НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Наутро. 7 июля

Виноделие в Крыму
Виноделие в Крыму
Фото: kuban24.tv
 

Во вторник на сайте правительства был опубликован перечень решений, принятых по итогам совещания о развитии малого предпринимательства в Крыму, которое провел премьер-министр Дмитрий Медведев в Ялте 15 июня.

Последним пунктом в документе стало поручение Минсельхозу совместно с Росалкогольрегулированием, Минэкономразвития и Минфином представить в правительство предложения о мерах государственной поддержки производителей вина из винограда, произрастающего на территории Российской Федерации.

Еще в конце прошлого месяца крымское Бюро вина и винограда сообщило о намерении попросить президента России Владимира Путина ввести эмбарго на ввоз вина из стран Европейского союза в качестве ответной меры на запрет Евросоюза на ввоз продукции крымских винодельческих предприятий.

Руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин видит конкретный путь решения проблем на российском рынке винодельческой продукции: «Я считаю, что самое главное — это экономические меры, которые могут быть использованы. На мой взгляд, есть две наиболее эффективные меры. Первая — введение минимальных цен на винодельческую продукцию. Дело в том, что виноделы страдают от недобросовестной конкуренции, от демпинга цен. То есть нелегальные и полулегальные производители вина, которые выпускают винодельческую продукцию низкого качества, занимают рынок виноделов, которые могли бы продавать свое вино по вполне конкурентным ценам», — говорит эксперт.

По его словам, на рынке около 70% фальсифицированной винодельческой продукции. «Понятно, что основное конкурентное преимущество у производителей такого товара — это низкая цена. Поэтому установление минимальных цен, ниже которых нельзя было бы продавать винодельческую продукцию, могло бы существенно повлиять на то, чтобы оборачиваемость низкокачественной продукции снизилась. Тогда покупатель мог бы брать более качественную винодельческую продукцию, в том числе и продукцию крымских виноделов», — считает Шапкин. По его оценке, в настоящий момент минимальная цена на винодельческую продукцию могла бы быть установлена на уровне 100 рублей за один литр.

Эксперт Центра разработки национальной алкогольной политики считает, что фальсификации вина так же во многом способствует политика торговых сетей, которые стремятся проводить тендеры по наименее высоким ценам. «Поэтому занижается стоимость поставок, и производитель, пытаясь хоть как-то удовлетворить требование сетей, идет на фальсификацию вина и снижает себестоимость за счет качества. Это две причины того, что вино фальсифицируется — политика торговых сетей и стремление недобросовестных производителей к наживе. Поэтому установление минимальных цен помогло бы снизить нагрузку на российских виноделов и позволило бы увеличить объем качественного вина на рынке», — уверен Павел Шапкин.

Еще одной серьезной проблемой для рынка винодельческой продукции эксперт считает большой рынок низкокачественных пивных продуктов: «К сожалению, рынок занимает нелегально выпущенная продукция под видом пивных напитков. Это действительно прямая конкуренция винодельческой продукции и особенно игристым винам. Многие из них имитируют вина, но, как показывает практика и проверки Росалкогольрегулирования, лишь каждая 20 бутылка выпускается легально. То есть этот рынок практически полностью нелегален, за исключением может всего 5% продукции», — говорит Шапкин.

«Исходя из этого, оценочный объем рынка — 700 миллионов декалитров псевдопивных напитков, которые продаются у нас в стране ежегодно. Напомню, что всего винодельческая продукция продается в объеме чуть более 100 миллионов декалитров, из которых на российскую продукцию приходится около 70 миллионов декалитров. То есть очень большой задел для того, чтобы увеличить объемы производства и реализации, если запретить этот нелегальный рынок псевдонапитков», — рассуждает Шапкин, добавляя, что избавление от этого рынка позволит ощутимо снизить давление на федеральный и региональный бюджеты. По его словам, из-за того, что продукция преимущественно нелегальная, потери бюджета ежегодно составляют порядка 200 миллиардов рублей.

Он также добавил, что ситуацию на этом рынке усложняет то, что продукция разливается в пластиковую тару, и объем производимых и разливаемых напитков никак не контролируется. «Исключение этого рынка, в том числе введение лицензирования производства пивоваренной продукции позволило бы резко увеличить объемы продаж для отечественных виноделов»,

При этом эксперт Центра разработки национальной алкогольной политики не исключает возможность введения ответного эмбарго на винодельческую продукцию из стран Европы: «С обострением внешнеполитической ситуации, все возможно. Думаю, что правительство и президент рассматривают такой вариант, но лишь на самый крайний случай, потому что это сужает выбор для потребителя. Это вариант, который не приветствуется, но и его исключать нельзя», — заключает Павел Шапкин.

По мнению старшего преподавателя кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Бориса Пивовара, в ситуации с крымскими виноделами любая помощь будет полезна, так как отрасль требует серьезной поддержки.

«Лишь 30% вина производится из местного винограда, и нужно стимулировать производителей выращивать виноград в регионе. Это можно делать благодаря снижению налогов, либо акциза для вина произведенного из российского винограда. Но это нужно делать для всех винопроизводителей, а не только для Крыма», — полагает эксперт.

По его словам, в настоящее время сокращается совокупный спрос, при этом ажиотаж после присоединения полуострова поутих, и сейчас самое время создавать бренд российскому вину, в том числе с полуострова. «Это нужно делать на государственном уровне как внутри страны, так и на международной арене. Так делает Франция, Германия, Испания, и другие страны-производители вина», — говорит Пивовар.

«К тому же, россияне судя по статистике потребления в основном предпочитают сухие вина, особенно в крупных городах (что, кстати, не отражается на потреблении грузинских вин, таких как "Киндзмараули"), а в Крыму производятся преимущественно полусладкие, поэтому нужно "прививать" вкус населению и культуру потребления, а то если и потребляет население полусладкие вина, то, как правило, очень низкого качества. Для этого сгодится все тот же проверенный метод, а именно пропаганда потребления российских вин преимущественно через ТВ, так как это все еще в России основной источник получения информации для большинства населения», — считает эксперт академии.

Кроме того, он считает необходимым смягчить или полностью запретить рекламу винной продукции, хотя бы на время, чтобы таким образом простимулировать приобретение именно российских вин. «Правда, по оценкам некоторых аналитиков, получается, что в России потребляют российского же вина от 40 до 60% в зависимости от региона, при этом ценовой диапазон в зависимости от региона в основном от 200 до 300 рублей за бутылку. Крымские вина с хорошим (в большинстве своем) качеством и конкурентной ценой, могли бы спокойно занять достаточную долю рынка. Просто о них толком ничего никто не знает», — полагает Борис Пивовар.

«Честно говоря, я бы на месте правительства разработал государственную программу по возрождению винной отрасли, потому что поддержка должна поступать комплексная от всех федеральных учреждений. В ней можно было бы проработать переходный период на 5-10 лет, в котором пониженная налоговая ставка, помощь при взаимодействии с государственными органами, помощь с получением доступа на полки ритейлеров и прочее. Обязательно должны быть прописаны KPI, которые необходимо достигать, и четко им следовать, чтобы эта программа не стала "очередной" нереализованной», — рассуждает эксперт РАНХиГС. 

Причиной актуальности этого вопроса именно сейчас он называет общую санкционирую «истерию»: «Страны Запада, и Россия в том числе, пытаются друг друга всячески "ущипнуть побольнее", и ищут способы, как это сделать лучше. Против Крыма и крымских компаний в очередной раз продлили достаточно жесткие санкции, и на волне моды на импортозамещение, логично, что крымские производители попросили помощи в данной ситуации. Плюс это действительно "жесткая" мера для стран Европы, потому что Россия очень перспективный рынок, население последние годы постепенно отходило от крепких алкогольных напитков в пользу потребления пива и вина, и в целом существует прогноз, что потребление вина может вырасти до 15 литров на душу населения в год. А для этого нужны колоссальные объемы, что соответственно принесет колоссальные доходы. Поэтому для Италии, Франции, Испании, Германии и прочих стран - это будет весомый удар», — говорит Пивовар.

Борис Пивовар, так же, как и Павел Шапкин, не отвергает возможность ответного эмбарго. «Как мне кажется, сейчас это будет неэффективно, так как виноград и виноградники требуют время для выращивания и производства необходимых объемов. Если же ввести эмбарго сейчас, то вино само собой в необходимом количестве не появится, и освободившуюся лакуну займет не российский производитель, а компании из Чили, Аргентины, ЮАР и так далее. И получается, что изменится лишь структура производителей на рынке, а реальной помощи производителям в итоге не произойдет. А против данных стран санкции вводить нельзя, потому что можем против себя настроить весь мир», — полагает эксперт академии.

По его мнению, тот факт, что такая идея возникла, уже может говорить об определенных намерениях. Он также не исключает возможности, что ответное эмбарго можно будет вводить постепенно, начав, например, с полусладких вин и портвейна и постепенно расширяя список.

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.