9 августа 2020, воскресенье, 09:11
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Трудное рождение культуры граждан

Борис Макаренко
Борис Макаренко
Фото: politanalitika.ru

Мы продолжаем публикацию материалов книги «Путинская Россия: Как она возникла, как существует и как может закончиться», выпущенной в 2015 году Американским институтом предпринимательства (American Enterprise Institute). Авторы издания — известные ученые и эксперты в различных областях социального знания. Публикация осуществляется с любезного разрешения AEI (Washington, DC). Автор раздела — председатель правления Центра политических технологий, профессор НИУ ВШЭ Борис Макаренко. Здесь, как и в других частях книги, используемая терминология отражает взгляды и подходы авторов.

«Особенная стать»: страна без граждан?

«Всё мартовский снег занес. От митингов – ни следа», - писал поэт Всеволод Емелин. Спад уличной активности и поднявшаяся в 2012-2013 гг. в российской политике консервативная волна не менее озадачивают, чем столь же неожиданный и для экспертов, и простых граждан бурный выплеск протестных эмоций зимой 2011-2012 гг. Не будем спешить объявлять такие быстрые перемены «особенной статью России», неизмеримой общим аршином. Такая стать присуща любому обществу, где власть мнит себя единственным субъектом всего происходящего, а подданным остается только верить, что власть не заведет их в тупик или не свалится с обрыва в пропасть. Китай, мусульманский Восток обладали той же «особенной статью», в которой блестящие эпохи сменялись общенациональными катастрофами.

Защитники нынешнего режима любят говорить о «властецентричности» российской истории и порожденной ею политической культуре общества. Действительно, подданному русского царя и «советскому человеку» дозволялось не щадить живота своего (за царя и отечество или Родину и Сталина), трудиться в поте лица и единодушно одобрять все, что с ним и со страною делала власть. .Не дозволялось одного – участвовать в принятии решений, спорить с властью и пытаться ее контролировать. Все российские модернизации – от Петра до Путина – похожи в одном: они начинались в условиях острейшего дефицита исторического времени, т.е. резко нарастающего отставания России от передовых держав, и их единственным субъектом была власть. Всем частным субъектам в экономике и обществе отводилась роль исполнителей горнего замысла, «винтиков» большой и всезнающей машины.

В терминах известной теории политической культуры, в стране неизменно доминировала культура «подданническая» [subject], с немалыми анклавами «приходской» [parochial] культуры на селе и во многих этнических республиках, и до последнего времени практически не было культуры активистской [participant], которую мы далее будем именовать «культурой граждан» [Almond, Verba: 17-18]. Граждане от подданных, согласно подходу Алмонда и Вербы, отличаются тем, что в отношении к политической системе учитывают не только то, что могут от нее получить, но и что могут ей дать, сыграть в политии активистскую роль.

Подтверждает ли слабость гражданской культуры правильность вывода о нашей неготовности к демократии и неизбежности корпоративистских и авторитарных черт, все более явственно проступающих в российском политическом режиме? Приведем три возражения против такого подхода:

Во-первых, констатация существующего положения – лишь исходная точка для стратегии действий. Cамуэль Хантингтон приводит назидательный комментарий политика и политолога Даниэля Мойнихена: «Консерваторы полагают, что успех общества обеспечивает культура, а не политика, а либералы - что политика может изменить культуру и тем спасти ее от самой себя [Harrison, Lawrence E., Huntington, Samuel, 1980: xiv]. Политик может учитывать объективные препятствия для развития и искать способ их преодоления, а может использовать их как предлог для консервации существующего порядка – в интересах удержания монополии на власть. Как мы покажем ниже, столкнувшись с первыми массовыми проявлениями культуры граждан, российская власть предпочла второй путь.

Во-вторых, отсутствие «граждан» не синонимично политической стабильности. Восстать против власти может и подданный, резко разочаровавшийся в ее легитимности. Так, собственно, и происходило в России в январе 1905, феврале 1917, августе 1991. В последнем случае, пользуясь аллюзией известного высказывания Адама Пшеворского [Przeworski: 58], можно сказать, что в СССР «айсберг гражданского общества, затопивший плотины авторитарного режима» растаял при температуре ниже нуля по Цельсию – до того острым был кризис умирающего советского строя. Однако – в отличие от граждан – восставшие подданные не имеют ни позитивной программы, зачастую - ни организации и лидеров, а главное – ни опыта, ни мотива искать эволюционный выход из тупика отношений с властью, доверие которой они утратили.

Наконец, в-третьих, гражданская культура – продукт, а не предпосылка демократии. Как справедливо указывали Ф.Шмиттер и Т.Карл, становление присущей демократии культуры терпимости, взаимоуважения, компромисса и доверия власти занимает немалое время: в период же демократизации, по их мнению, важнее всего благоразумная сдержанность в отношениях с оппонентами [Schmitter & Karl:47]. Проблема в российском случае несколько в ином: как показано ниже, в сравнении с многими другими странами (в том числе – своими непосредственными соседями с Запада) в России – при многих неплохих структурных предпосылках для демократизации было гораздо меньше предпосылок субъективных, связанных с действиями политических и общественных акторов. Речь идет о традициях самоорганизации и самоуправления на уровне низовых сообществ и организаций, низком уровне социального капитала и межличностного доверия, а также – о привыкшей к самовластью политической элите.

Почему мы не граждане, а подданные?

Дело, разумеется, не в названиях. Жители старейшей демократии и сегодня именуют себя подданными Ее Величества, что не мешает им ощущать себя и действовать как граждане, а у нас слово «гражданин» с советских времен несет на себе отпечаток ущербности: это тот, кого в суде и милиции нельзя было называть «товарищем», поскольку он совершил что-то неблаговидное.

Советская модель развития породила неведомый ранее феномен: индустриальное, городское, образованное общество без институтов рынка и частной собственности, без институционализированной конкуренции как в экономике, так и в политике. Это – главная причина, почему «граждан» не было в советской системе, и почему они так трудно рождаются сейчас. Вся та «питательная среда», в которой растет гражданское общество, в Советской России почти отсутствовала.

В тоталитарном и идеологизированном государстве не было места для «нейтральной сферы» - областей человеческой деятельности, осуществляемой свободно от государственного доминирования и регулируемой лишь законом; только в этой сфере, которую власть не считает ни «поощряемой», ни «запретной», возможна самоорганизация и объединение людей по общим интересам. В СССР же ниже «локатора государства» оставались лишь мизерные очаги досуговой деятельности, лишь в последние десятилетия ослаб контроль над приватной жизнью граждан.

Отсутствие рыночных отношений имело последствия не только для экономической сферы, но и для многих социальных процессов. Рынок– это обретение опыта, с одной стороны, рационального сберегательного поведения, с другой – взаимодействия с другими участниками товарно-денежных отношений, оценок рисков и обретения доверия. Коммунистическая антирыночная идеология на десятилетия заморозила архаичные представления традиционного общества (ставшего, напомним, городским и индустриальным) о моральной ущербности, если не порочности любого «торга». В нашем социологическом исследовании 2009 г. сторонники разных политических взглядов (не исключая либералов-западников) почти единодушно назвали самыми высокоморальными людьми коммунистов, поскольку они в наибольшей степени отвергают рынок [Зевина и Макаренко, 2010: 126].

Отсюда – следующая проблема. Межличностное доверие, возникающее в нерыночной и репрессивной среде, носит специфический характер: доверяют либо людям из своего круга (аскриптивный тип доверия), либо вступают в «заговор против начальства» - неформальные коллективные практики, позволяющие снизить бремя административного давления, «достать» дефицитные при социализме товары, «прикрыть» друг друга при мелких правонарушениях [подробнее см. «Гражданское общество – ресурс развития России». 2013: сс.80-82]. Такое искаженное доверие помогало выживать не только при социализме, но и в нынешней России, однако оно не порождает главного актива гражданской культуры – «социального капитала», системы горизонтальных связей, позволяющей решать созидательные задачи, объединяться ради общественно значимых целей (в том числе – в политической сфере).

Неравномерность социально-экономического развития России порождает фрагментированность ценностных установок. Известна концепция «трех» или «четырех» Россий [Зубаревич: C. 135-152], описывающая социальную дифференциацию населения в зависимости от типа населенного пункта (ее суть – концентрация активного и конкурентоспособного населения в крупных городах, застой в малом городе и селе и рост напряженности в среднем городе). С ней сочетается, на наш взгляд, и выделение Л.Гудковым трех типов социального капитала, накопленного разными сегментами российского общества. Модерным капиталом отличаются люди, обязанные своим благополучием собственному труду и навыкам, а не государственному патернализму; такой социальный капитал «основан на сложной системе генерализованных социальных правил и отношений и сопоставим с западными обществами». В домодерном капитале «доверие базируется на непосредственных личных, неформальных связях, групповых и соседских отношениях». Наконец, антимодерный капитал – «смесь опыта существования при социализме… с новыми идеологизированными формами» - эти люди труднее всего адаптируются к реалиям новой экономики, а потому наиболее подвержены воздействию «консервативной волны» и зависимы (как и «домодерные») от социальной политики государства [Гудков: гл.3].

«Наверху», в правящем классе освоение законов рынка и экономический подъем быстро привели к тому, что возродившаяся бюрократия образовала властно-собственнический союз со значительной частью бизнеса (государственные компании, кормящиеся за счет госзаказа и коррупционно-откатных схем) – классическая ситуация «царя горы», когда элита всеми силами сохраняет монополию на свое господство, ценой порчи институтов развития [Макаренко, Мельвиль: С.442-444]. В любой несанкционированной активности, особенно – касающейся политической сферы государство видит покушение на свою монополию властвовать и распоряжаться ресурсами.

Казалось бы, круг замыкается: человеческий фактор как «внизу», так и «наверху» общественной пирамиды скорее препятствует, чем помогает становлению культуры граждан. Слабость горизонтальных связей между обычными людьми оборачивается и недоверием власти в целом. Так, в опросе «Левада-центра» в августе 2013 г. 37% опрошенных сочли, что «руководители государства, высшие чиновники» преимущественно лгут, говоря о положении дел в стране, и лишь 16% - что они обычно говорят правду (42% выбрали промежуточный ответ) – в то время как правдивость других обычных людей оценивается выше (28% признаются правдивыми и лишь 20% - лжецами)1. В другом опросе «Левады», сделанном по нашему заказу для исследования о гражданском обществе, большинство россиян оценили как «политическую деятельность» не только наблюдение на избирательных участках (71%), но и контроль над органами власти (69%), и обсуждение между собой законов и решений власти (63%) – в то же время, обсуждение социальных проблем политической деятельностью сочло лишь 32%. [Гражданское общество…: 80] Это свидетельствует, чтороссийские граждане не привыкли «участвовать» в политике, эта сфера воспринимается ими как чуждая их повседневной жизни, (в отличие от социальных проблем, которые имеют к их жизни непосредственное отношение) – тогда как в западных демократиях подобные функции считаются нормальными и естественными для гражданского общества, а под «политикой» понимается лишь то, что имеет прямое отношение к электоральной конкуренции.

Граждане всему вопреки

И все же культура граждан в России развивается, это развитие движимо не только структурными предпосылками, но и активной деятельностью все большего числа людей.

При всех оговорках и сомнениях в успешности развития России за последнюю четверть века, она превратилась в рыночную экономику. Частная собственность и товарно-денежные отношения породили буржуа – того самого субъекта, без которого, по известному утверждению Баррингтон Мура, нет демократии [Moore: 418]. Малочисленный и медленно развивающийся, новый средний класс стал реальностью и обретает многие навыки поведения, свойственного гражданской культуре: он научился сберегать и деньги, и здоровье, стремится к повышению качества жизни. Выработав рациональное поведение в своей личной экономике, такой буржуа (точнее – средний класс) хочет того же и в социально-политической жизни, но все чаще упирается в препятствия, поставленные заскорузлой политической системой.

Второй объективный фактор – развитие в России двух типов новых секторов экономической деятельности. Во-первых, это высокотехнологичные отрасли, в первую очередь – в сфере коммуникаций (хотя их развитие в России носит анклавный характер), во-вторых, сервисная экономика, торговля и услуги. И те, и другие сектора предполагают принципиально иную дифференциацию функций, востребуют массу новых связей и контактов, дают занятым в них новые социальные роли и навыки взаимодействия с партнерами и клиентам, а главное – делают деловую карьеру все более автономной от государства, учат полагаться на собственные силы и умения. Такие люди хотя бы поверхностно знакомы с тем, как устроена жизнь на Западе – бывали там, имеют друзей и знакомых, порой – деловые связи, и не могут не сравнивать свой жизненный уклад с европейскими или североамериканскими реалиями.

Это уже иной тип социальной мобилизации: можно сказать, что впервые с 1917 г. в России появляется массовая (хотя и не очень большая) основа для либеральной политической программы, основанная не на индивидуальных идейных предпочтениях, а на объективных социальных факторах.

Разумеется, такие процессы свойственны только крупным городам, в первую очередь – Москве, которая за последние годы впитала в себя несколько сотен тысяч активных молодых людей из провинции (таковых было очень много на массовых акциях протеста 2011-2012 гг.). Именно они, настроенные на активные социальные карьеры максимально остро среагировали на действия власти осенью 2011г.

Какая же социальная группа проявила себя гражданами, выходя на площади зимой 2011-2012 г.? Ни одно из часто употреблявшихся определений не представляется вполне корректным.

  • Это не средний класс: как показывает социология [Власть-элиты – общество:58], среди более зажиточных и образованных россиян поддержка протеста лишь немного превышает среднестатистические показатели; нельзя говорить о том, что абсолютное большинство среднего класса «протестно»: немалая часть таких людей добилась жизненного успеха, работая на зависимый от государства бизнес, а потому поддерживает режим как своего «кормильца». Кроме того, они видят в государстве защитника либо от «хаоса нестабильности», либо от «социальной зависти» более бедных или мигрантов. [см. Григорьев, Макаренко и др: 63-65] Но заметим, что среди участников протестных митингов люди такого достатка образовывали ядро и были представлены в составе митингующих более сильно, чем в населении Москвы;

  • Это не гражданское общество: как будет показано ниже, даже среди «реальных» организаций гражданского общества, а не организованных государством НКО лишь небольшая часть политизирована или заведомо оппозиционна власти. Их активистов скорее можно было застать на Болотной площади, а не Поклонной горе (где проходили провластные демонстрации, организованные «в пику» Болотной), но в соотношении гражданского общества и «протеста граждан» стрелочка, скорее, указывает в другом направлении: это не гражданское общество «вышло на Болотную», это протесты с их самоорганизацией, сетевыми методами коммуникации, внутренней культурой стимулировали развитие гражданского общества, а последовавшие репрессивные действия власти против гражданских активистов консолидировали в их среде протестные политические настроения.

  • Это не «креативный класс», как с издевкой любила именовать протестантов официозная пропаганда: из такого утверждения следовало бы, что действия власти, спровоцировавшие протест, задевали лишь «креативные личности» — работников творческих профессий, а не «трудяг»: социальный и профессиональный профиль участников протестных акций куда более многообразен. Однако «Болотная» действительно выглядела креативной в формах самоорганизации и выражения своих позиций.

Наиболее близка к истине характеристика, выглядящая скорее журналистским штампом, чем научным термином – «разгневанные горожане». Их протест выглядит политическим, скорее, чем социально-экономическим: лобовое объявление В.Путина о возвращении на пост президента было воспринято ими как крушение надежд на «ремонт» властных институтов, перекрывающих им жизненные перспективы, а широко распространившаяся информация о фальсификациях на выборах была воспринята как оскорбление собственного достоинства. Однако в основе этого протеста все же вполне понятный и новый социальный феномен – его породил новый экономический уклад, востребовавший инициативу и социальный динамизм. Российское общество – впервые за последние четверть века – продемонстрировало, что оно обрело сложную и плюралистичную структуру по объективным социально-экономическим основаниям.

Гражданское общество

Оценка уровня развития в России гражданского общества – это проблема «стакана, который наполовину полон, или наполовину пуст». С одной стороны, по всем объективным показателям уровень развития гражданского общества существенно отстает от стран Запада, включая и страны Центральной и Восточной Европы: например, доля вклада «третьего сектора» в ВВП (не более 1%) и занятость (0,7%) в разы ниже, чем в развитых странах. Опыт участия в деятельности некоммерческих организаций имеют менее 9% россиян. Расширению функций и масштабов деятельности НКО препятствуют многочисленные ограничения, отнюдь не сводимые к слабости финансовой поддержки или репрессивным действиям государства против многих независимых НКО [Гражданское общество…: 43-48].

С другой стороны, достижения гражданского общества в России нельзя недооценивать. Главное достижение: НКО заполнили ниши, в которых нет государства. Такие виды деятельности, как благотворительность, поощрение современного искусства, дополнительное образование, правозащита, были, фактически, созданы с нуля или воссозданы в новом качестве. Многие достижения принадлежат к социальной сфере, когда НКО работают, не выполняя те же функции, что и госучреждения, а «заменяя» его в тех нишах, куда государство «не дотягивается». Среди таких примеров – паллиативная медицина, помощь больным редкими заболеваниями, услуги дополнительного образования и переподготовки кадров, и т.п.

Не менее важны активность и самоорганизация в тех сферах, которые появились в России только со становлением рыночных отношений. Это, с одной стороны, появление ассоциаций бизнеса, обществ защиты прав потребителей и относительно немногочисленных новых, «неофициальных» профсоюзов, а с другой – появление ассоциаций собственников жилья – пока еще тоже недостаточно развитых. Все эти типы организаций в развитом гражданском обществе играют важнейшую роль, в России же – находятся лишь в начале пути.

Портрет активиста гражданского общества, выявленный нашим исследованием 2013 г. [Гражданское общество: 34-40] показывает, что в него вовлечены самые разные по социальному статусу и имущественному положению люди: определяющим для участия в коллективных действиях являются мотивация и личностные психологические особенности людей, а не социально-демографические характеристики. Так, если среди инициаторов новых видов деятельности чаще встречаются мужчины, то основной объем работы несут женщины. В возрастной структуре (в целом, без поправки на специфику отдельных организаций) доминируют группы с большим ресурсом свободного времени – либо не обремененная семейными заботами и лишенная патерналистского поведения молодежь, либо люди предпенсионного и пенсионного возраста. Представители среднего класса, более склонные к гражданской позиции и коллективным действиям, не преобладают количественно, но зачастую являются руководителями организаций, более эффективными менеджерами и лидерами; они обладают достаточным самосознанием, чтобы активно отстаивать эти права для себя, и для тех, кто является благоприобретателем деятельности организации.

В мировоззрении активиста главным являются не политические или идейные взгляды, а особый тонус энергетики, активизм, не зависящий от социального статуса, а также установка на «перемены». Такие люди готовы действовать, чтобы изменить мир к лучшему; они ждут от общества, а особенно от государства, что оно будет стремиться к таким позитивным изменениям. Появление такого мощного «запроса на перемены», особенно в активном, обладающим социальным капиталом сегменте общества – знаковое событие, свидетельствующее о том, что государство не может не меняться. Во многом схожий процесс происходил и в СССР времен перестройки, что убедительно описано в недавней книге Л.Арона [Aron: 11-35], правда, оговоримся, что масштаб этого запроса в сегодняшней России существенно ниже, да и вообще прямые параллели в истории работают редко. Такие люди не приемлют пассивности, застоя – в этом видится одна из главных причин конфликта гражданского общества с государством, зачастую делающую ставку на «стабильность» и апеллирующего к консервативным слоям общества, а потому организации, в которых доминируют активисты такого типа,становятся де-факто оппозиционными государству.

Чего добилась «культура граждан»?

События последних двух лет дают немного оснований для оптимизма, однако отметим значимые, хотя и не очень заметные достижения «культуры граждан». Суть их в том, что такая культура стала реальным фактором российской политики.

Во-первых, без протестов против несменяемости власти и фальсификаций на выборах, не было бы реформ политической системы: возврата выборов губернаторов и смешанной избирательной системы, снятия барьеров для регистрации партий, не кардинального, но все же значимого снижения манипуляций голосами избирателей – все это ликвидация уже путинских «совершенствований» политической избирательной системы, инструментов ограничения политической конкуренции и монополизации контроля над властно-собственнической пирамидой. Грубая ошибка протестного движения – то, что они не объявили эту реформу своей победой: демонстрация конкретного успеха, по крайней мере, на время укрепила бы мотивацию их сторонников. Последствия этих реформ будут неоднозначны, а эффект проявится лишь в среднесрочной перспективе, но сам их факт – свидетельство того, что власть была вынуждена действовать под давлением политической силы, пусть не представленной в парламенте, а вышедшей на улицу.

Следствие из этой ситуации – легитимация уличного протеста как формы воздействия на власть: в опросе «Левада-центра» в феврале 2013 г., 22% сообщили, что разделяют взгляды протестующих, лишь 18% выразились о них отрицательно, а модальным (40%) стал ответ: «эти акции меня мало интересуют, но люди имеют право мирно выражать любые свои требования» [Макаренко,2013: 13].– на фоне назойливой государственной пропаганды, дискредитирующей протестное движение, такой ответ представляет собой «дружественный нейтралитет», иными словами, признание легитимности выхода на улицу для защиты своих интересов.

Во-вторых, причиной попятного движения в ужесточении политической системы стало осознание В.Путиным и его окружением крушения прежней – неокорпоратистской -модели отношения власти и подданных, подавляющее большинство которых слепо принимают и следуют за действиями власти. С появлением «рассерженных горожан» величаво-спокойная риторика действительно популярного персоналистского лидера уже не обеспечивает той стабильности, которая по праву считалась главной опорой путинской власти. «Путинский консенсус» перестал существовать именно благодаря рассерженным горожанам.

Еще более важным представляется роль «культуры граждан» в ключевом изменении общественного мнения: наши исследования последних двух лет показывают, что голосование за В.Путина в 2012 и относительно стабильный рейтинг доверия ему по сей день – это «благодарность» общества президенту за стабильность, но даже твердые сторонники не верят, что при его правлении может произойти существенное улучшение жизненных условий или качественное развитие страны. Лучшая иллюстрация этому – распределение мнений респондентов о желательном пути развития России в будущем [Макаренко, 2013: 7]:

Главная новость – провал популярности инерционного, «путинского» пути развития России: за него высказываются лишь четверть опрошенных, почти вдвое ниже рейтингов одобрения Путина. Далее, оптимисты отметят, что путь европейской демократии поддержан относительным большинством [plurality] респондентов, а пессимисты, что таких «европейцев» меньше, чем сторонников статус кво и возврата в «брежневские» или «сталинские» времена вместе взятых. Анализ взглядов «европейцев» показывает, что хотя они гораздо более либеральны в ценностных оценках, отношению к протестам, реформам политической системы и законам, ограничивающим деятельность гражданского общества, им не присущи устойчиво либеральные взгляды. Однако именно от них в общество исходит мессидж о бесперспективности инерционного пути развития, иными словами – о неэффективности правящего класса.

Если – с неким упрощением политологических теорий – интерпретировать представления граждан о легитимности режима как сочетание трех параметров: оценка эффективности власти, символического лидерства и защиты от внутренней и внешней угрозы, то «культура граждан» существенно подорвала вторую составляющую и посеяла зерна сомнений в первой.

 

 

Реакция власти

Здесь мы переходим от оптимистической к пессимистической оценке. Описанные ниже меры – очень разные – подчиняются единой логике: остановить эту энтропию легитимности:

  • Реформы политической системы приводят – и будут приводить далее – к некоторому расширению политического плюрализма. Там, где такое расширение не несет угрозы монополии на власть (появление множества мелких партий, завоевание ими некоторой доли мест в местных и региональных представительных органах власти), оно допускается; но «командные высоты» остаются за правящей элитой. Благодаря «муниципальному фильтру» даже участие «опасных» оппозиционеров в выборах губернаторов невозможно без санкции инкумбента, появляются проекты отмены прямых выборов мэров крупных городов. Единственная партия, против которой на выборах 2013 г. регулярно применялось административное давление – «Гражданская платформа» М.Прохорова, потенциального политического лидера «культуры граждан».

  • Точечные репрессии и широкомасштабное запугивание активистов протестного движения и независимых НКО: процесс «Пусси Райот», осуждение А.Навального, тянущееся более полутора лет «болотное дело» против участников протестной акции 6 мая 2012 г., жесткая проверка почти 1000 НКО на предмет деятельности в качестве «иностранных агентов» (судебные дела по итогам проверок возбуждены лишь против 20 с небольшим организаций, т.е. 2%), допросы и обыски у экспертов, имевших отношение к независимой экспертизе приговора по второму делу М.Ходорковского – все это совершенно четкие сигналы о нетерпимости власти к «протесту действием»: инакомыслие допускается, но если оно выливается в политически заряженные акции, могут применяться жесткие средства.

  • Назойливая антизападная и антилиберальная консервативная кампания. Ее первый уровень – шумиха вокруг тех же иностранных агентов или ряда обвиняемых по «болотному делу», якобы финансируемых Западом. Но более масштабный характер принимает атака на постмодернистские ценности и попытка представить российский режим в роли едва ли ни мирового лидера «традиционных», т.е. консервативных ценностей. «Знаменем» этой кампании стала тема сексуальных меньшинств (благо, что принятие в ряде стран в последние годы законов об однополых браках вышло на первые страницы прессы). Подспудная пропагандистская линия навязывает мнение: «западная демократия = однополые браки», что при высоком уровне гомофобии в России оказывается действенным инструментом воздействия на умы.

  • Наконец, подлинная демократизация подменяется все новыми неокорпоратистскими механизмами: теряющую популярность партию «Единая Россия» в роли «путинской» массовой организации сменяет новосозданный Общероссийский народный фронт – аморфная структура, лишенная даже номинальных процедур внутренней демократии и обслуживающая в публичном пространстве режим, приобретающий все более персоналистский характер; действует (хотя крайне малоэффективно) «Открытое правительство» - механизм экспертной поддержки правительственных ведомств, ширится поддержка лояльных властям НКО, правда, некоторая доля такой поддержки «перепадает» и подлинно независимым НКО.

Смысл консервативного курса последних лет (и вероятного продолжения его в будущем) – не в том, чтобы ликвидировать «культуру граждан», а маргинализировать ее в идейно-политическом смысле (лишить влияния) и не допустить усиления в политическом поле (не допустить к борьбе за власть). Российский режим видит в «культуре граждан» не только конкурента, но и потенциальный источник делегитимации, в пределе – стихии, которая выйдет на площадь по сценарию «украинских Майданов» или «бархатных революций», сваливших четверть века назад коммунистические режимы. Проблема в том, что руководители страны (искренне или в пропагандистских целях) видят источники роста «культуры граждан» не в объективных социальных процессах, а в злонамеренных действиях внешних сил и мифической «пятой колонны» внутри страны. Препятствуя развитию гражданской культуры, власть все более обрекает себя на конфронтацию с этой частью общества, которая динамична, обеспечена материальными и социальными ресурсами и без которой поэтому трудно помыслить успех социально-экономического развития страны.

Траектории развития «культуры граждан»: среднесрочный прогноз

Отправная точка прогнозирования процессов развития гражданской культуры предельно ясна: объективные процессы будут толкать это развитие вперед (правда, тем медленней, чем менее успешным будет общий курс социально-экономического развития), а государство будет стараться эти процессы затормозить и подменить подлинную гражданскую активность имитацией и неокорпоративистским манипулированием. Отличие этой политики от прошлого десятилетия: «граждане» уже ощутили себя если не силой, то общностью (пусть и виртуальной, лишенной лидеров и программы и разочарованной итогами «выхода на площадь»), а у государства существенно сузился ресурс для манипулирования: внушительный экономический рост сменился стагнацией.

Уже с 2013 г. эта тенденция стала преобладающей. Протестные настроения пошли на спад, поскольку «граждане» разочаровались в его эффективности, потому большинство из них склонялось к эмиграции - либо внешнюю, либо «внутренней», т.е. самоизоляции от политической жизни. Присоединение к России Крыма будет иметь масштабные и многоплановые последствия для страны в целом и для конфигурации общественных сил в частности.

Во-первых, конфронтация с Западом будет означать замедление модернизационных процессов в России, а также усиление архаичных, антизападных тенденций в общественно-политическом дискурсе страны. Это негативно отразится как на социально-экономических условиях для новых классов, так и на формировании общественного сознания «культуры граждан». Во-вторых, уже наблюдаемый эффект «сплочения вокруг флага» и повышение популярности нынешнего режима означает повышение его легитимности: присоединение Крыма не просто подняло рейтинг одобрения В.Путина до рекордно высокой оценки (75,7%)2. Тема «возвращения» Крыма была заведомо популярной в российском обществе, а экономические и репутационные издержки этого решения не осознаются общественным мнением, к тому же пропагандистское давление с государственных телеканалов в эти недели было беспрецедентным, несравнимым даже с советской эпохой. Ограниченный временной горизонт подобного сплочения российская власть, скорее всего, постарается продлить путем дальнейшего усиления давления на оппозицию: во время «крымских событий». В послании Федеральному Собранию РФ по поводу присоединения Крыма В.Путин превентивно объявил возможное ухудшение социально-экономической ситуации в России «действиями некоей пятой колонны – разного рода «национал-предателей»3 - прямая угроза ужесточения репрессии против несогласных с курсом власти, еще более жестких ограничений деятельности оппозиционных сил, гражданского общества и свободных СМИ. Эффекты политических реформ в ближайшие годы по этой причине будут действовать гораздо слабее, чем можно было предположить еше несколько месяцев назад.

«Консервативная волна» и неокорпоратистский курс с каждым годом будут входить во все большее противоречие с настроениями не только «меньшинства граждан», но и «большинства подданных»: стагнация (если не рецессия) в экономике означает уменьшение объема перераспределяемых государством социальных благ. На обозримую перспективу это не сулит подъема массового протестного движения, скорее, мы сначала будем видеть точечные акции (например, протесты в Архангельске против сокращения льгот ветеранам труда), однако общее отношение к режиму (возможно – и уровень лояльного голосования на выборах) будет снижаться. Риторика консервативной волны окажется малопродуктивной в смягчении этих антивластных настроений. А «культура граждан» доверие к власти окончательно утратила не в начале 2012 г., а именно в последние два года.

«Кумулятивный эффект» изменений отношения к власти скорее всего придется на чувствительный для политического режима период – от думских выборов 2016 г. до президентских – в 2018 г. (на самом деле, эти две даты разделены 15 месяцами). Поскольку этот период связан с наиболее чувствительной для «недодемократических» режимов проблемой преемственности власти (точнее – более-менее легитимного продления собственных полномочий), вероятнее всего режим изберет сценарий не либерализации, а дальнейшего «закручивания гаек», что только ускорит кризисное развитие событий.

Таким образом, негативный сценарий развития культуры граждан состоит в продолжении или вероятном усилении идеологического и административного давления властей на любые попытки «граждан» выступить в защиту своих прав и интересов. Важная переменная: насколько в социально-экономическом курсе власть будет пытаться решить проблемы дефицита средств (особенно остром при замедлении экономического роста) за счет более зажиточной части населения (например, путем введения прогрессивного подоходного налога или повышения налогов на недвижимость или платежей за жилищно-коммунальные услуги для домохозяйств с более высокими доходами).

Подобный сценарий не решает ни одной структурной или институциональной проблемы нынешней политики, так что вместо инерции он несет сползание к масштабному социальному и политическому кризису вплоть до социального взрыва. «Запас терпения» перед лицом трудностей у россиян велик, и некоторый «маневр» в социально-экономической политике у власти сохраняется – но предсказать, насколько хватит этих «запасов» чрезвычайно трудно. На этой точке мы останавливаемся в описании негативного сценария.

Позитивный сценарий развития культуры граждан из нынешнего курса власти вывести трудно. Но все же обозначим факторы, которые будут такому развитию способствовать. Во-первых, продолжат работать тренды, которые уже породили «буржуа» и средний класс, гражданское общество пережило охоту на иностранных агентов и осталось живо. Во-вторых, запрос на справедливость во власти и расширение политического плюрализма будет только усиливаться по мере эрозии легитимности политического режима. В-третьих, даже половинчатые реформы в политической системе объективно расширяют пространство для конкуренции и плюрализма. Властные фигуры (включая губернаторов) вынуждены больше считаться с общественными настроениями, расширение использования мажоритарной системы выборов на всех уровнях власти приведет в политику новых людей, выигравших выборы в одномандатных округах и более внимательных к нуждам избирателей, т.е. политическое участие в России расширится. Далее, много зависит от того, как поведет себя власть в новых условиях. Обозначим эти параметры в виде вопросов-развилок:

  • Осознает ли власть тупиковость нынешнего экономического курса и пойдет ли на структурные и институциональные реформы, которые позволят улучшить деловой и инвестиционный климат в стране, в т.ч. – ослабление административных барьеров для частного бизнеса, укрепление прав собственности и независимости судебной системы? Если да, то это – хотя и не моментально – запустит «социальные лифты» для людей, склонных к «культуре граждан».

  • Насколько последовательными окажутся реформы политической системы? На данном этапе можно зафиксировать усиление конкуренции, но не появление в «парламентской политике» новых политических сил, способных стать альтернативой или по крайней мере противовесом власти – настроенным на эволюционное, а не революционное изменение режима. Партия М.Прохорова на региональных выборах 2013 г. сумела выйти на первое место среди новых партий, но пока недостаточно оснований прогнозировать, что она сможет развиться именно в такую силу, способную стать политическим авангардом «культуры граждан». Как указано выше, «послекрымское» развитие внутриполитической обстановки, очевидно, ослабит позитивный эффект таких реформ.

  • Удастся ли – в свете заявленных реформ местного самоуправления – сохранить автономию элит и бюджетов крупных городов – не только «точек роста» в экономике, но и «инкубаторов» культуры граждан.

  • Сможет ли власть осознать тупиковость и пагубность насаждения в обществе архиконсервативных и антизападнических установок? Предпримет ли она хотя бы попытку вступить в диалог с той частью общества, которая хочет участия в политической жизни страны?

Разумеется, быстрым развитие «культуры граждан» не будет ни при каком сценарии. Оптимальным представляется сценарий (также, кстати, описанный в классической работе Г.Алмонда и С.Вербы), при котором «подданническая» и «гражданская» культуры сосуществуют на протяжении длительного времени, что порождает напряжения и кризисы, но в конечном итоге видоизменяет «культуру подданных» и тем самым меняет баланс в пользу гражданственности [Almond, Verba 1965: 25].

Начав очерк поэтической цитатой, закончим его прозаической: «Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила», говорил булгаковский герой - на этом масле поскользнется любой, кто попытается «отменить» в России культуру граждан. Она уже существует, в людской воле – лишь замедлить или способствовать этому процессу. Выбор не только за российской властью, но и за всеми нами.

Литература

«Власть – элиты – общество: Контуры нового общественного договора». Аналитический доклад Центра политических технологий по заказу Комитета гражданских инициатив. http://komitetgi.ru/analytics/478/

«Гражданское общество - ресурс развития России». Аналитический доклад Центра политических технологий по заказу Комитета гражданских инициатив. http://komitetgi.ru/analytics/863/

Григорьев Л.М., Макаренко Б.И., Салмин А.А., Шаститко А.Е. Средний класс и демократия// Средний класс после кризиса: экспресс-анализ взглядов на политику и экономику/– М.: МАКС Пресс, 2010. – С. 21-67.

Гудков, Л. Доверие в России: СМЫСЛ, ФУНКЦИИ, СТРУКТУРА // Новое литературное обозрение. – 2012. – №117.

Зевина О.Г., Макаренко Б.И. Об особенностях политической культуры современной России.// Полис. – М., 2010. – Вып. 117, №3. – С. 114-132.

Зубаревич Н.В. Социальная дифференциация городов и регионов // Pro et Contra. – М., 2012. – Вып. 56, № 4-5 (июль-октябрь). – C. 135-152.

Макаренко, Б. И. Новые водоразделы в российском обществе: попытка реконструкции / // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. - 2013. - №1 (114). – С. 7-21.

Макаренко, Б., Мельвиль, А. Как и почему «зависают» демократические транзиты? Посткоммунистические уроки../ Демократия в российском зеркале: монография/ редакторы-составители А.М.Мигранян, А.Пшеворский; Моск. Гос. Ин-т международ. Отношений (ун-т) МИД России. – М.,: МГИМО-Университет, 2013. С.429-476

Almond G., Verba S. 1965. The Civic Culture. Political Attitudes and Democracy in Five Nation. Boston: Little, Brown and Company

Aron, Leon, 2012/ Roads to the Temple: Truth, Memory, Ideas, and Ideals in the Making of the Russian Revolution, 1987–1991. Yale University Press

Harrison, Lawrence E., Huntington, Samuel. Culture Matters: How Values Shape Human Progress Basic Books, 2000

Moore,Jr., Barrington (1966). Social origins of dictatorship and democracy: lord and peasant in the making of the modern world Boston: Beacon Press. p. 418.

Przeworski Adam. Democracy and the Market. – Cambridge, 1991.

Schmitter, Philippe C. & Karl, Terry Lynn. What Democracy Is… and Is Not. Journal of Democracy. Summer 1991 Volume 2 Number 3. pp. 39-52]

Примечания

1 Пресс-выпуск «Левада-центра» от 23.09.2013: http://www.levada.ru/23-09-2013/rossiyane-o-pravdivosti-okruzhayushchikh-i-chinovnikov-doverii-k-ofitsialnoi-statistike

2 http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114752

3 ) http://www.kremlin.ru/news/20603

Обсудите в соцсетях

Главные новости

08.08 18:33 В Китае снова зафиксировали вспышку опасного вируса. Его переносят клещи
08.08 17:58 Исполнительный директор «Открытой России» нашелся. Ему грозит 15 суток ареста
08.08 17:26 В Иваново на лекцию «Объединенных демократов» о госзакупках приехала полиция
08.08 17:09 Президент Faberlic возглавил партию, которая должна отвлечь молодежь от протестов
08.08 16:21 «Фонтанка»: полиция Петербурга потеряла на акции в поддержку Хабаровска дрон стоимостью в «полглавка»
08.08 15:49 В Волгограде судью задержали за взятку от фигуранта дела о поджоге дома губернатора
08.08 14:51 Украина до 30 августа закроет КПП на границе с Крымом
08.08 13:21 Экзорцист из Троице-Сергиевой лавры умер от коронавируса
08.08 12:38 Исполнительного директора «Открытой России» Андрея Пивоварова задержали на границе с Белоруссией
08.08 12:16 Росмолодежь обучит казаков продвигать традиционные ценности с помощью SMM
08.08 12:00 Новость из прошлого: 8 августа 2000 года — В переходе под Пушкинской площадью взорвалась бомба
08.08 11:22 Число заболевших коронавирусом в России за сутки выросло на 5212 человек
08.08 11:04 Пользователи Facebook собрали 2 млн рублей для арестованных диджеев из Минска
08.08 10:29 Почти 3 тыс. человек пришли на очередной митинг в Хабаровске. Протесты продолжаются
08.08 10:00 СК нашел еще одного подозреваемого в публикации фото Гитлера на сайте «Бессмертного полка»
08.08 09:41 Документ о возвращении бизнес-класса для чиновников власти Хабаровска назвали «диверсией»
07.08 23:06 Анкара занижает втрое данные о распространении COVID-19
07.08 20:56 В Минске задержаны трое журналистов «Настоящего времени»
07.08 20:31 В Минске автомобилисты устроили акцию протеста из-за ареста звукооператоров, которые включили песню «Перемен» Цоя
07.08 19:58 Росстат: в июне от COVID-19 умерли 12 тыс. человек
07.08 19:32 Доход Рамзана Кадырова за год увеличился в 20 раз
07.08 18:58 В Индии самолет Air India при посадке развалился напополам. Есть погибшие
07.08 18:26 Минздрав Ливана опубликовал список 152 погибших в Бейруте. Россиян среди них нет
07.08 16:56 В Норильске снова разлилось топливо. Это произошло во время ликвидации последствий предыдущих аварий
07.08 16:18 Евросоюз призвал Белоруссию провести выборы честно и не арестовывать оппозицию
07.08 15:47 Следственный комитет России начал проверку задержания в Минске 33 россиян
07.08 15:33 В Минске арестовали звукооператоров за песню «Перемен» Цоя на провластном митинге
07.08 15:15 Путин и Лукашенко обсудили задержание 33 россиян в Минске
07.08 14:53 Правозащитники потребовали от СК возбудить дело против полицейского, который сломал руку журналисту Давиду Френкелю
07.08 14:25 Дегтярев предложил отменить запрет чиновникам летать бизнес-классом за бюджетные деньги. Его вводил Фургал
07.08 13:59 СК завершил расследование против экс-полицейских по делу Ивана Голунова
07.08 13:53 Официальный кот-мышелов британского МИД Палмерстон вышел на пенсию
07.08 13:28 Представители коренных народов Сибири и Дальнего Востока призвали Илона Маска не пользоваться продукцией «Норникеля»
07.08 13:03 Онлайн-сервисы пожаловались на «Яндекс» в Федеральную антимонопольную службу
07.08 12:39 В Белоруссии задержан глава избирательного штаба кандидата в президенты Сергея Черечня
07.08 12:17 Джордж Клуни пожертвует $100 тыс. благотворительным организациям в Ливане после взрыва
07.08 12:00 Новость из прошлого: 7 августа 2000 года — Генпрокуратура подозревает генералов в нецелевом использовании $450 млн
07.08 11:59 ЦИК Белоруссии: явка на выборах президента за три дня превысила 20%. Наблюдатели сообщили о трех тысячах нарушений
07.08 11:22 Генпрокуратура потребовала изъять у бывшего министра Абызова более 32 млрд рублей
07.08 10:40 В России зарегистрировали 5241 новый случай заражения коронавирусом
07.08 09:27 В мире коронавирусом заразились более 19 млн человек, свыше 714 тысяч умерли
07.08 09:11 Бывший саудовский разведчик обвинил наследного принца в попытке его убить
07.08 08:19 В Ливане начались протесты. Активисты требуют отставки правительства
07.08 07:38 Facebook продлила удаленный режим работы сотрудников до июня 2021 года
07.08 07:02 Трамп подписал указ о мерах против TikTok и WeChat
07.08 06:30 В самом северном городе России выпал снег
07.08 06:00 В России запатентовали отечественный препарат от коронавируса «Лейтрагин»
07.08 05:33 В Москве за сутки умерли 12 пациентов с коронавирусом
06.08 22:20 Twitter начал помечать аккаунты государственных СМИ
06.08 21:59 На провластном митинге в Минске включили песню «Перемен». Диджеи готовы к увольнению
«АвтоВАЗ» «ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венгрия Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Кипр Киргизия Китай Коми Конституция Красноярск Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минск Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгордума Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Приморье РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Росгвардия Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат Ростех Ростуризм СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Хакасия Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия арест армия археология астрономия аукционы бактерии банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес благотворительность блогосфера бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество здоровье землетрясение изнасилование импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коронавирус коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература математика медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость нейробиология некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство право православие преступность продовольствие происшествия ракета рейтинги реклама религия ретейл робототехника рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники статистика страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Северный поток» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Новак Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Астраханская область Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Бутовский полигон Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Зеленский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Калужская область Кирилл Серебренников Кировская область Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Наталья Поклонская Нижний Новгород Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олег Дерипаска Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Пермский край Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Человек дня Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко Юрий Чайка авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции российское гражданство русские националисты русский язык сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие хроники обнуления эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба Федеральная таможенная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» компьютеры и программное обеспечение видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 рейтинг Forbes Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Книга. Знание ВИЧ/СПИД новость20летназад Apple Bitcoin Boeing Facebook G20 Google iPhone IT Microsoft NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Wikileaks YouTube

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2020.