НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Good nooze, everyone!»

Немало шума вчера наделала публикация британской газеты The Daily Telegraph, посвященная прогнозируемым изменениям в фонетике английского языка в перспективе ближайших пятидесяти лет. Некоторые издания поспешили назвать их исчезновением британского английского. Но так ли стремительны и масштабны будут эти изменения?

Газетная публикация основана на работах социолингвиста из Йоркского университета Доминика Уотта (Dominic Watt), много занимающегося исследованиями вариантов английского произношения, в том числе и для нужд лингвокриминалистики. Соответственно, прогнозы касаются только фонетической стороны языка, но не грамматики и лексики. Географически прогнозы охватывают прежде всего Лондон и ближайшие окрестности, предполагая, что в дальнейшем изменения охватят более широкие территории Англии, так как Лондон считается «лингвистически самым влиятельным городом в английском мире».

У английских лингвистов имеется давняя традиция описания территориальных и социальных различий в произношении, учитывающая весьма тонкие детали. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить пьесу Бернарда Шоу «Пигмалион». Сейчас ученых, напоминающих своими познаниями профессора Хиггинса, в Англии довольно много. Особенности произношения публичных лиц часто обсуждаются, причем не всегда доброжелательно. Например, олимпийская чемпионка в беге с барьерами Салли Ганнел в начале 2006 года уволилась из BBC, где работала комментатором, так как не выдержала постоянной критики своего произношения.

В последнее десятилетие исследователи отмечают неуклонное исчезновение так называемого эстуарного английского (Estuary English), который часто называют также London Regional General British, Popular London или South-Eastern Regional Standard. Эстуарный английский распространен на юго-востоке Англии, преимущественно вдоль Темзы и по берегам ее эстуария. Он сравнительно близок и к лондонскому (социо)диалекту кокни (Cockney) и к нормативному произношению (Received Pronunciation). Носительницей именно эстуарного английского была Салли Ганнел. Вытесняет его вариант произношения, получивший название «мультикультурный лондонский английский» (Multicultural London English) – языковой вариант, испытавший влияние английской речи выходцев из Вест-Индии, афроамериканцев, индийцев, пакистанцев и многих других. Характерен он прежде всего для молодежи и  рабочего класса. В качестве примера его носителя называют певицу Адель.

Доминик Уотт полагает, что в последующие десятилетия из-за усиливающегося влияния речи иммигрантов не устоит не только эстуарный английский, но по целому ряду позиций и нормативное произношение. Наиболее вероятной его жертвой станут межзубные фрикативные звуки, которые обозначаются на письме буквами th. Людям, изучающий английский, овладеть произношением таких звуков наиболее трудно, поэтому они заменяют их на смычные (d) или губные фрикативные (v, f). Ожидается, что к 2066 году такое произношение станет всеобщим. Вместо this начнут говорить dis, вместо that – dat, вместо thin – fin, вместо think – fink, вместо mother – muvver.

Среди других ожидаемых изменений исчезновение йотирования (yod dropping). Соответственно cute превратится в coot, beauty – в booty, а news будет звучать как nooze. Вероятным считают и распространение таких черт лондонского мультикультурного английского, как неразличение звуков w и r, а также ch и j. А вот избегание начального звука h, встречающееся в кокни (ere вместо here) наоборот исчезнет.

Тенденции, которые подметил Уотт и другие английские лингвисты, безусловно существуют. Но вызывает сомнения столь высокая скорость распространения новых вариантов произношения, какая прогнозируется в статье The Daily Telegraph. Фонетика языка демонстрирует достаточно высокую консервативность, и изменения в произношении часто в течение длительного времени находятся в статусе «перспективных новичков», прежде чем станут общепринятыми. Например, в английском языке заднеязычный носовой звук [ŋ] в окончаниях –ing вытесняется более распространенным переднеязычным носовым [n]. Такое вытеснение также поддерживается речью иммигрантов, ведь во многих языках звука [ŋ] нет. Однако процесс идет уже полтысячелетия, а окончательная победа звука [n] так и не наступила.

Лингвистам, решающимся на прогнозирование языковых изменений, видимо, свойственно преувеличивать их скорость. Мне уже приходилось упоминать предсказание Карла Бруннера, что в английском языке под влиянием написания скоро начнут произносить немое p в словах типа pseudonym, psychology, psyche. Бруннер действительно засвидетельствовал отдельные случаи такого произношения, но с 1950 года, когда была написана его книга, сколько-нибудь распространенным оно не стало.

Такое яркое изменение в английской фонетике, как отпадение начального k перед n (в словах knight, knife, knot, know и т. д.), впервые замечено в XV веке, когда в документах начинают встречаться написания now вместо know и nott вместо knot. У Шекспира, то есть во второй половине XVI – первом десятилетии XVII века, уже обыгрываются созвучия слов knights и nights, nave и knave. Но повсеместным новое произношение становится только во второй половине XVII столетия и лишь в самом его конце проникает в грамматики, причем одни пособия предписывают произносить в начале таких слов tn-, другие hn-, а третьи – n-.

В современной Англии нормы произношения будут поддерживать всеобщее образование и телевидение. Поэтому более вероятным сроком повсеместного распространения названных Уоттом фонетических изменений кажутся не 50, а, скорее, 500 лет.

А вот с еще одним предсказанием Доминика Уотта нельзя не согласиться: «Традиционные диалекты вымрут, и новые будут формироваться из речи крупных городских центров». Это действительно так, причем вряд ли тут уместно будущее время. Такой процесс идет не первое десятилетие, да и не только в английском языке. Во Франции исторические диалекты практически полностью исчезли на обширной территории вокруг Парижа, охватывающей Реймс на северо-востоке, Дижон на юге и Тур на западе. Такие диалекты как шампанский, верхнее-мэнский, туренский, орлеанский, ниверне, озеруа, отчасти и бургундский можно услышать лишь на архивных аудиозаписях. Распространение лондонского произношения ничуть не слабее, чем парижского. На многих территориях России также подлинная диалектная речь в полной мере не сохранена, присутствуя лишь отдельными диалектными чертами в общерусской разговорной речи.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.