НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Наутро. 31 августа

Фото:
Фото:

  

Недавно стало известно, что в Минэкономразвития подготовили новый вариант прогноза основных бюджетных показателей — «базовый плюс». Он чуть более оптимистичен и является дополнительным. Если в базовом прогнозе заложена нефть по цене в 40 долларов, то в новом документе закладывается уже 50-55 долларов за баррель в следующие три года, сообщают «Ведомости» со ссылкой на собственные источники.

Это объясняется тем, что при 40-долларовой нефти бюджет остается разбалансированным, поэтому и предлагается рассмотреть возможность заложить более высокую цену на нефть. По мнению директора Центра развития ВШЭ Натальи Акиндиновой, при стоимости барреля нефти в 40 долларов бюджет на три года не сходится, а дефицит сокращается не теми темпами, на которые рассчитывал Минфин, замораживая расходы бюджета на следующие три года. Как следствие, при 40 долларах за баррель национальные фонды истощаются, а дефицит по-прежнему большой. Акиндинова считает, что для того, чтобы бюджет был сбалансирован, либо экономический рост должен быть более высокий, либо рубль — более слабый. При это в базовом сценарии МЭР даже при стагнации цен на нефть, предполагается укрепление рубля и сохранение слабого экономического роста. «Когда станет ясно, что бюджет не сходится, никакого укрепления рубля, конечно, не будет: за подобными проблемами с бюджетом следуют ослабление национальной валюты и отток капитала», – приводит издание слова эксперта Центра развития.

Доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС, старший научный сотрудник Института экономики РАН Иван Капитонов считает, что «базовый плюс» выглядит вполне реалистично. «Мы видим, что цена (на нефть—прим.ред) сейчас колеблется в пределах 45-52 долларов за баррель, расхаживаясь в периоды спекулятивного интереса и продажи нефти, накопленной ранее в период ценового спада. В перспективе, когда эти накопления дешевой нефти уйдут с рынка, мы увидим четкий рост цены и волатильность в пределах 55-60 долларов, может быть даже чуть выше. Поэтому такой осторожный прогноз, который делает Минэкономразвития, наверное, это даже хорошо, что они не столь оптимистичны по стоимости нефти, можно же было больше оптимизм закладывать, но это будет давать дополнительную прочность бюджетным предсказаниям на эти три года», — полагает эксперт академии.

При этом, он не исключает возможность негативного воздействия различных факторов: «Мы видим, что любая нестабильность на Ближнем Востоке играет сразу же на руку тем дельцам финансового рынка, которые сейчас и устанавливают цену нефти. Какая именно будет нестабильность на Ближнем Востоке и насколько это будет долго, мы предсказать не сможем, мы же с вами не Нострадамусы.

Но об экономических факторах можно говорить более конкретно. Прежде всего экономическая угроза исходит из США, где произошла сланцевая революция, и от результатов развития сланцевой нефтегазовой отрасли будет зависеть стабильность цены нефти в ближайшем периоде. То есть как только сланцевая отрасль США показывает какие-то тенденции к росту, то сразу же эта новость отыгрывается на финансовом рынке, и мы наблюдаем проседание цены нефти. Это будет приносить дополнительную волатильность. Однако можно совершенно точно сказать, что сланцевая отрасль США не восстановится в тех объемах, в которых она была до ценовой революции, назовем это так. Поэтому такой серьезной угрозы, которую она несла раньше, больше она не представляет. Скорее это некий информационный повод, который отыгрывается финансовым рынком», — считает Иван Капитонов.

Прорывных проектов, по его словам, пока не стоит ждать: «Скажем, освоение Арктики откладывается совершенно точно до периода более стабильно высоких цен. То есть нужно порядка 100 долларов за баррель, чтобы мы опять вернулись к серьезному обсуждению этих  проектов, или какой-то инновационный прорыв и освоение этих технологий отечественными партнерами, отечественным производством, чтобы мы вернулись к прошлым грандиозным планам по освоению арктических резервов», — заключил он.

Именно достижением некоторой стабильности в экономике завкафедрой регулирования деятельности финансовых институтов факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, доктор юридических наук Александр Турбанов объясняет решение многих банков сократить ставки по валютным вкладам:  «Действительно, целый ряд банков уже снизили ставки по привлечению валютных вкладов, и я не исключаю, что и по рублевым вкладам ставки также могут снизиться. Объяснение, я думаю, здесь очевидное: это связано с тем, что, во-первых, в экономике наблюдается определенная стабилизация, и во-вторых, многие банки не испытывают недостатка в ликвидности. Им незачем привлекать средства населения под высокие проценты, то есть они продолжат их привлекать, но ставка процента будет ниже», — считает эксперт.

«Мы знаем, что европейский центральный банк установил отрицательную процентную ставку, и реакция на это была негативной. Я не думаю, что ЕЦБ долго будет держать такую ставку, то же самое можно сказать и про нулевую ставку, в итоге она становится невыгодна никому. Поэтому я не думаю, что ставка у нас опустится до нуля», — поделился мнением Александр Турбанов.

Кроме того, на днях стало известно, что депутат Госдумы Михаил Емельянов попросил главу Центробанка РФ Эльвиру Набиуллину понизить ключевую ставку на 2%. Депутат направил письмо, в котором попросил принять соответствующее решение на ближайшем заседании совета директоров Центробанка 16 сентября. Он объяснил это тем, что компании реального сектора не имеют возможности привлечь средства на развитие производства. Руководитель направления «Финансовые рынки» Экономической экспертной группы Игорь Беляков в беседе с «Полит.ру» заметил, что ничего удивительного в том, что эта инициатива имеет поддержку: «Это желание бизнеса понятно, оно позволяет получить более доступные финансовые ресурсы, но с другой стороны, политика Центрального банка тоже понятна: он пытается найти баланс между инфляционными рисками с одной стороны и потребностью экономики в более доступных ресурсах, с другой стороны. Лично мне представляется, что руководство ЦБ знает свое дело, и в принципе они готовы снижать ключевую ставку, когда сочтут, что инфляционные риски существенно снизились.

У нас, как известно, инфляция существенно снизилась, и в настоящее время она составляет около 7%, в начале 2015 года этот показатель был двузначный, около 15%. СНижение инфляции — это такой принципиальный момент, который тоже является основанием для более доступных ресурсов, в том числе, и более низких ставок кредитования. Поэтому думаю, что Центральный банк честно пытается найти баланс между этими двумя факторами: стремлением снизить инфляцию, но с другой стороны, он понимает, что надо снижать ключевую ставку, и для бизнеса это действительно полезно.

«Я думаю, что это предложение не несет ничего нового для Центробанка. Каждый месяц, когда Центральный банк рассматривает вопрос о том, что делать с ключевой ставкой, ЦБ выпускает пресс-релиз, в котором обсуждает все эти моменты. Мне кажется, что он учтет это пожелание, но в принципе оно ему и так известно», — заключил Игорь Беляков. Напомним, что в настоящий момент ключевая ставка, установленная ЦБ РФ, составляет 10,5%

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.