НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Выборы в США: почему Хиллари назвали Дмитрием

Хиллари Клинтон выступает перед избирателями. 2016
Хиллари Клинтон выступает перед избирателями. 2016

Во вторник в США пройдут президентские выборы и наконец станет известно, кто же сменит Барака Обаму на этом посту. Обозреватель Андрей Щербаков о том, как западные реалии претворяются в российском общественном сознании.

На этой неделе станет известно имя нового президента США. Само по себе событие и так важное, а на этот раз отчего-то важность сверхъестественная. На моей памяти ни одни выборы президента самой крупной экономической державы мира не вызывали в России такой резонанс. Возможно, только появление Джона Кеннеди в Белом доме в силу разных обстоятельств имело схожий мировой эффект, но дело не в этом.

 

Впору задаться вопросом, почему столь значимы и чем содержательно важны американские выборы. Мы сразу оставим в покое разного рода пропаганду, во-первых, и так все понятно, и доводы обеих сторон изучены досконально (хотя они и были представлены в основном с одной стороны), а во-вторых, ну, неинтересно это.

Интересно другое — как чужие реалии претворяются в российском общественном сознании. Здесь на первый взгляд все достаточно просто, но непонятно на второй взгляд. Хиллари Клинтон — это классическая бабайка, а бабайность ее почти универсальна: куда ни посмотришь, везде выскакивает что-то, что делает ее именно таковой. Отмечу ее очень высокую степень несимпатичности лично для меня как для аналитика и, извините, как для мужчины. Я имею в виду ее пребывание в Белом доме в качестве жены президента: это и семейственность, это и гендерная принадлежность, это и демократическая риторика, которая со времен, наверное, все того же Клинтона, а точнее Мадлен Олбрайт, воспринимается как апофеоз западной демократии. Поэтому, как ни крути, Клинтон в известном смысле — средоточие всего того, что так не нравится в западных демократиях человеку в России, у которого есть гражданская позиция.

В этой связи характеризовать Трампа как-то не с руки. Важно то, что Трамп — человек понятный, все-таки мы привыкли к тому, что первое лицо государства самостоятельно решает проблемы. Лучше или хуже, больше или меньше, но для советского человека Брежнев был, конечно, руководителем, и никакой коллективной ответственности, никакого Капитонова, Черненко и Устинова в общественном сознании до известной степени не было. Хорошо это или плохо, значения не имеет. Трамп, конечно, из таких. Он олицетворяет волю, что очень импонирует, как я полагаю, российскому избирателю, и он олицетворяет стремлению к единоличным и — что, может быть, не менее важно — понятийным решениям. Да, он не всегда в своей риторике руководствуется законами, а, скорее, представлениями. Отсюда, в частности, все эти мексиканские дела, пассы в сторону женщин-избирателей и так далее. Полагаю, этим он себе очень вредит, но что происходит, то происходит.

 

Таким образом, мы имеем дело с классической ситуацией выборов понятного и непонятного. И здесь можно остановиться и сказать что-то вроде «ну, вот так, вот такой российский избиратель, Сталина на него нет», или можно заменить Сталина на Андропова, почему нет? Но интереснее посмотреть чуть более глубже в предмет, отвлечься от личности и, предположим, говорить о том, что выбирается не Клинтон и Трамп, а человек условных либеральных взглядов, который делает упор на общественные институты и говорит о дальнейшем развитии и углублении позитивных демократических изменений в обществе и так далее. И ему противостоит достаточно авторитарный политик, который делает ставку на правильно понимаемое применение силы, на крупный, зачастую оборонный бизнес (хотя, может, тот его и поддерживает — это уже немного другая история), который привык решать проблемы договоренностями, а не договорами, надеюсь, понятно, что я имею в виду. И если это зафиксировать и постараться приложить к каким-то выборам, чтобы понять, с чем мы имеем дело, то на первый взгляд этому очень соответствуют выборы во Франции между Олландом и Саркози, тут многое сходится.

Но мы-то в России живем, и поэтому на ум приходят значительно более интересные и куда более близкие соответствия. Все эти характеристики очень четко, на мой взгляд, соответствуют, условно говоря, некоторым предварительным праймериз 2006-2007 годов, когда тогдашний — как впрочем и нынешний — президент Владимир Путин делал общественный выбор между Дмитрием Медведевым и Сергеем Ивановым. Здесь понятно, кто есть кто. Медведев вполне себе такая Хиллари, которая готова к созданию некоторой широкой коалиции для осуществления некоторых задач, а задачи перед ним ставились ого-го какие, мы сейчас об этом начинаем забывать. А с другой стороны — Сергей Иванов, который вполне себе Трамп, который знает, что делать и как, какими силами это делать, который человек системы и так далее. Если принимать во внимание такую точку зрения, то становится понятным, по какому пути могла пойти Россия еще в 2008 году, поскольку при более или менее свободной организации избирательного рынка, в том случае если бы два кандидата вышли на финишную прямую, победил бы понятно кто. Высокая популярность Трампа и всякое отсутствие популярности Хиллари говорит нам о том, что Сергей Иванов выставил бы Дмитрия Медведева с очень высоким преимуществом при нормальной, правильной организации работы системы, скажем так, как минимум, в равной мере на обоих кандидатов.

 
Фото: kremlin.ru

Конечно, это фантастика, конечно, никогда такого быть не могло, и нельзя забывать о коммунистах, Жириновском и так далее. Взгляд абсолютно искусственный и внеопытный, но эта внеопытность свидетельствует о том, что зачастую наши властные решения оказываются куда как более европеидны чем наш взгляд на то, как мы должны устраивать жизнь вокруг себя. Хорошо это или плохо? Тут, наверное, я могу сказать, что хорошо. Правильно или нет было рассужено тогда, в далеком 2006-2007 году, наверное, не столь важно. Будем ждать 9 ноября, будем болеть каждый за своего кандидата, по крайней мере, на этот раз было интересно. И пожелаем всего хорошего господину Обаме, который был не самым худшим американским президентом. Все мы помним, как его упрекали за мягкость, хотя будь оно иначе, не дай Бог нам оценить это на своей собственной шкуре. Мягкий, твердый — это очень сомнительный критерий, который провоцирует целый ряд скабрезных шуток, но мы от них воздержимся, просто пожелаем удачи человеку, уходящему из Белого дома, и выскажем надежду на то, что с его сменщиком у нас как-то срастется. Потому что если этого не произойдет, всем будет очень плохо, и нам в первую очередь.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.