НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Стратегически печальная ситуация

Добыча нефти в Печорском море
Добыча нефти в Печорском море

Собрать в следующем году с нефтяных компаний и «Газпрома» дополнительно 320 миллиардов рублей планирует Минфин России. Как пишет газета «Ведомости» со ссылкой на собственные источники среди федеральных чиновников, предполагается получить с нефтяников 200 миллиардов рублей, а 120 миллиардов –  от «Газпрома».

По сведениям источников издания, дополнительные деньги для бюджета планируется получить с помощью повышения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Пока речь идет о временном повышении, только на 2017 год, однако не исключено, признали источники, что срок действия повышенного налога будет продлен. В частности, оказалось, что Минфин намерен получать от нефтяников по 200 миллиардов рублей до 2020 года, уточнили они.

Источники издания утверждают, что повышение налога – практически решенный вопрос, просто об этом еще не объявлялось.

Напомним, в нынешнем году правительство уже увеличивало этот налог, и нефтяные компании пытались добиться отмены этого решения. Однако их коллективные письма президенту России Владимиру Путину не возымели никакого эффекта, и НДПИ был повышен. Добавим, что даже при этом бюджет-2016 предусматривает дефицит в три (или, как уточнил в августе глава правительства Дмитрий Медведев, более чем в три) процента. И бюджет-2017, по оценке экономистов, тоже будет дефицитным.

Повышение НДПИ не скажется заметно на нынешнем состоянии нефтяных компаний, в особенности если говорить о крупных, однако существенно повлияет на их долгосрочные проекты. Такое мнение в беседе с «Полит.ру» высказал заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев, комментируя сообщения СМИ о перспективах увеличения налога.

«Увеличение налогообложения добычи нефти, в частности – ставки НДПИ, не окажет решающего воздействия на состояние нефтяных компаний России, по крайней мере, на состояние крупнейших из них. Риски здесь связаны не с финансовой устойчивостью, а с их долгосрочными инвестиционными планами. Потому что тот рост добычи, который наблюдается все последние годы, продолжится в этом году и, несомненно уже, будет отмечаться и в 2017 году, это инерция тех инвестиций, которые были сделаны на пике нефтяных цен.

Пик этот длился несколько лет, с 2011 по 2014 год, когда цена на нефть составляла примерно 100 долларов за баррель, что в 1980-х годов является историческим максимумом. Очевидно, что в обозримой перспективе таких цен уже не будет, и поэтому все мировые нефтяные компании, не только российские, сейчас очень осторожно относятся к долгосрочным инвестициям в капиталоемкие проекты. А почти все проекты в России, которые могут обеспечивать базовую добычу нефти в перспективе после 2022-2025 года, весьма капиталоемки и требуют ясного понимания тех условий, при которых они будут реализовываться.

Если условия, связанные с ценами на нефть, очень сложно предсказать и, в любом случае, все компании закладывают какие-то риски, связанные со снижением цен, то для компаний критически важно понимать налоговые условия, понимать, какими они будут при реализации этих проектов. К сожалению, об обсуждения таких условий и, в особенности, от их фиксации наше государство категорически отказывается.

Основным следствием того, что мы сейчас наблюдаем, будет то, что окончательное решение по новым месторождениям, новым проектам, которые планируется запускать после 2021-2022 годов, будут откладываться. От каких-то проектов будут отказываться. В результате тот рост добычи, который наблюдается сейчас и который, по предварительным оценкам, продлится по крайней мере до 2019 года, закончится к 2020-2021 году переломом в сторону снижения добычи. Это будет связано с тем, что будет недостаточно новых значимых инвестиционных проектов, потому что не сложатся те условия, которые могли бы стимулировать нефтяные компании вкладывать деньги в новые проекты.

Поскольку сейчас Министерство финансов и правительство в целом живет одним годом и даже полугодом, никто там в таких дальних перспективах не сморит – ну, кроме, естественно, Министерства энергетики и нефтяных компаний. И все вполне разумные голоса, которые звучат со стороны Минэнерго и нефтяников, тонут в тех бюджетных проблемах, которые сейчас есть. И в этой связи, если быть реалистами, надо сказать: рост налоговой нагрузки в 2017-2018 году для нефтяных компаний, не избежать. Те предложения, которые Минфин сделал, все-таки еще относительно умеренные. Например, та же дополнительная налоговая нагрузка, которая была запланирована для нефтяных компаний уже в этом году, просто вместо пошлин перекладывается на НДПИ. А для компаний, которые являются основными экспортерами нефти, это некритично.

Очень большие проблемы это создаст для малых и средних нефтяных компаний, которые практически не экспортируют нефть и которые не имеют мощностей нефтепереработки, то есть финансовое состояние которых слишком зависит от добычи. Рост НДПИ для них и в этом году ощущался тяжелым бременем. Если же будет и дополнительный рост этого налога, сверх того, что предусмотрено большим налоговым маневром, то многие из них если не станут убыточными, то, по крайней мере, останутся с нулевыми прибылями.

Конечно, если такое решение все же будет принято, необходимо будет и принятие каких-то защитных адресных мер для малых и средних нефтяных компаний. Второе следствие – это, конечно, ухудшение самой нефтепереработки, потому что возрастет стоимость сырья для нее. Учитывая, что она и так сейчас в России находится в сложном положении, это важно. Она и так уже во многом на уровне рентабельности работает, так что стоит проводить серьезные оценки, как дополнительное повышение НДПИ повлияет на рентабельность переработки. Если, как можно оценить это предварительно, рентабельность ее все же снизится, это приведет к неизбежному росту цен на конечный продукт – прежде всего, на автомобильное топливо, что скажется уже на всех потребителях в России, включая тех, кто не имеет автомобиля, а столкнется с этим через стоимость грузовых перевозок, которая вырастет, и с нею – стоимость товаров на российском рынке.

Так что существует довольно длинная цепочка, и нужно быть осторожными при принятии того или иного решения, даже говоря о перспективе ближайших года-полутора. А если говорить о долгосрочной перспективе, то, учитывая объективное ухудшение качества ресурсной базы и, соответственно, роста себестоимости добычи нефти, если предположить, что будет стабильная добыча и стабильные цены на нефть, то консолидированные доходы бюджета от нефтяной отрасли должны будут снижаться. Потому что больше денег будет уходить на расходные статьи самих нефтяных компаний.

Этого, к сожалению, не хочет понимать Министерство финансов, и та позиция, которую оно последовательно высказывает, заключается в том, что любые реформы налогообложения должны исходить из того, что доходы нефтяной отрасти остаются как минимум стабильными, либо растут. Здесь есть явное непонимание между Министерством энергетики и Министерством финансов, потому что Минфин просто не хочет учитывать те объективные реалии, которые складываются в отрасли. Оно ориентируется на перспективу, на то, что добыча, хотя налоговые условия и стали хуже, все равно быстро растет и, по всем оценкам, и в следующем году будет расти. И делает вывод, что раз добыча растет, значит, у нефтяных компаний все хорошо.

С точки зрения внешнего анализа состояния компаний в отрасли и вправду все хорошо, в отличие от многих других отраслей экономики. Поэтому логика в решении Минфина, конечно, есть. Но в долгосрочной перспективе, если мыслить стратегически, видно, что здесь заложена большая ошибка, потому что, объективно говоря, доходы компаний будут снижаться. Они могут поддерживаться ростом цен на нефть – чем больше цена, тем выше доходы с каждого продаваемого барреля; они могут поддерживаться ростом добычи – но этот рост закончится в ближайшие два-три года. Дальнейшее наращивание добычи будет очень затруднительно – скорее, речь будет идти о поддержании ее достигнутом уровне. То есть больше 160 млн тонн нефти с конденсатом добывать России сложно: для этого нужны достаточно высокие цены на нефть и благоприятные налоговые условия.

В то же время практически все, о чем идет речь в СМИ по этому поводу, ожидаемо, и все предложения Минфина относительно некровожадные. Хорошая составляющая в них в том, что ответственность за со стороны нефтегазового комплекса разделяют не только нефтяные компании, но и «Газпром». Газовая отрасль в сравнении с нефтяной живет по льготным налоговым условиям. Эти льготы, откровенно говоря, экономически мало чем обоснованны, и если искать какой-то запас, какой-то резерв налогообложения, то он как раз кроется в газовой отрасли прежде всего. Но стратегически ситуация остается весьма печальной, и единственное, чем ее можно исправить – это все-таки прийти в течение 2017-2018 года к единой концепции налогообложения на долгосрочную перспективу, согласованной на уровне всех министерств и ведомств.

Каким бы ни было это решение, для компаний сейчас важнее всего получить со стороны государства ясные сигналы, документально зафиксированные, о том, каковы будут долгосрочные условия на период до 2025-2027 года. Тогда можно будет принимать инвестиционные решения по новым проектам. Пока эти решения приниматься не будут. Срок принятия их как раз подойдет в следующем году, и если в ближайшие два-три года их не принять, тогда у нас будет снижение добычи после 2021 года точно. А это неизбежно скажется на доходах того же бюджета», — сказал Алексей Белогорьев.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.