов. А фундаментальная наука аналогична деятельности ассоциативных зон коры головного мозга. Подчинить ученых чиновникам, поручить последним оценивать первых – это то же самое, что подчинить кору головного мозга – мозгу спинному. Какие при этом будут прогнозы по части эффективности работы коры?

«Результативность» резателей-этатистов

Этатизм – застарелая российская болезнь и причина многих бед. Это, как пишется в Википедии, «идеология, абсолютизирующая роль государства в обществе и пропагандирующая максимальное подчинение интересов личностей и групп интересам государства, которое полагается стоящим над обществом; политика активного вмешательства государства во все сферы общественной и частной жизни». Этатистское государство не служит обществу, а использует его. Обычно – для решения бесчеловечных и/или безумных задач, если это государство идеологическое. Если же у государства нет идеологии, – то, как правило, просто для обогащения правящей группы.

Сегодня наше этатистское государство, не имеющее никакой идеологии, кроме идеологии присвоения, добралось до ученых. У его функционеров есть свои представления о результативности и эффективности. Но только с научной результативностью они не имеют ничего общего. Предстоит трудная борьба за право профессионально искать истину, а не добывать очковтирательством допуск к распилу. Борьба против Neuordnung.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.