НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

14 октября 2016, 12:30

Особенности национального следствия

Фото: gibdd.ru
Фото: gibdd.ru

Согласно опубликованному на этой неделе отчету, Россия заняла 126 (из 141) место в рейтинге самых безопасных стран мира, который был составлен экспертами Всемирного экономического форума. При его подготовке были учтены такие критерии, как уровень преступности в стране, динамика борьбы с ней, уровень доверия населения к правоохранительным органам, способность стражей порядка защитить граждан и некоторые другие. 126 место — это очень плохой показатель, который свидетельствует о том, что проблем в этой области у страны немало и что-то пора делать.

В последнее время почти не появляется громких историй о неудачах правоохранительных органов, и возможно, причина в том, что говорить об этом уже устали. Однако бывают такие ситуации, не рассказать о которых нельзя, потому что в подобную историю попасть может любой, и чужой опыт может помочь не усугубить положение или даже решить проблему малой кровью.

С Александром произошла пренеприятнейшая история — три года назад у него был похищен автомобиль, и хотя злоумышленник был найден и во всем признался, ни автомобиля, ни денег, ни понимания происходящего у пострадавшего все еще нет. Юристы разбираются в ситуации.

Пару месяцев назад в редакцию «Полит.ру» обратился Александр и попросил о помощи. Три года назад с ним произошла крайне неприятная история, доверившись человеку, которого он считал хорошим знакомым, Александр остался без автомобиля. Решив продать машину, выяснилось, что у этого знакомого оказался покупатель, готовый заплатить выше рынка. Александр решил, что может доверять этому человеку, так как до этого они достаточно плотно общались, встречались и отдыхали семьями, и никакого намека на злой умысел у него не было. Так полагал Александр и, не испытывая сомнений, передал ключи и автомобиль.

После этого история приняла крайне неприятный и неожиданный поворот. Знакомый, получивший автомобиль, перестал отвечать на звонки и вообще не выходил на связь. Не найдя иного выхода из неприятной ситуации Александр обратился в следственные органы по месту преступления, в Алексеевской районе. Тогда был назначен следователь и возбуждено уголовное дело по статье 159 ч.4 «Мошенничество в особо крупных размерах», предметом хищения был признан автомобиль, потерпевший вызывался на допросы, на следственные действия, давал показания и делал все необходимое для достижения успеха в этом деле.

Через некоторое время злоумышленник был задержан и доставлен в отдел для разбирательства, в ходе которого он в присутствии следователя и назначенного ему бесплатного адвоката заявил, что расплатится за автомобиль. Важно понимать, что в тот момент автомобиль находился на картотечном учете зонального информационного центра (ЗИЦ). Это ресурс, через который по индивидуальному VIN-коду автомобиля можно посмотреть, находится ли он в розыске. Инициатором розыска выступала Москва, уголовное дело было заведено, предметом хищения был автомобиль, то есть были все основания, чтобы подать его в розыск, что и было сделано.

После этого, когда следственный процесс (на первый взгляд) был запущен, машина была поставлена в розыск, а злоумышленник обещал все вернуть, пострадавший Александр доверился снова, на этот раз следственным органам. На какое-то время он отпустил ситуацию, полагая, что ей занимаются профессионалы. Через какое-то время, проверяя вышеупомянутую базу ЗИЦ, он обнаружил, что его авто было снято с розыска. При этом он, как главный потерпевший, не был уведомлен следственными органами ни письменно, ни устно о том, что следователь, который вел это дело, снял машину с розыска. Последовав совету близких Александр подал на этого следователя жалобу по ст.125 УПК (Судебный порядок рассмотрения жалоб) о том, что были напрямую нарушены его гражданские права. Однако на момент подачи иска судья отклонил ходатайство, так как к этому времени автомобиль уже был снова (предположительно, задним числом) поставлен в розыск. И действительно, через какое-то время в системе снова было отражено, что похищенный автомобиль находится в розыске.

Шло время, и спустя более, чем год, не дождавшись от следствия никаких результатов и уведомления о ходе следственных действий, Александр решил поинтересоваться, на каком этапе находится расследование. Вскоре он выяснил, что его дело было передано из ОВД Алексеевского района в ОВД Останкинский. Он обратился туда к замначальника следствия с просьбой дать устные или письменные уведомления о ходе расследования, но никаких письменных заявлений сделано не было, а устно ему было сообщено только то, что автомобиль якобы найден в республике Дагестан, и что в ближайшее время он, возможно, получит его как единственный законный правообладатель. Шел 2014 год.

После этого, снова через какое-то время, обратившись уже в ОВД Останкинского района потерпевший узнал, что замначальника следствия, с которым он общался уже переведен в другой отдел — в Марфино — и никакой информации о том, кому было передано его дело, Александр не получил.

В тот момент он понял, что это дело всячески затягивается и перебрасывается из одного района в другой, и было принято решения обратиться в прокуратуру. Сначала это была окружная прокуратура, откуда его перенаправили в районную, а затем снова в следственную часть УВД по Северо-Восточному административному округу на Вешних Водах. В результате обращение в прокуратуру позволило узнать, что ход этого дела на настоящий момент находится в следствии УВД по СВАО ГУ МВД на улице Вешних Вод.

Около полугода назад Александр ездил туда и пытался получить актуальную информацию о ходе расследования. Он обратился непосредственно к замначальника следствия с вопросом о том, у кого из сотрудников находится дело о хищении его автомобиля, чтобы переговорить с ним лично, узнать результаты и так далее. Оказалось, что замначальника следственного отдела не в курсе, но он пообещал, что все распоряжения будут направлены потерпевшему почтой. Однако до сих пор ничего не приходило.

К настоящему моменту прошло три года с момента совершения преступления, при этом есть факты нарушения закона и бездействия следственных органов в отношении потерпевшего, хотя следствию был дан ход и даже были некоторые промежуточные результаты. Но при этом сейчас пострадавший не имеет даже информации о том, у кого находится его дело, в каком состоянии, где его автомобиль и так далее. Кстати, по словам Александра, сейчас его машина снова снята с розыска, при этом неизвестно, кто это сделал, кто ведет дело и много другой важной информации. И хотя следователю вынесли неполное служебное соответствие в рамках того, что он принял самоуправство и не уведомил пострадавшее лицо, но от этого легче не стало. То есть фактически снятие авто с розыска дало возможность для его беспрепятственной перерегистрации, чем, предположительно и воспользовались злоумышленники. Все указывает на то, что без заинтересованности следователя не обошлось, так как только он имеет возможность временно снять автомобиль с розыска, а затем, уже после ее перерегистрации, снова поставить ее в розыск.

В попытке разобраться в этой ситуации «Полит.ру» обратился к юристам.

Кандидат юридических наук, московский адвокат Александр Мугин высказал точку зрения, что эта история в очередной раз подтверждает, что спасение утопающих дело рук самих утопающих. «Развитие событий в данном деле, признаться честно, меня не особо удивляет, поскольку жизненный опыт подсказывает, что подобные ситуации вполне возможны. Доверие к правоохранительным органам у нас и так не самое больше, а подобные истории, конечно, уровень доверия не повышают», — считает он.

При этом рассуждать о возможной коррупционной составляющей в этом деле адвокат воздержался, объяснив это недостатком вводной информации. «Из рассказа потерпевшего следует, что он мало того, что изначально потерял бдительность, в какой-то момент вовсе пустил ситуацию на самотек, чего делать было, конечно, нельзя, если целью было, все-таки, вернуть машину», — заметил Мугин.

На вечный вопрос, что же делать, то для того, чтобы узнать в каком состоянии сейчас находится дело он посоветовал потерпевшему письменно обратиться с соответствующим запросом в подразделение, которое, по имеющейся информации, последним занималось расследованием данного дела. «Если обращение будет проигнорировано, либо потерпевший будет не согласен с процессуальным решением, вынесенным по итогам расследования (например, приостановить предварительное следствие) — необходимо обжаловать данное бездействие или соответствующее постановление. Причем советую жалобу подавать одновременно и в прокуратуру, и в суд, это позволит несколько сэкономить время», — рассуждает адвокат.

При этом, по его словам, история с жалобами может затянуться надолго, а дальнейшие действия потерпевшего зависят от конкретных обстоятельств, возникновение которых предсказать довольно сложно. «Учитывая сложившуюся ситуацию весьма маловероятно, что она разрешится для потерпевшего благополучно сама по себе», — полагает он.

Резюмируя, Александр Мугин сказал, что отсутствие решительных действий со стороны потерпевшего вполне может привести к тому, что скоро никто и не вспомнит про данное дело. По его мнению, следует создать резонанс, ходить на приемы в прокуратуру, писать жалобы: «В общем, надо сделать так, чтобы не только потерпевший переживал о последствиях преступления, но и чтобы должностные лица, от решений которых зависит расследование, постоянно помнили о данной проблеме», — заключил он.

Юрист портала «Правовед.ru» Эдуард Мирасов, имеющий за спиной опыт работы в качестве сотрудника следствия, ознакомившись с историей Александра, назвал ее необычной: «В ней явно имеются следы коррупционной составляющей в деятельности следственного сотрудника, ведшего расследование уголовного дела и снявшего автомобиль с розыска, что позволило ее перерегистрировать на нового гражданина. Данное обстоятельство указывает на личную заинтересованность следователя, так как идя на явное нарушение, он понимал, что его как минимум привлекут к дисциплинарной ответственности, а максимум могут и возбудить уголовное дело уже в отношение него самого», — предположил Мирасов.

«Так же вызывает вопрос тот факт, что расследование уголовного дела передавалось из одного районного отдела в другой. Так в соответствии со ст.152 УПК РФ предварительное следствие ведется по месту совершения преступления. Так как изначально было известно место совершения преступления его передача из отдела в отдел не понятна, но скорее всего вызвано желанием руководства отдела избавиться от данного уголовного дела передав в другой район, под любым предлогом.

В данном случае можно предложить гражданину подать новое заявление об угоне, в том районе где фактически был передан автомобиль, законом это не запрещено. В этом случае полиция обязана принять заявление. В дальнейшем сотрудники полиции обязаны принять меры на выставление в розыск автомобиля, а также на истребование первого уголовного дела, чтобы к нему приобщить заявление. И уже зная в каком именно отделе находится уголовное дело, контролировать его ход, периодически подавая письменные жалобы на бездействие следователя и его руководства в районную прокуратуру», — поделился экспертным мнением Эдуард Мирасов. Он также порекомендовал подать жалобу на бездействие сотрудников полиции главе ГУ МВД России по г. Москве Колокольцеву.

В то же время другой эксперт портала «Правовед.ru» юрист Игорь Рыганов высказал совершенно иную точку зрения на всю сложившуюся ситуацию, посмотрев на нее критически. Ознакомившись с историей Александра, юрист указал на большое число неправильных действий, совершенных им за это время. При этом гипотезу о том, что автомобиль был намеренно снят сотрудниками правоохранительных органов для его перерегистрации он оценил как нелогичную и не имеющую смысла. «Действия с учетами МВД прозрачны, нет никакого смысла работникам полиции подменять сведения, так как их действия при последующей проверке легко установить», — пояснил он, добавив, что перерегистрация автомобиля, который снова был поставлен в розыск, тоже не имеет смысла. «Автомобиль, после предполагаемой перерегистрации также находится в розыске и в нем указан владелец, то есть потерпевший. По простому, зачем вам иметь автомобиль, который находится в розыске? Вам не дадут с ним совершать регистрационные действия, то есть по назначению использовать вы его не сможете. Если, допустим, покупателя ввели в заблуждение, он в дальнейшем, как правило, быстро узнает в ГИБДД, что автомобилем воспользоваться он не может и предъявит требования к продавцу. Это будут новые либо преступления, либо разбирательства в гражданско-правовом поле. Оборотням, это будет тяжелым бременем, шлейф которого приведет к ним в итоге. Просто следователь или работник информационного центра этим заниматься не будет», — говорит эксперт.

Также Игорь Рыганов обратил внимание на то, что связь пострадавшего со следствием происходила преимущественно в устной форме, что отчасти и является проблемой его вопроса. «Уголовное дело возбуждено в 2013 году, сейчас 2016 заканчивается. Срок расследования уголовного дела 2 месяца. Продление этого срока возможно, но нецелесообразно, если все возможные следственные действия проведены. Дело должно было быть направлено в суд для рассмотрения его по существу. В процессе расследования или в суде потерпевший может ходатайствовать о признании его гражданским истцом, и суд взыскал бы с виновного деньги за похищенный автомобиль», — говорит эксперт.

Юрист подчеркнул тот факт, что виновный признался в мошенничестве, и поэтому неясно, по какой причине длится волокита по этому делу уже более трех лет, с чем это связано. «Отсутствие похищенного не основание для приостановления уголовного дела или не направления его в суд», — заметил он. Также Рыганов добавил, что при передаче дела из одного следственного подразделения в другое, его приостановлении, или возобновлении следователь обязан уведомлять потерпевшего об этом письменно. Также непонятно, в чем причина того, что этого сделано не было.

«Если потерпевшего не уведомляли (причина не важна) он имеет право, как участник процесса письменно обратится в следственные отделы, начиная с того, где было возбуждено уголовное дело с запросом о движении уголовного дела. Одновременно он может направить жалобы (ст.ст.123-124 УПК РФ) руководству следственного отдела, в прокуратуру с жалобами на нарушение законности, а именно нарушении норм, устанавливающих требование уведомлять его о движении дела. Также имеет право обращаться с жалобами в суд, в порядке ст.125 УПК РФ для восстановления своих прав», — посоветовал юрист.

На запрос этой информации «Полит.ру» в пресс-службе УВД по СВАО ГУ МВД, к которому относится ОВД Алексеевского района, с которого все началось, не ответили. Потерпевший сообщил, что на настоящий момент в его деле не произошло никаких изменений, и никаких уведомлений со стороны следственных органов он не получал.

«Полит.ру» продолжит следить за судьбой этого дела.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.