НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Вопрос будущего России

Научный сотрудник
Научный сотрудник

Сократить штат научных сотрудников, в том числе в Академии наук и Курчатовском институте, за несколько лет примерно на 10 тысяч человек намерено Министерство образования и науки, сообщили СМИ. По информации интернет-издания «Газета.ру», ссылающегося на документы ведомства, подготовленные к бюджетному совещанию правительства, сокращения предполагались в связи с уменьшением финансирования. 

Утверждалось, в частности, что что финансирование госпрограммы «Развитие науки и технологий» с 0,98% в 2015 году уменьшится до 0,87% в 2019 году, из-за чего, по данным издания, Минобрнауки хотело уволить в 2017 году 500 человек в Академии наук и Курчатовском институте; в 2017 году — 3,5 тысячи человек, а к 2019 году - 8300 научных сотрудников, в том числе 1500 работников Курчатовского института.

Позже эта информация была опровергнута ведомством. Как заявила директор департамента информационной политики министерств Анна Усачева, министерство не планировало сокращать финансирование госпрограммы. Тем не менее, тема успела привлечь значительное внимание общественности.

Эксперты дали свою оценку ситуации, отметив, что вопросы состояния науки и образования в стране во многом определяют ее будущее.

Доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник НИИ механики МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Цатурян в беседе с «Полит.ру» поделился мнением о том, почему эта тема стала широко обсуждаться именно сейчас:

«Разговоры о грядущих массовых сокращениях вызваны двумя факторами. Первый — это сокращение денег. И так бюджетные ассигнования на науку — особенно фундаментальную — в России меньше, чем в любой развитой или развивающейся стране мира, в том числе в дефолтной Греции или не очень богатой Эстонии. У нас доля национального продукта, выделяемого на фундаментальную науку, раза в полтора меньше чем даже в этих странах», — говорит он. 

Второй фактор, влияющий на ситуацию, — это противоречие в президентских указах: «Никто не отменил майские указы президента от 2012 года. По одному из них средняя зарплата научных сотрудников должна составить 200% средней зарплаты по региону, другой касался доли бюджета, которая должна выделяться на науку. Так вот первый из них требуют выполнить, то есть повысить среднюю зарплату, а обещанную долю бюджета на науку не выделяют. Это создает внутреннее противоречие, так как один из этих указов выполняют, а другой – нет, и оставляет только один выход – массовые сокращения. Я боюсь, что то, что происходит сейчас — нет денег в казне, бюджет секвестируется — еще сильнее ударит по ученым. Ассигнования и без того очень маленькие, будут уменьшены. Поэтому я думаю, что эти опасения очень существенны, они имеют под собой основания, даже если Минобрнауки сейчас опровергло информацию из статьи, которая вышла на «Газете.ру», — считает эксперт, замечая, что вся логика происходящего идет именно к этому. 

При этом совершенно очевидно, что сохранение и развитие науки в России не является первостепенной задачей для государства, а объявленная три года назад реформа Академии наук и создание Федерального агентства научных организаций не привели ни к каким улучшениям, только увеличили вал бумаг и усилили бюрократию, а прошедшее и планируемое слияние и поглощение нервирует ученых и мешает им работать, заметил Цатурян. 

«Исходя из логики, что если вам — а именно новым чиновникам ФАНО, которые никогда этим не занимались, — досталось какое-то хозяйство, то было бы неплохо понять, что у вас есть, и провести некий научный аудит о состоянии дел, скажем, в Академии наук, а лучше — во всей российской науке. Были долгие разговоры, часть ученых даже участвовала в выработке документов, регламента для такого аудита, но потом чиновники все это забросили. Поэтому опасность состоит еще и в том, что, когда начнутся сокращения, то это будет делаться «по понятиям», а вовсе не по деловым качествам, и уцелеют те, кто ближе к начальству, а непослушных слишком самостоятельных и ярких будут сокращать. Это самое опасное в этой истории. Я думаю, что какие-то сокращения неизбежны из-за финансовых условий, просто потому, что для государства наука не относится к приоритетам, а деньги в казне тают. Вопрос в том, как это будет реализовано на практике. Боюсь, что самым нехорошим образом, с нанесением значительного вреда науке. 

За эти три года «эффективные менеджеры» совершенно не научились и не захотели научиться проводить экспертизу качества научных исследований, институтов, лабораторий и так далее. Они хотят делать все так, как им хочется, и не хотят отдавать право принятия решений независимым экспертам-ученым. Начальники хотят сами рулить и командовать», — поделился наблюдениями доктор наук Андрей Цатурян. 

Доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна Клячко считает, что массовых увольнений в научной и образовательной сфере не будет.

«Если государственные расходы будут заморожены на том уровне, на котором они сейчас находятся, и при этом не будет жесткого давления на увеличение зарплат профессорско-преподавательских составов вузов и научных сотрудников, то можно не ожидать сколько-нибудь серьезного сокращения научных работников и преподавателей вузов», — делится мнением эксперт Академии.

Она также напоминает, что один из майских указов президента требует, чтобы к 2018 году зарплата преподавателей вузов и научных работников составила 200% от средней по региону. Если по доведению зарплат до указанного уровня в связи с ухудшением экономической ситуации не будет жесткого требования, то до массовых сокращений дело не дойдет, полагает Татьяна Клячко.

По ее мнению, разговоры о судьбе ученых и российской науки вызваны осознанием того, что необходимость повышения зарплаты при условии, что бюджетные доходы не растут, означает, что Минобрнауки пытается выдвинуть контраргументы требованиям Минфина по урезанию бюджетных расходов . «Я думаю, что в массовом порядке никаких сокращений до 2018 года точно не будет. Это абсолютно нелогичное действие в связи с тем, что в 2018 году у нас начинается новый политический цикл, и до его начала никакой турбулентности власть не допустит. То есть скорее всего, особо резких движений в этом направлении не будет, хотя эффективность нашей науки и образования иногда вызывает вопросы», — считает эксперт РАНХиГС.

При этом, указывает она, в 2015 г., например, численность ППС вузов по сравнению с 2014 г. сократилась на 16,6 тыс. человек, что было связано со значительным сокращением численности студентов высших учебных заведений, обусловленного демографическими причинами.

«На самом деле, вопрос о науке и об образовании — это вопрос будущего России, и руководители страны понимают, что если здесь начнется нестабильность, то это очень больно ударит по дальнейшему развитию страны. Вместе с тем все, что может быть сделано — это заморозка бюджета на уровне, например, 2016 года или 2017 года, как решит начальство. 2016 год уже заканчивается и вероятно, что в 2017 году деньги будут примерно такие же, как и в этом году, или немного ниже, поскольку бюджетный студенческий контингент расти не будет», — предполагает Татьяна Клячко. 

Она также рассказала, что в последние годы сохраняется тенденция оттока талантливой молодежи и крупных ученых за границу из-за более высокой зарплаты и лучших условий труда. «Именно из-за этого и было принято решение о резком повышении заработной платы в науке и образовании, но конкурентоспособный уровень зарплаты все равно остается ниже, чем человек может получить за границей, если он талантливый, если у него есть имя, если он молод и амбициозен. Поэтому вымываются молодые и перспективные кадры, а те, которые остаются, это как бы «второй эшелон». Соответственно, очень серьезных прорывов в научном плане здесь ожидать пока не приходится», — считает эксперт. 

«К тому же, по определенным направлениям науки мы сильно отстали, и людей, которые бы могли двинуть вперед эти направления, практически нет. Очень немного людей, которые хорошо владеют иностранными языками, знают передовой край науки в своей области (а молодежь, которая хорошо владеет иностранными языками либо уезжает, либо «живет на два дома»). Поэтому и возникает общее ощущение неэффективности науки, и соответственно, желание Минфина сократить бюджетное финансирование. Ведь раз это неэффективно, то зачем «заливать бензин в прохудившийся бак»?

Вместо этого стоит серьезно задуматься, что нужно сделать, чтобы наука опять по-настоящему задышала и стала давать результат. Например, можно было бы выбрать несколько направлений, которые бы стали приоритетными. и там наращивать наше присутствие в мировой науке, а где-то можно поддерживать достаточно приличный уровень, но не претендовать на первые места, а тех, кто там работает необходимо простимулировать не откатываться на уровень ниже среднего», — прокомментировала ситуацию Татьяна Клячко.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.