НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Наутро. 23 июня

Проект Hyperloop One. Невада, 12 мая 2016
Проект Hyperloop One. Невада, 12 мая 2016

 

 

На прошедшем недавно в северной столице Петербургском международном экономическом форуме российский президент Владимир Путин встретился с одним из основателей проекта Hyperloop One Шервином Пишеваром. Как передает РИА Новости со ссылкой на пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, во время встречи Путин пообещал оказать поддержку проекту. При этом маловероятно, что поддержка будет финансовая, так как это инвестиционный проект.

Напомним, что идею, которая легла в основу Hyperloop One, в 2012 году представил американский предприниматель, инженер и инвестор Илон Маск, который известен основанием компаний Tesla Motors и SpaceX. Его «гиперпетля» — это совершенно новый вид транспорта, технология представляет собой капсулу на воздушных подушках,  движущуюся по трубам в условиях, приближенных к вакууму, со скоростью, достигающей 1200 км/ч. Месяц назад в США успешно прошли первые испытания. 

Однако, по мнению директора Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики Михаила Блинкина, Hyperloop пока еще не проект, а только задумка, несомненно, очень интересная. «На стадию проекта она перейдет, когда пройдут какие-то испытания, хоть немного похожие на производственные. Пока это не проект, но замысел очень интересный. Если Россия не обещает туда вкладывать деньги, а просто поддерживать этот замысел, то это просто замечательно», — считает он.

Говоря о возможных сегментах применения, Михаил Блинкин напомнил, что обсуждались два направления: использование «гиперпетли» для агломерационных передвижений в пределах Большой Москвы и для дальнего сообщения, как альтернатива китайскому Шелковому пути.

«Разговоры про агломерационные передвижения — это совсем не по делу, потому что для этих перемещений эти скорости в 1000 км/ч просто задаром не нужны по жизненным циклам города, а накладное время тем больше, чем сложнее техническая система. Накладное время — это не то, сколько я еду, а то, сколько я начинаю поездку: до моего автомобиля это время составляет всего ничего, я спустился и поехал, если я еду на трамвае, то нужно пройти двести метров до остановки. А накладное время в сложных технических системах всегда огромное, мы летаем на самолетах, понятно, что это как раз такая система, и надо добраться до терминала. В ситуации, когда мне надо во Владивосток лететь, я готов это терпеть, а когда мне надо перебраться от границы Калужской области до редакции «Полит.ру», я как-то обойдусь без скорости 1000 км/ч, зато сэкономлю на накладном времени. То есть это вообще не по делу.

Что касается дальних грузовых перевозок, то прежде чем говорить за или против, надо дождаться хоть каких-то проектных параметров этой системы, чтобы считать не минуты, не километры в час, а экономику. У меня принципиальный вопрос для любой грузовой перевозки — сколько мне обходится перевозка тонны к километру? И как выполняется условие Just In Time, то есть своевременной поставки? С Just In Time вроде бы все должно быть в порядке, потому что никаких перевалок и перегрузок не планируется. А вот с себестоимостью перевозки не знаю, никто этого сейчас сказать не может, потому что контур этой системы, как некоторой конкретной экономической субстанции, еще просто никто и не знает. Поэтому об этом пока можно сказать лишь то, что это красивая техническая идея, не более того», — поделился с «Полит.ру» размышлениями на этот счет Михаил Блинкин.

Старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Степан Земцов считает, что это хорошая идея, особенно для России: «Одна из наших важных проблем — это большие расстояния, которые напрямую оказывают влияние на издержки фирм. В случае Франции, Германии, Италии и других, можно сказать, больших европейских стран максимальные расстояния не превышают 500-600 километров по перевозкам крупногабаритных грузов, для торговой сферы и так далее. А для России эти расстояния могут быть в разы больше», — заметил он, добавив, что расстояние между портами, например, Санкт-Петербургом и Ростовом составляет более тысячи километров.

«Дело в том, что стоимость Hyperloop на данный момент в разы выше стоимости строительства высокоскоростной магистрали. Это деньги, которые российскому бюджету взять негде. Можно предположить, что это будет некий консорциум, как, например, по строительству высокоскоростной железной дороги Москва-Казань. Возможно, примут участие китайские инвесторы — здесь можно только фантазировать на тему того, где взять деньги. С другой стороны, это новая венчурная технология, возможно, американские инвесторы смогут вложить средства», — предполагает Земцов.

Он уверен, что для России эти разработки очень актуальны: «Сейчас разрабатывается стратегия социально-экономического развития ХМАО-Югры, и даже там нами предлагалось подобного рода идеи для решения их проблем, потому что на Севере, понятно, большие расстояния. Для них это, вероятно, не актуально, потому что Hyperloop должен использоваться там, где нужна очень быстрая и надежная связь. В США понятно, что необходимо таким образом соединить два крупнейших города западного побережья — Лос-Анджелес и Сан-Франциско, это хорошо известный проект, который изначально и задумывался Илоном Маском.

В России адекватным, по грузопотоку и пассажиропотоку, наверное, будет соединить Москву и Санкт-Петербург. Но здесь возникает огромная проблема с землей — это должна быть отдельная, выделенная трасса, которая на одном уровне не будет пересекаться ни с какими другими. Соответственно, потребуется выделение этой земли, согласование с местными службами, строительство путепроводов на пути следования Hyperloop и так далее», — рассуждает эксперт академии.

По мнению Земцова, в этом контексте стоит вспомнить историю строительства скоростной магистрали между Санкт-Петербургом и Москвой, которая длилась чуть ли не десятилетия: «Это не в последнюю очередь было связано как раз с проблемой выделения земли и согласования процедур с дорожными службами. Соответственно, точно такая же проблема может возникнуть со строительством Hyperloop. Но если рассматривать это просто как перспективный венчурный проект для отработки технологии, которая может внедряться в будущем на остальных территориях, то возможно инвесторов заинтересует не окупаемость проекта в ближайшей перспективе, которая невозможна, а сама идея реализации этого проекта», — полагает эксперт.

«Россия, конечно, очень подходит для реализации этого проекта: у нас большие территории и большие расстояния, но институционально это будет крайне сложно. Основное, чем может помочь наше государство — это исключительно институциональные меры, то есть выделение земли, согласование с различными инстанциями, разработка специальных техрегламентов. Это очень большая работа, и если Владимир Владимирович будет лично курировать этот проект, я думаю, его смогут реализовать в приемлемые сроки, но если нет, то скорее всего все это оформление бумаг, техрегламентов и прочего может растянуться на десятилетия, и мы просто упустим эту возможность. Сейчас на самом деле есть шанс реализовать самый высокотехнологичный проект в транспортной сфере за последние 15-20 лет.

Он может быть реализован не только между Москвой и Санкт-Петербургом, но и, например, между Новосибирском и Томском, между Москвой и Нижним Новгородом, Казанью и Нижним Новгородом, то есть существуют и другие варианты, которые можно рассмотреть, если не думать об окупаемости проекта. Конечно, в ближайшие 10-20 лет он окупаем не будет», — заключает Степан Земцов.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.