НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Неинфляционный вариант бюджетного дефицита

Плакат с призывом приобретать государственные облигации. СССР, 1950-е гг.
Плакат с призывом приобретать государственные облигации. СССР, 1950-е гг.

Составление и принятие нового антикризисного плана, несмотря на всю его важность и необходимость, постоянно наталкивается на достаточно серьезное препятствие. Об этом, в частности, можно судить по затянувшемуся его обсуждению. Это препятствие заключается в том, что, с одной стороны, Правительству желательно свести государственный бюджет без дефицита, чтобы не допустить роста инфляции; но, с другой стороны, без значительного дефицита никакого антикризисного эффекта от этого плана не будет.

Антикризисный план обычно имеет две основные формы. Первая: государство, несмотря на падение налоговых поступлений из-за снижения доходов частного сектора, продолжает финансировать ранее запланированные расходы в полном объеме. Вторая – государство не только финансирует плановые расходы, но даже увеличивает их свыше обычного уровня, компенсируя тем самым сократившиеся расходы домохозяйств и корпораций.

Пока у нас имеет место дефицит первого рода – из-за падения налоговых поступлений. Государство его покрывает за счет накопленных ранее резервов. Но вот что касается дефицита второго рода – из-за компенсации падения расходов частного сектора, – который, собственно, и должен вытащить экономику из кризиса, то накопленных ранее резервов для его финансирования явно не хватит.

Поэтому такого рода дефицит очень часто финансируется за счет денежной эмиссии, которая иногда приводит к восстановлению выпуска продукции, а иногда - к усилению роста цен. В наших же условиях рост расходов, кроме всего прочего, простимулирует дополнительный спрос на валюту, что усилит давление на курс рубля. Поэтому не стоит удивляться, что правительство боится «развернуться» на полную мощность, и все время откладывает принятие решений, опасаясь развития событий по второму, инфляционному, варианту.

Вместо реальных шагов по преодолению кризисных явлений ему пока приходится прибегать к полумерам, которые, вероятно, никакого заметного эффекта не дадут. В частности, значительное увеличение расходов бюджета сверх запланированных доходов заменяется сокращением расходов по одним статьям с увеличением за счет этого расходов по другим, оставаясь в рамках планируемых доходов.

Какими должны быть дополнительные (дефицитные) расходы государственного бюджета, чтобы они могли оказать значимое влияние на российскую экономику? Начнем с того, что падение ВВП за прошлый год оценивается в 2.5 трлн. в сопоставимых ценах (2011 года), или в 3 трлн. руб. в текущих ценах. Следовательно, мероприятия по восстановлению должны иметь такой же масштаб. Далее, если мультипликатор доходов в российской экономике равен 3, то тогда дополнительный автономный спрос в 1 трлн. руб., вызванный дополнительными бюджетными расходами, должен привести к общему росту доходов в 3 трлн. руб., что, собственно, и требуется получить в итоге этих мероприятий.

Поскольку ВВП в 2015 году составил 80 трлн. руб. то эффективный объем дополнительного автономного финансирования составит около 1%, что, в принципе, укладывается в требование допустимого дефицита в 3% от ВВП.

Почему для стимулирования экономического роста требуется не меньше триллиона рублей, более или менее ясно. Поэтому следующий вопрос, понятное дело, заключается в том, где взять этот самый триллион, причем, желательно, не прибегая к денежной эмиссии?

Хотя наше правительство и боится денежной эмиссии, но на самом деле бояться особо нечего, так как необходимую сумму можно привлечь неинфляционным путем - за счет эмиссии облигаций государственного займа, которые может купить частный сектор российского хозяйства. Как раз сейчас он обладает достаточными финансовыми ресурсами, чтобы выкупить эти облигации в требуемом размере.

Так, судя по данным о финансовом положении предприятий и организаций за январь - ноябрь 2015 года, полученная ими чистая прибыль составила 8 трлн. рублей (а за весь год будет, наверное, 10 трлн. руб.). Конечно, значительная часть этой прибыли носит инфляционный и девальвационный характер, но по факту она все-таки получена, поэтому может быть использована как долгосрочный финансовый ресурс.

Понятно, что больше трети этой прибыли (3,5- 4 трлн. руб.) и так уйдет в бюджет в виде налога на прибыль и налога на имущество. Еще один триллион, если судить по данным прошлых лет, будет выплачен в виде дивидендов акционерам. Остающаяся прибыль в обычные времена шла на финансирование инвестиций, но вот в текущей депрессивной ситуации об инвестициях говорить не приходится. От них хозяйственные агенты постараются воздержаться и, скорее всего, направят одну часть оставшейся прибыли на погашение долгов, а другую оставят на балансах в качестве резерва. И вот как раз эти средства, своего рода «избыточные резервы», Правительство может привлечь на финансирование дефицита, предложив предприятиям облигации госзаймов.

Ничего особенного в такой операции нет, и она давным-давно используется во всех странах с развитым рынком капитала для финансирования государственных расходов в периоды экономических депрессий, когда предприятия частного сектора не горят желанием тратить свои прибыли, и когда государству приходится их замещать, чтобы не допустить спада спроса и падения производства. Эта операция денежной эмиссии не требует, поэтому давления на цены не оказывает. Выгодна она не только экономике в целом, но и покупателям госбумаг — они получают хороший актив для вложения свободных средств, который приносит им доход, а если возникнет потребность, его в любой момент можно превратить в деньги.

Поэтому если Правительство все же решится на дефицитное финансирование хозяйства, то необходимые для его покрытия суммы оно сможет совершенно спокойно раздобыть, не используя денежной эмиссии.

Прибегать к масштабным заимствованиям придется из-за пассивности хозяйственных агентов. Если бы они инвестировали всю получаемую прибыль, то тогда никакой нужды в правительственном антикризисном плане просто бы не было. Но сейчас хозагенты оценивают риски инвестирования очень высоко, поэтому правительству и приходится становиться на их место и выполнять их работу.

Теперь надо сказать несколько слов о том, на какие цели могут пойти эти средства, хотя здесь выбирать особо не приходится. Поскольку у нас уже существует программа импортозамещения, то очевидно, что большая часть средств должна пойти на ее реализацию, так как других направлений, аналогичных по степени важности, в российском хозяйстве пока нет и не предвидится.

Не предвидится не только потому, что по импорту мы получаем какие-то уникальные изделия (в большинстве случаев российское хозяйство может совершенно спокойно производить их самостоятельно), а потому, что простое стимулирование спроса приведет как раз к тем последствиям, о которых мы говорили выше, и которых так боится правительство – усилению спроса на валюту, еще большей девальвации рубля и ускорению инфляции из-за удорожания импорта.

Если уж и стимулировать экономический рост, то только таким образом, чтобы не происходило роста спроса на товары и услуги иностранного производства. В противном случае такую политику лучше не проводить вообще и, как пока пытается делать российское правительство, удерживать расходы в пределах планируемых доходов, не допуская никакого бюджетного дефицита. Правда, тогда никакого восстановления производства до докризисного уровня может не произойти.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.