НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Умеренный оптимизм платежного баланса

Здание Центробанка России
Здание Центробанка России

Хотя внешняя ситуация, в которой находится экономика России, на первый взгляд выглядит достаточно сурово – одно постоянное падение цен на нефть чего стоит, – однако после подведения итогов очередного года оказывается, что на самом деле все не так страшно, как кажется. Основные показатели платежного баланса страны – текущий счет и финансовый счет – выглядят на удивление приличными и, что самое интересное, оказываются лучше показателей 2014 года.

Так, в 2014 году активное сальдо текущего счета составляло $58 млрд., а в истекшем 2015 году – около $66 млрд. Соответственно, финансовый счет в 2014 году равнялся $130 млрд., а в 2015 году – только $61 млрд.

Что означают эти цифры для российской экономики? Если взять текущий счет, то его возросшее активное сальдо говорит о том, что реакцией российских хозяйственных агентов на падение цен экспорта и, соответственно экспортной валютной выручки, было еще более значительное сокращение закупок товаров иностранного производства и снижение импорта услуг.

При падении экспорта товаров с $498 млрд. до $340 млрд. (на $158 млрд.), импорт товаров сократился с $308 млрд. до $194 млрд. (на $114 млрд.), а импорт услуг (в нашем случае, это, в основном, поездки за границу) – со $121 млрд. до $87 млрд. (на $34 млрд.).

Но кроме прямой реакции хозяйственных агентов на дефицит валюты, была еще и косвенная – значительно сократились платежи по обслуживанию внешних обязательств. Если в 2014 году российские компании и банки выплатили иностранным инвесторам и кредиторам разного рода доходов на $100 млрд., то в истекшем году – только $66 млрд.

 
Обмен валюты в банке. Фото: gazeta-alekseevsky.ru

Подобного рода сокращение платежей в пользу нерезидентов вызвано значительным уменьшением валютного корпоративного долга. Поскольку из-за санкций стран Запада большинство крупных российских компаний и банков не могли делать заимствования на рынках капиталов и, соответственно, не могли рефинансировать уже имеющиеся долги, то им ничего другого не оставалось, как эти долги гасить.

Так, с июля 2014 года (с момента введения санкций) и до начала 2015 года российские заемщики выплатили $133 млрд., за 2015 год – еще $85 млрд. Таким образом, общий корпоративный долг сократился с $732 млрд. до $515 млрд. Разумеется, пропорционально сокращению долга уменьшились и процентные платежи по нему.

Поскольку полностью обслуживать долги за счет собственной валютной прибыли или за счет валютных кредитов от Центрального банка России корпорации и банки не могли, то им пришлось распродавать свои внешние активы. Так, если в 2014 году они еще увеличивались (на $81 млрд.), то в истекшем году активы сократились – на $8 млрд. Правда, большая часть сокращения внешних активов пришлась на банки и на домохозяйства, которые продавали наличную валюту. Корпорации, в свою очередь, хотя и распродавали отдельные активы, в целом за год их увеличили.

Хотя сейчас выравнивание платежного баланса происходит за счет сокращения импорта товаров и услуг, а также за счет уменьшения платежей иностранным инвесторам и кредиторам, но вполне вероятно, что уже в недалеком будущем к этим способам добавится еще один – снижение цен импортируемых товаров.

Разумеется, до сих пор о каком-либо серьезном снижении цен импорта говорить было достаточно трудно. Если это снижение и было, то только в Европе, в качестве шоковой реакции на российские контр-санкции, причем в самой незначительной степени. Но совсем другое дело, когда под влиянием длительного и глубокого, до трех раз, снижения цен на углеводороды может поменяться вся стоимостная структура мирового хозяйства.

Начнем с того, что снижение цен на нефть, природный газ и уголь приводит к снижению себестоимости в производстве электро- и теплоэнергии и себестоимости транспортных услуг. Это снижение издержек, если оно вызовет снижение тарифов, благотворно подействует на издержки всей экономики. Но, кроме того, снижение цен углеводородов приведет к снижению издержек в отдельных отраслях промышленности, где углеводороды являются профилирующим сырьем - нефтепереработке, нефтехимии, газохимии, производстве минеральных удобрений и металлургии. Кроме того, под влиянием снижения цен на топливо и на удобрения должна сократиться себестоимость производства сельскохозяйственной продукции.

 
Промышленный нефтепровод открытого типа. Фото: matthieuthery.com

Таким образом, снижение цен на углеводороды, особенно троекратное, создает все предпосылки для снижения себестоимости и цен на конечные продукты, в производстве которых эти углеводороды участвуют. Не в три раза, конечно, но хотя бы в пределах нескольких десятков процентов — в зависимости от доли углеводородов в себестоимости той или иной продукции.

Правда, само по себе снижение цен сырья и себестоимости конечной продукции не является достаточным условием снижения цен на конечную продукцию. Для того, что бы снизились эти цены, необходимо, чтобы сильно снизился спрос. Без снижения спроса у производителей нет никакого стимула снижать цены; наоборот, они с удовольствием оставили бы их без изменений, чтобы получать дополнительную прибыль.

Однако в нашем случае снижение спроса имеет место, причем в масштабах всего мирового хозяйства, так как спрос на мировом рынке сократила не только Российская Федерация, но и все страны – экспортеры нефти. Естественно, чтобы хоть как-то повлиять на мировые цены, одного сокращения импорта со стороны России было бы недостаточно. Но вот когда свой импорт (вслед за сокращением экспорта нефти) вынуждены сокращать все страны ОПЕК, и не входящие в эту организацию нефтедобывающие страны, то тогда понятно, что у производителей конечной продукции особого выбора нет. Или они снижают цены на достаточно значимую величину, или они уходят с рынка.

При этом надо отметить, что сначала в промышленно развитых странах была уверенность, что снижение цен на углеводороды пойдет им только на пользу. Цены на энергию и топливо снизятся, после чего у конечных потребителей высвободятся дополнительные средства, которые они направят на покупку других товаров и услуг. И вот этот дополнительный внутренний спрос компенсирует падение спроса стран-экспортеров нефти.

Однако вышло все по-другому. Падение цен оказалось таким длительным и глубоким, что дополнительная покупательная способность, появившаяся у потребителей индустриальных стран, уже никак не могла компенсировать сокращение внешнего спроса. Более того, падение внешнего спроса уже начало приводить к закрытию предприятий и увольнению персонала, что вместо увеличения внутреннего спроса, наоборот, приводит к его снижению.

Поэтому, повторимся, с большой долей уверенности можно предположить, что в скором времени цены на импортируемые нами товары и услуги поползут вниз, и вместо сокращения импорта может начаться рост его физического объема. А вслед за этим, если импортироваться в большей степени будут материалы и комплектующие, могут восстановиться объем промышленного производства и инвестиции в создание основных средств, и экономика России сможет выйти из кризисной ситуации.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.