НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Демотивация и падение всего

Партия «Единая Россия» не выполнила ключевые обещания, которые давала в ходе предыдущей избирательной кампании. Такое заявление сделало Белгородское региональное отделение Коммунистической партии Российской Федерации, собравшее эти обещания своих соперников на выборах воедино и опубликовавшее их в сети интернет. 

Между тем социологическое исследование «Левада-центра» показало, что за три недели до выборов рейтинг ЕР заметно снизился: по данным опроса, проведенного 26–29 августа, доля россиян, готовых проголосовать за ЕР на сентябрьских выборах, за месяц уменьшилась с 39% до 31%. 

Добавим, что снижение рейтинга партии также было зафиксировано в опросе ВЦИОМ, проведенном несколькими неделями раннее. Фонд «Общественное мнение» в ходе аналогичного опроса в первой половине августа также зафиксировал сокращение поддержки «Единой России» с 47% до 42%, однако опрос от 21 августа показал рост рейтинга ЕР на 3 процентных пункта.

Интересно, что региональные политологи в своих прогнозах на парламентские выборы 2016 года дают картину, вполне соответствующую обнаруженным «Левада-центром» тенденциям.

В действительности же в России накануне выборов наблюдается не падение рейтинга ЕР на фоне роста рейтинга ее конкурентов, а падение рейтингов всех партий на фоне демотивации населения в вопросе участия в выборах. Такое мнение высказал аналитик «Полит.ру» Василий Измайлов.

«Избирательная кампания развивается так, как должна развиваться, и люди и партии начинают полемизировать друг с другом. И вот подоспела такая интересная штука. Я все ждал, когда она появится, и в 2007 году ждал, и в  2011 году – и вот она появилась. Итак, коммунисты – точнее, Белгородское региональное отделение Коммунистической партии Российской Федерации – собрали все, как им кажется, невыполненные обещания партии «Единая Россия» и выложили их в открытый доступ. С тем, чтобы показать, что как «партия власти» не выполняет того, что должна был выполнять.

 
Конференция уральского отделения ЕР. Фото: er.ru

Здесь, как говорят, есть много чего интересного. Вообще-то, везде есть много чего интересного – в зависимости от того, как тему повернуть. Так вот, здесь тему можно повернуть в две стороны, и обе, в общем, имеют равное право на существование. Сторона один – это вопрос, зачем анализировать предвыборные обещания, если они все равно даются, чтобы их не выполнять. Это циничная, но близкая к истине мысль. А вторая история заключается в том, что все-таки можно проанализировать, что, собственно, не выполнено и почему. Тогда мы, возможно, поймем то, чего прежде не понимали в силу каких-то условий, причин или обстоятельств, в которых находится.

Белгородское отделение КПРФ перечисляет, по большому счету, семь основных пунктов, на основании которых, по ее мнению, можно говорить, что «Единая Россия» не выполняет своих обязательств. Большая их часть связана с макроэкономикой и, скажем так, является сложно конвертируемой в политический капитал. Поскольку обещания – первое: «В течение пяти лет войти в пятерку крупнейших экономик мира»; второе, тесно связанное с первым: «Раскрутить маховик экономического роста (Обратите внимание, какой русский язык – «маховик экономического роста»! Хорошо хоть не «моховик», не гриб) до 6-7% в год»; и, в известном смысле, еще одно: «К 2016 году удвоить объем жилищного строительства», – все связаны с одной функцией. А именно – с функцией ограничения доступа к кредитам на международном рынке.

Можно ли было выполнить эти обещания (и нужно ли было их выполнять) – немножко другой вопрос. Ну, скажем так: раз уж существует консенсус по поводу того, что наша внешняя политика верна и раз уж действия в этой области в последнее время были в разной степени поддержаны политическими силами, поэтому я бы все три претензии адресовал тем людям, кто их составляли. Поскольку эти претензии бьют мимо цели.

С объемом жилищного строительства история чуть иная. В моем представлении (не экономиста, но человека, об экономике читающего и ее процессами интересующегося), рост жилищного строительства предполагает несколько иную модель организации экономики, чем, скажем, обещание в течение пяти лет войти в пятерку крупнейших экономик мира. Крупнейшие экономики мира предполагают рост капитализации основных компаний, работу с крупным бизнесом, а рост жилищного строительства – главным образом, мелкое кредитование и попытку создать мотивацию потребительского спроса собственно у населения. Это две разные экономические модели. Наверно, их можно как-то между собой совместить, но я все же полагаю, что совмещение их в рамках одного документа представляет собой некоторую натяжку.

Идем дальше. Есть в списке обязательств вещи, которые является чисто социальными – например, обязательство «Предоставить квартиру всем ветеранам Великой Отечественной войны». Про жилищное строительство мы отчасти уже сказали, как и про мелкое кредитование. Все это – хорошие, правильные социальные обязательства. Но надо смотреть раскладки, которые были перед предыдущими выборами, – что тогда, по мнению составителей экономической программы «Единой России», позволяло давать такие обещания. Здесь стороннему наблюдателю что-то внятное сказать довольно сложно.

Идея благая, как и многое из того, что проходило в советское и в российское время, но, наверно, трудноосуществимая. Единственное, что я бы сказал по этому поводу, – что это аргумент, который бьет точно в цель. Поскольку соревнование за голоса старшего поколения очень важно и для коммунистов, и для «Единой России».

А дальше начинаются очень интересные вещи, на которые мне бы хотелось обратить внимание.

Первое. Обещание «Возродить российскую фарминдустрию, уйти от зависимости от транснациональных корпораций». Ну, здесь и разговаривать не о чем. Скорее всего, какие-то люди, которые держали часть рынка, считали, что в течение следующих пяти лет они, в силу своей прокредитованности, свою долю с 5% увеличат до 85%. Этого сделать не удалось – и, в общем, слава Богу. Поскольку даже не говоря о качестве российских лекарств (а оно разное, есть лекарства хорошие, есть не очень), отказываться от мирового опыта в создании лекарственных средств – это просто какая-то Камбоджа. Те люди, которые это писали, полагаю, о Камбодже не думали – по-моему, они думали о своих конкретных бизнес-интересах. Но это как-то уж совсем непристойно выглядит.

Следующее, о чем можно было бы говорить, – это обещание «За 5 лет построить в России не менее 1 тысячи школ». Откуда это взялось, я вообще не понимаю, поскольку, как мы когда-то уже говорили, большой потребности строить в России школы нет. Этой потребности не существует, более того – это противоречит принятой при Фурсенко концепции создания образовательных центров. Концепция эта предполагает, что на основании формальных критериев обнаруживаются образовательные предприятия-лидеры, в пользу которых перенаправляется финансирование.

То есть если раньше школы, независимо от того, хорошо или плохо там преподают, получали одинаковые деньги, то через какое-то время (на основании того, что в этой школе хорошо, в ней больше отличников, медалистов, от нее идет лучшая положительная обратная связь) лучшей школе будут давать 10 рублей, а остальным – по два. И понемножку неэффективные школы будут закрываться, а эффективные будут увеличиваться. Это не предполагает вообще никаким образом строительства новых школ.

И здесь мы опять сравниваем, и у нас возникает проблема строительства, у нас возникает проблема строительного рынка, у нас возникает проблема кредитования и финансовых обязательств на этом рынке – и, кажется, в итоге мы видим, что происходит. Что существуют достаточно мощные лоббисты, которые заинтересованы в государственном строительстве по старой привычке, и они готовы построить школы. Не будет школ – они готовы строить детские сады. Не будет детских садов – они будут строить дома для престарелых. Им все равно, что строить, лишь бы иметь фиксированные государственные деньги.

Повторяю еще раз: как это ни ужасно и, возможно, даже бесчеловечно звучит, по большому счету, никакой потребности в строительстве новых школ на большей части территории России не существует.

Ну, и последнее – моя любимая история, обещание «К концу 2014 года увеличить в полтора раза среднюю заработную плату в России». Тут можно пойти умно, а можно глупо, но давайте сначала умно скажем: так как там не было записано, какой будет инфляция, можно было какие угодно обязательства по увеличению зарплаты брать, хоть в полтора, хоть в два, хоть в два с половиной раза. Ну, вот есть такая страна – Зимбабве. Есть не менее замечательная страна Венесуэла, в которой можно такие обязательства каждые две недели – ну ладно, каждые полгода – записывать, и они будут исполняться.

Но дело в другом. Дело в том, что даже в пик российского экономического роста в 2006-2007 годах, если вы поднимете тогдашнюю серьезную экономическую прессу, вы увидите, что все говорят об одном и том же: «Рост зарплат опережает рост производительности труда. Это рано или поздно приведет к серьезной диспропорции в экономике. Это рано или поздно приведет к сложностям в ее функционировании, это рано или поздно приведет к замедлению темпов экономического роста.»

А в 2011 году мы видим уже совершенно другие истории. Мы видим подход «нет, ребят, давайте экономика будет как-нибудь сама по себе, а зарплаты мы все-таки будем повышать». В силу чего предполагался экономический рост при таком раскладе, такой социальной адресации, мне совершенно непонятно. Возможно, действительно это были просто ничем не подкрепленные слова, рассчитанные на то, что люди прочитают – и снова отложат свои обетования на будущее. Но это очень, очень-очень наивное целеполагание. Те люди, которые имеют какое-то отношение к проведению избирательных кампаний, понимают: можно один раз поймать человека на том, что в будущем ему станет хорошо, ну, можно два раза. Но когда его «кормят» одними и теми же обещаниями в течение пяти-семи-десяти избирательных кампаний, даже самый глупый человек понимает, что что-то здесь не так.

Таким образом, мы имеем дело с очень интересным документом связанной с кризисом социальной программы «Единой России», как ее анонсировали в 2011 году. И, на основании этого, мы видим, что эта социальная программа – не хочется говорить громких слов, но – безответственна. В этом смысле мы, солидаризуясь с Белгородским отделением КПРФ в ее посылках, мы не согласны с ней в сути и в оценках.

Мы говорим: да, тот документ, который представлен, говорит, что «Единая Россия» не исполнила своих обязательств, которые давала накануне прошлых парламентских выборов. А с точки зрения человека, гражданина и прочих точек зрения, свойственных каждой личности, это даже очень хорошо, что она эти обязательства не исполнила. Поскольку если бы исполнила, неизвестно, в каком моменте мы бы находились.

И это говорит о том же, что у нас люди, в общем-то, понимаю, но о чем говорят мало. Вот мы говорим: «Единая Россия» – партия власти, «Единая Россия» – партия власти, «Единая Россия» – партия власти…» Но ведь это же не так! «Единая Россия» – это группа людей, которая представляет собой кадровые резерв исполнительной власти, но сама ни властью, ни партией власти не является. Поскольку ни одна партия, находящаяся у власти, не может себе позволить столь пустых, беспочвенных и ничем не оправданных заявлений, которые позволяет себе часть функционеров ЕР – что мы, собственно, и видели в том документе, который анализировали.

Относиться к этому можно по-разному. Сейчас мы видим, что вроде бы «Левада-центр» фиксирует резкое падение рейтинга «Единой России». Я бы здесь не столько к «Левада-центру» относился (хотя, конечно, это уважаемая и правильная организация, которой надо доверять), я бы хотел заострить внимание на другом проекте, который я уже второй месяц смотрю. О нем мало говорят, но он, как мне кажется, очень интересен.

Есть такая полусоцилогическая история на сайте «Давыдов Индекс», которая заключается в том, что по нескольку экспертов из каждого региона дают свои оценки того, какие результаты будут достигнуты партиями на предстоящих выборах в Думу и в местные законодательные собрания. Посмотрите, не поленитесь – и вы увидите очень интересные тенденции, которые, кстати, идут вполне в духе того, что фиксирует «Левада», но, вместе с тем, дают еще и некоторое живое ощущение «связи с землей».

И все это вместе говорит о том – а мы уже говорили, как помните, что на выборах нет повестки, – что отсутствие повестки деморализует людей. И мы наблюдаем не падение рейтинга «Единой России» на фоне значимого роста [рейтингов] каких-то ее оппонентов, а падение всего. Мы наблюдаем деморализацию, связанную с демотивацией участия в выборах.

Насколько это хорошо для власти, я сказать не могу. Мне кажется, что хорошо, поскольку, повторю, по-моему, главная технологическая проблема этих выборов заключалась в том, как обеспечить высокий процент для партии власти, при этом обеспечив леитимно высокий процент участия в выборах. По моему мнению, для партии власти это хорошо, для обеспечения легитимности того политического момента, который переживает наша страна.

К сожалению, люди, которые отвечают за высокий управленческий креатив, – и тут мы закольцовываем наше выступление, возвращаясь к самому началу, –  показывают себя никак в данной избирательной кампании. А уж с чем это связано, каждый может судить самостоятельно», – объяснил Василий Измайлов.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.