НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

15 апреля 2016, 15:46

Профессор МИФИ Николай Кузелев: НИОКР и в Минатоме, и в Росатоме был серьезнейшим механизмом для решения больших задач

Росатом сохранит затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) на уровне прошлого года. В процентном отношении по итогам этого года они должны составить 4,5% от выручки атомной госкорпорации, сообщил в ходе III Международного форума Росатома по управлению знаниями заместитель генерального директора - директор Блока по управлению инновациями ГК «Росатом» Вячеслав Першуков. Он отметил, что в этом году объем финансирования НИОКР из федерального бюджета через федеральные целевые программы сократился, но при этом вырос объем гражданских заказов, выполняемых предприятиями ядерного оружейного комплекса.

Николай Кузелев, замдиректора по науке ЗАО «Научно-исследовательский институт интроскопии МНПО «Спектр», профессор МИФИ:

НИОКР во все времена – и в Минатоме, и в Росатоме – был серьезнейшим механизмом для решения больших задач. Его роль важна и сегодня. Пример большой задачи – проект «Прорыв», который без больших НИОКРов не сделать. Как правило, нужен не один НИОКР с одним предприятием, а много и с самыми разными. Ведь там задействован весь цикл атомной энергетики – от топлива до захоронения отходов. Да, там по каждому пункту есть уже наработанные материалы, но нам важно не стоять на месте – нужно обновлять старые и искать новые решения, разрабатывать новые методики, испытывать новые способы.

За ниокровские деньги всегда была серьезнейшая борьба. Даже когда в Минатоме на НИОКР выделяли 3%, это были большие деньги, которые использовались для получения серьезных разработок. 4,5% – это вообще великолепно! Причем не важно, есть кризис или нет, потому что НИОКР важен во все времена, особенно в кризисные. Потому что разбрасывание денег не нужно никому, всем нужны целевые вложения, чтобы предприятия соревновались, делали работу, отчитывались за все.
О важности НИОКР говорит и тот факт, что к нам все чаще обращаются с просьбой построить исследовательские реакторы, на которых можно вести исследования. У нас все это уже есть, комплекс этот назывался «реакторное материаловедение (до- и послереакторное исследование)» - для понимания, что из себя представляет объект до и после работы в реакторе. Важно продолжать заниматься исследованиями в реакторном материаловедении. Как видите, спрос на исследовательские реакторы есть, и он растет. Нам грех этим не пользоваться. И мы пользуемся, так как это дает живые деньги, ведь за самим реактором потребуется центр компетенций и т.д.

Студенты в Гренобле мне в свое время рассказывали, что учились на наших, тогда еще советских, исследовательских горячих камерах в НИИАРе. Мол, наш комплекс реакторных и послереакторных исследований в горячих камерах – это для них уникальное чудо. Во Франции таких не было.

Опять же деньги на НИОКР – это результат, в том числе, и экономии при целесообразном использовании средств. Ведь самофинансирование предприятий – это всегда был сложный вопрос. И однажды провели эксперимент – выделили на НИОКР 7 млн рублей на 7 работ, 6 из которых закончились сугубо положительным результатом – конкретными приборами, конкретными решениями конкретных задач. В атомной отрасли всегда над одной и той же задачей работало несколько институтов. Казалось бы, это нецелесообразно, но результат, получаемый в итоге после прозрачного конкурса, того стоит.

НИОКРы нужны еще и для молодежи – она воспитывается на конкретной работе, важно ее привлекать в НИОКРы, стимулировать приток молодой энергии. Такие объемы, выделяемые на НИОКР, больше только у Сименса и Тошибы, это здорово, это логично и целесообразно. Потому что одновременно это и важный результат работы – прибыль растет от успешности НИОКР, а объемы самих НИОКР растут вместе с прибылью. Если в 2014 году общий объем выручки ГК «Росатом» составил 618,3 млрд руб., то в 2015 году – уже порядка 650 млрд руб. В этом заслуга, в том числе и НИОКР. Это такой круговорот мыслей, их воплощения и материализации в виде денег, все это взаимосвязано. Не было бы НИОКРов, значит, не было бы и столько контрактов на наши станции, зарубежного портфеля и того объема выручки, от которого зависят суммы, выделяемые на НИОКР. Обратите внимание, на всех профильных выставках сообщается, что сам Росатом выделяет столько средств на развитие, а государство – столько. Как правило, Росатом выделяет больше, потому что понимает, куда и зачем они пойдут. Да и государственные – это отчасти средства, которые заработаны, в том числе благодаря и самому Росатому.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.