НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Узкая тропинка на краю пропасти

Переговоры в Женеве 17 апреля
Переговоры в Женеве 17 апреля
Фото: United States Government Work

Россия, США, ЕС и Украина по итогам переговоров в Женеве 17 апреля приняли документ, предусматривающий конкретные шаги по деэскалации конфликта на Украине. На встрече российскую сторону представлял глава МИД Сергей Лавров, США — госсекретарь Джон Керри, ЕС — глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон, Украину — и. о. главы МИД Украины Андрей Дещица.

Участники переговоров пришли к выводу, что кризис в стране должны урегулировать сами украинцы. Для этого нужно начать немедленный диалог с участием всех конфликтующих регионов страны. Кроме того, согласно принятому документу, все незаконные вооруженные формирования в стране должны быть разоружены, а все незаконно занятые здания и другие публичные места во всех городах Украины освобождены. Также документ предусматривает амнистию для всех задержанных в ходе протестов на Украине за исключением тех, кто обвиняется в совершении тяжких преступлений.

«Полит.ру» обратился за комментариями к экспертам и выяснил, что хотя озвученные рамки договоренностей весьма расплывчаты, встреча в Женеве показала, что стороны конфликта способны к диалогу. 

 
Павел Кандель

Павел Кандель, зав. сектором этнополитических конфликтов Института Европы РАН, эксперт РСМД. 

«Я полагаю, что это заявление всего лишь дипломатический документ, причем, как и полагается таким документам, он составлен в достаточно расплывчатых выражениях и может подразумевать самую разную практическую реализацию, оставляя возможность для каждой из сторон действовать, как она сочтет полезным. Есть большие основания сомневаться, что он окажет какое-то серьезное влияние на развитие событий на Украине.

Некие неформальные договоренности, которые за ним, по видимому, стоят, безусловно важнее, чем сам документ. Они могут сыграть позитивную роль, если были все-таки достигнуты. В первую очередь я говорю о диалоге между Россией, США и ЕС. Если договоренности есть, а США и ЕС повлияют на киевские власти с тем, чтобы перенаправить их усилия на путь диалога с Востоком, тогда, возможно, что-то получится на практике. 

Можно предположить, что этого не произойдет, а усилия США и ЕС будут формальными. Тогда продолжится процесс плохо контролируемого всеми его участниками - и внешними, и внутренними - развития событий».   

 
Федор Лукьянов

Федор Лукьянов, редактор журнала «Россия в глобальной политике»,глава Совета по внешней и оборонной политике

«Факт наличия неких договоренностей - уже большой успех. Но так как ни о каких механизмах воплощения этой схемы не сообщили, то либо их еще не приняли, либо они только самые базовые. Это показывает, что Россия и США еще в состоянии разговаривать друг с другом. Есть сомнения, как поведет себя Украина, тем более после истории с недавними договоренностями, которые были подписаны под гарантии». 

 
Алексей Миллер

Алексей Миллер, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, профессор Центральноевропейского университета (Будапешт) 

«Женевское соглашение - это не прорыв, а узенькая тропинка по краю пропасти, так что пока еще ничего не ясно. В принципе это возможность деэскалации с сохранением лица всех участников. Сами соглашения достаточно абстрактны. Не прописан по сути механизм их реализации. Есть два  важных момента. Во-первых, создание групп ОБСЕ, которые будут участвовать в этом процессе с участием России. Это может сыграть положительную роль. Второе - все стороны должны воздержаться от насилия. Потому что мы все время балансировали на грани, если кто-то в кого-то выстрелил бы как следует, то дальше все могло сорваться в неконтролируемый хаос. 

По тому, что произошло в Женеве, и что Путин говорил по Украине во время «прямой линии», ясны следующие вещи.  Первое, что он не хочет ввода войск.  Путин на самом деле был бы рад деэскалации ситуации при условии, что ему будет гарантирован внеблоковый статус Украины и участие в процессе конституционного урегулирования. Из четырех требований, с которыми Россия участвовала в переговорном процессе (признание Крыма, федерализация Украины и конституционная реформа, признание русского языка государственным и разоружение незаконных формирований) в документе упомянуты только два.  При этом, повторюсь, не прописан механизм их реализации. Это значит, что либо существуют договоренности между Лавровым и Керри, как это будет делаться, либо это отложено на потом,

 
Дмитрий Тренин

что для РФ приемлемо на сегодняшний день.  

Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги.  

«Нет никаких гарантий, что ситуация дальше будет развиваться в направлении деэскалации, но в любом случае есть некая основа для разрешения конфликта внутри Украины и между Россией и Западом. Да, мы в плюсе, но гарантий, что мы в нем останемся, пока нет. Я понимаю, что в очень важных вещах интересы России и США совпадают, и это обнадеживает».  

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.