НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

08 сентября 2016, 14:53

«Надежда этих партий – на голосование на участке»

Сторонники Партии пенсионеров на первомайской демонстрации
Сторонники Партии пенсионеров на первомайской демонстрации

Кампании партий, участвующие в выборах в Госдуму, были достаточно слабыми, и непарламентским партиям не удалось использовать шанс раскрутиться, считают эксперты политкомитета Российской ассоциации по связям с общественностью. По их мнению, договоренности между партиями по одномандатным округам и праймериз «Единой России» снизили остроту конкуренции.

Непарламентские партии, участвующие в выборах в Государственную Думу, имеют небольшие шансы на прохождение, однако какая-нибудь одна из них вполне могла бы преодолеть 5%-ный барьер, считает заместитель директора «Центра политических технологий», главный редактор сайта «Политком.Ру» Алексей Макаркин. В беседе с «Полит.ру» он ранее проанализировал, каким может быть новый парламент и какими принципами могут руководствоваться на выборах так называемые колеблющиеся избиратели.

«Есть два интересных момента. Один – это непарламентские партии, входящие в состав «крымского консенсуса». Что будет с ними? Думаю, их надежда – на голосование уже на участке. То есть на тех, кто приходит на участок и принимает решение уже в последний момент. Такие избиратели есть, это несколько процентов от общего числа. Раньше они голосовали за «Единую Россию» – когда было мало партий, и она выглядела самой приемлемой из всех, самой спокойной, самой неконфликтной. Сейчас часть этих избирателей плюс часть тех, кто может посмотреть дебаты и им там кто-то сможет понравиться, могут обратить внимание на непарламентские партии «крымского консенсуса». И в связи с этим могут быть интересные повороты.

 
Флаги партий на митинге-концерте "Мы вместе" в годовщину присоединения Крыма. Москва, 18 марта 2016 года. Фото Андрея Любимова / АГН "Москва"

Например, самую, пожалуй, неудачную кампанию ведет на этот раз «Партия пенсионеров». Она раскололась на старте кампании; там серьезнейший конфликт и часть кандидатов исключили из списка. В общем, у партии сплошные неприятности. Но при этом у партии хорошее наименование – «Партия пенсионеров». И те избиратели, которые на выборы дисциплинированно пришли, но не очень хотят голосовать за парламентские партии (допустим, просто всегда ходили, и их родители ходили, в советское время ходили и теперь думают, что надо идти, хотя обычно не смотрят в партийные списки, не изучают, кто там есть), тыкают в бюллетень и видят: а, «Партия пенсионеров»! Ну, значит, там пенсионеры – такие же, как мы! И они могут за нее проголосовать. До 5% это, конечно, явно не дотянет, но 3% партия может взять.

Могут быть другие партии, которые захотят на этом поиграть. Например, «Партия роста» – в основном, за счет региональной составляющей. Человек придет на выборы в Москве, посмотрит в бюллетень: а! Мы когда-то голосовали за Ирину Хакамаду! Она куда-то пропала, потом появилась в качестве общественного деятеля, а вот теперь снова есть, давайте-ка проголосуем. Знакомая фамилия же, известный человек! Или, допустим, в Петербурге другие избиратели придут и проголосуют за Оксану Дмитриеву в этой партии. Или, например, в Севастополе придут голосовать на [Олега] Николаева, ближайшего соратника [Алексея] Чалого. А, Николаев? Ну, конечно, знаем, это наш, проголосуем за него! То есть это такая возможность мобилизации за счет узнаваемых в том или ином регионе фигур.

 
Алексей Чалый, Олег Николаев и Борис Титов. Фото: ForPost

Мобилизация в рамках «крымского консенсуса» может быть и у партии «Родина». Она сейчас всячески демонстрирует свой патриотический радикализм. Тоже может кого-то захватить, задеть, пронять. Вот увидит там человек по телевизору какое-нибудь эмоциональное выступление – и ему понравится. Так что разные партии будут стремиться взять такого избирателя, которому не нравятся все парламентские партии, неопределившегося, антиистеблишментного, который, может быть, в силу какого-то набора обстоятельств (название понравилось, кого-то по телевизору увидел и задело) может проголосовать за такую партию. Чья мобилизация их них будет лучше, серьезнее, мы посмотрим. Сейчас пока судить об этом сложно. Может даже сработать что-то и на последней неделе. Кто-то что-то интересное и красивое скажет – и половина процента, а то и 1% с этого может добавиться. А может и не добавиться.

И последний момент, о котором хотелось сказать, это две партии, не входящие в «крымский консенсус», – «Яблоко» и ПАРНАС. Они избрали разные стратегии.

Иногда говорят, что среди избирателей есть 86% и 14%: 86% тех, которые за власть, и 14% тех, кто против. Ориентируются при этом на опросы по поддержке президента, проводившиеся в 2014-2015 годах. Да и сейчас цифры близки к тем, немного уменьшились, но все же очень близки к тогдашним. Соответственно, считают: 14%, две партии – на всех хватит. На самом деле, конечно, это совершенно не так, потому что эти 14% – это очень разные люди. Причем большинство из них – не либералы. В эти 14% входят люди, которые обычно раздражены. Раздражены властью, раздражены оппозицией, раздражены элитой, раздражены жизнью. Всем раздражены. Это одна часть из 14%, и, конечно, для них ни Явлинский, ни Касьянов неприемлемы. Они, скорее всего, вообще не пойдут голосовать.

Другая часть – это ортодоксальные коммунисты. Те, кто смотрят так: «Вернули Крым? Плохо, что вернули Крым, почему Киев не вернули! Почему Львов не вернули, Вильнюс не вернули? Где наш Советский Союз? Вот, маленький кусочек вернули – и уже радуются! Нет, нас не обманешь!» Часть из них – электорат КПРФ, часть в Зюганове разочаровалась. Они тоже за либералов голосовать не пойдут. Так что из этих 14% остается такое количество избирателей, которого не хватит на две партии.

Даже на одну партию набрать будет трудно, с учетом еще одного интересного фактора – того, что среди либералов есть много абсентеистов, то есть тех, кто не голосует. Абсентеисты говорят, что голосовать на выборах значит легитимировать власть, опосредованно поддержать ее. Они исходят из того, что раз партию допустили к выборам, значит, это не настоящая оппозиция. Поэтому часть либералов будут выборы бойкотировать. Это не очень много по цифрам, но если говорить о том, что этим партиям важен каждый процент, то это является для них существенным фактором.

Понимая эту ситуацию, «Яблоко» и ПАРНАС идут в разных направлениях. «Яблоко» пытается взять больше «социального» избирателя, того, который на каких-то этапах голосовал за «Справедливую Россию», не только либерального, но и «социального» – врача, учителя; тех людей, которые голосовали за «Яблоко» в 1990-е годы. Но у «Яблока» есть коренная проблема. Она состоит в том, что главная фигура партии – Григорий Алексеевич Явлинский, а он воспринимается как политик из прошлого.

То есть он воспринимается как достаточно масштабная фигура – но все-таки именно политик из прошлого. Но «Яблоко» пока, на сегодняшний момент (не знаю, не изменится ли что-то за неделю с небольшим, пока еще можно агитировать), делает в агитации основную ставку на Явлинского. На мой взгляд, это ошибка. То есть, и Ширшина, и Шлосберг, и Рыжков – на втором плане, а голосование за Явлинского для многих именно этих, «социальных» избирателей, на которых ориентировано «Яблоко» сейчас, психологически очень и очень сложно. На это им сложно решиться. Может быть, за нового человека они проголосовали бы, но здесь нового человека нет.

А что касается ПАРНАСа, то он выбрал, пожалуй, самую неожиданную стратегию для всех партий – он пошел в сторону популистов, националистов. Он проводит самую радикальную кампанию, но, опять-таки, здесь есть ограничители. Потому что популисты популистами, но большинство популистского электората все-таки – из тех, кто хочет идти голосовать, кто в «крымском консенсусе». И все-таки трудно даже [Вячеславу] Мальцеву, который сейчас пытается копировать Жириновского, к этому электорату прорваться. Скорее, этот электорат по-прежнему пойдет к Жириновскому.

 
Вячеслав Мальцев. Фото: ПАРНАС

К Жириновскому, кстати, может пойти и часть избирателей Прохорова, которые за него голосовали в 2012 году. Там был очень ситуативный, сборный электорат, ориентированный на успех, – такой достаточно городской, продвинутый. Сейчас значительная его часть – в «крымском консенсусе», и они могут пойти к Жириновскому. Потому что за «Единую Россию» им голосовать не хочется; две другие парламентские партии для них – слишком левые. И что остается? Остается Жириновский. Который и против Америки (а избиратели сдвинулись сейчас в антиамериканскую, антизападную сторону), и против коммунистов, против Ленина, против Сталина. И плюс еще – успешен.

На этом фоне ПАРНАСу будет сложнее. ПАРНАС здесь, скорее, может попробовать побороться за тех людей их 14%, которые не хотят идти голосовать, которым на всех наплевать, у которых очень сильное раздражение на всех в политике. Но тогда вопрос в том, почему эти люди должны прийти голосовать, если раньше не хотели, и почему они должны посмотреть политическую программу и выбрать именно Мальцева.

То есть для того, чтобы прийти голосовать, они должны иметь чрезвычайно высокую мотивацию. А мотивацию они могут получить, посмотрев политическую программу. А они эти программы не смотрят. Возникает такой заколдованный круг: для того, чтобы прийти голосовать, эти люди должны узнать про Мальцева; узнать про Мальцева они должны, заинтересовавшись политикой; они ею не интересуются и эти программы не смотрят, и политические интернеты тоже не смотрят. 

Поэтому я думаю, что такая стратегия вряд ли будет удачной. Она может прибавить еще процент ПАРНАСу, но вряд ли свыше 1%. Ну, дополнительно к тому проценту, который у него был.  Вот такая ситуация.

 
Предвыборная агитация партии "ПАРНАС". Фото: Кирилл Зыков / АГН "Москва"

Так что, скорее всего, будет четырехпартийная Дума. Скорее всего, это будет Дума, которая будет устраивать власть; Дума, с которой нужно будет больше торговаться по региональным вопросам, но которая по всем принципиальным законам будет на стороне власти. Если еще какая-то партия прыгнет выше головы и перескочит 5%-ный барьер, это будет уже чудом. Хотя чудеса и не исключены. Но такая партия может быть только одна и, как я уже говорил, далеко не факт, что это вообще произойдет.

На преодоление 3%-ного барьера, то есть сохранение госфинансирования, могут претендовать несколько партий: «Партия пенсионеров», «Родина», «Яблоко», может быть «Коммунисты России», если эту партию в очередной раз значительная часть избирателей перепутает с КПРФ. Может быть, «Партия роста», если в регионах будет сильное голосование за «своих». Но что касается 5%, то партия, преодолевшая этот барьер, действительно должна будет прыгнуть выше головы.  Ну, посмотрим, что получится. Сюрпризы, в общем, могут быть. Если бы не было сюрпризов, не было бы и конкурентной избирательной кампании», – сказал Алексей Макаркин.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.