НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Накануне лекции 9.11. Михаил Дзюбенко о западнике И.С.Тургеневе и гибели Муму

Михаил Дзюбенко
Михаил Дзюбенко
russ.ru

В среду, 9 ноября 2016 года, в Библиотеке-читальне им. И.С. Тургенева с лекцией на тему «Душевный человек между Фаустом и старообрядцами: Взгляд на И.С. Тургенева в канун его 200-летия» выступит филолог, историк, преподаватель, сценарист Михаил Александрович Дзюбенко. Лекция пройдет в день рождения Ивана Сергеевича Тургенева (9 ноября 1818).

Речь в лекции пойдет о писателе Иване Сергеевиче Тургеневе без хрестоматийного глянца.

Перед выступлением в рамках проекта «Публичные лекции "Полит.ру"» Михаил Александрович рассказал о своих научных интересах, западнике И.С. Тургеневе и почему памятник Петру I в Москве можно считать памятником Герасиму.

Что входит в сферу ваших научных интересов и как она сформировалась?

В сферу моих научных интересов входят история русской литературы (от древнерусской до исторического авангарда и современной) и до некоторой степени русского языка, частично история и современность русского и еврейского искусства, история и современное состояние Русской Церкви и особенно старообрядчества, а также некоторые страницы истории русского музыкального исполнительства. Формировалась эта сфера, как нетрудно понять, постепенно, о чем рассказывать подробно нет никакой возможности.

Творчество И.С. Тургенева заинтересовало меня еще в университете (это были 1980-е годы). Тогда же были сделаны первые наброски будущих работ, но лишь в 2000-х годах, числясь научным сотрудником Государственного Литературного музея, я выступил с рядом докладов о разных произведениях писателя, в частности «Отцах и детях» и «Муму». Выбор текстов для анализа во многом связан с тем, что я занимаюсь преподаванием. Хочу, однако, подчеркнуть, что Тургенев – далеко не единственный и тем более не главный объект моих научных интересов и я не считаю себя в узком смысле слова специалистом по Тургеневу.

Если бы какой-то школьник хмыкнул и сказал бы «Зачем мне читать Тургенева? Он безнадежно устарел», то что бы вы ему сказали?

Я бы сказал ему, что он прав: прочитай сказки про Репку и Колобка – и иди за аттестатом о среднем образовании. Скоро будет именно так.

Если бы вы делали экскурсию по "тургеневским" местам, какой был бы маршрут? Предположим, что можно не ограничиваться Москвой и даже Россией...

Я вожу экскурсии по Москве – в частности, по маршрутам «Где жила героиня ‘Чистого понедельника’ И.А. Бунина?» (недавно мы с Олегом Лекмановым выпустили книжку об этом рассказе) и «Старообрядческая Москва». Что касается тургеневской Москвы и тем более Европы, то в этом предмете есть специалисты покрупнее меня – например, Нина Молева, автор книги «Литературные тропы Москвы», или Александр Звигильский, автор книги «Иван Тургенев и Франция».

Цель любой экскурсии – преодолеть некую оторванность объекта от нашей повседневной жизни, актуализировать историю, совместить две реальности – сегодняшнюю и историческую. Скажем, мало кто помнит, что Муму была найдена в районе Крымского брода, там, где сейчас Крымский мост, напротив нынешнего Парка культуры, а утоплена ниже по течению, напротив Андреевского монастыря. Поэтому, по моей версии, пресловутый памятник Петру I – это на самом деле памятник Герасиму. 

Оправдано ли представление о Тургеневе как о самом европейском писателе своего времени? 

В самом начале «Литературных и житейских воспоминаний» Тургенев пишет, имея в виду свое вступление в сознательную жизнь в конце 1830-х годов, в середине царствования Николая I: «…Почти всё, что я видел вокруг себя, возбуждало во мне чувства смущения, негодования — отвращения, наконец. Долго колебаться я не мог. Надо было либо покориться и смиренно побрести общей колеей, по избитой дороге; либо отвернуться разом, оттолкнуть от себя “всех и вся”, даже рискуя потерять многое, что было дорого и близко моему сердцу. Я так и сделал... Я бросился вниз головою в “немецкое море”, долженствовавшее очистить и возродить меня, и когда я наконец вынырнул из его волн — я все-таки очутился “западником”, и остался им навсегда».

Западником он был и в ценностном отношении, и в отношении вовлечённости в мировую литературу; это первый наш писатель такого уровня, ставший частью европейской литературы. Но в то же время это очень русский писатель, воплотивший целый ряд неувядающих национальных типов. Поэтому более чем актуально звучат его слова из тех же «Воспоминаний»: «…Я никогда не признавал той неприступной черты, которую иные заботливые и даже рьяные, но малосведущие патриоты непременно хотят провести между Россией и Западной Европой, той Европой, с которою порода, язык, вера так тесно ее связывают».

Какие книги вы бы порекомендовали тем, кто интересуется жизнью и творчеством И.С.Тургенева?

Литература о жизни и творчестве Тургенева столь обширна и многоязычна, что никакие беглые рекомендации невозможны. Я бы обратил внимание на труды И.А. Беляевой, в своем роде новаторские. В целом ряде книг она исследовала как творчество Тургенева, так и генезис русского классического романа с точки зрения мировых образов – тех самых образов, воплощение которых в русских типах и составляло, можно сказать, ядро литературной программы самого Тургенева.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.