НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Накануне лекции 24.11. Сергей Кавтарадзе о городе как произведении искусства

Лауреат премии "Просветитель" Сергей Кавтарадзе подписывает свою книгу
Лауреат премии "Просветитель" Сергей Кавтарадзе подписывает свою книгу
Фото: Н. Демина

В четверг, 24 ноября 2016 г. с лекцией на тему «Азбука зодчества. Как "читать" памятники архитектуры» выступит искусствовед, лауреат премии «Просветитель» 2016 года, автор книги «Анатомия архитектуры» Сергей Кавтарадзе

Речь в лекции пойдет о том, как «читать» архитектурное произведение.

Перед выступлением в рамках проекта «Публичные лекции "Полит.ру"» Сергей Юрьевич рассказал о своем пути в архитектуру, о городе как произведении искусства и о том, почему нельзя сносить историческую застройку. 

Как возник Ваш интерес к архитектуре? Какую роль сыграли научно-популярные кружки или книги в Вашем становлении как искусствоведа?

Для меня это важная история. Я с детства интересовался техникой, запоем и по многу раз читал популярные тогда журналы – «Юный техник», «Техника – молодежи». Отец был кинорежиссером, но очень любил и умел делать что-то руками. В нашей квартире в Тбилиси он переделал лоджию в мастерскую, полную инструментов, а также списанных военных радиостанций – для занятий радиоделом (его позывной помню до сих пор: UF6 AAO, «У-Эф-6-Анна-Анна-Ольга»). Естественно, с самого раннего детства я привлекался к работам. Чаще всего мне полагалось, не боясь, держать какую-то деталь, пока отец орудует паяльником или электродрелью.

Позже увлекся автомобилями (своего у нас не было). Мне повезло – в старших классах полагалось профессиональное обучение, и я осваивал грузовик в автошколе (ну, его устройство, конечно). Скорее всего, я стал бы инженером-автомобилистом, если б не еще одно увлечение. Где-то в 14 лет я заинтересовался живописью и почти случайно узнал о Клубе юных искусствоведов при Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Он и сейчас учит школьников видеть в картинах не просто «картинки про что-то», но именно произведения, где композиция, пластика линии и характер мазка и так далее всегда имеют глубокий смысл.

Клуб (КЮИ) определил выбор профессии, я поступил в МГУ, на истфак, там есть отделение истории искусств. Тем не менее, тяга к технике меня не отпускала. И тут я получил подарок. На первом курсе введение в специальность нам читал замечательный преподаватель, грозный на экзаменах, но совершенно блистательный как лектор – Виктор Николаевич Гращенков. Он и открыл нам, наряду с другими темами, захватывающий мир архитектуры. А я, благодаря ему, узнал, что есть область человеческого знания, в которой прекрасно сочетаются тяга к технике и любовь к искусству. 

Какое у Вас любимое здание в Москве? Или несколько?

Я бы ответил не так, как Вы, наверное, от меня ждете. У меня нет какого-то самого любимого здания или даже списка из нескольких самых любимых. Слава Богу, в Москве осталось еще немало зданий, от «общения» с которыми можно получить удовольствие, а я умею это делать. Но главное в другом. К сожалению, не все осознают, что город в целом – это не просто совокупность зданий, между которыми тянутся улицы. Он сам по себе – огромное здание, неохватное произведение искусства, живое, вечно меняющееся, развивающееся, ранимое, подвергающееся варварским атакам и залечиваемое трудом реставраторов. Это и есть самое любимое, то, что очень хотелось бы сберечь.

Какая архитектурная конструкция на сегодняшней день является самой сложной?

Ситуация в современной архитектуре характеризуется как раз тем, что сложных для реализации конструкций не осталось. Строительные технологии сегодня таковы, что сделать можно практически все – любой формы, любой высоты, с любым консольным выносом. И это стало вызовом зодчеству как виду творчества: «что можешь сам, когда ни в чем не ограничен?» 

Какой город Вы бы назвали архитектурной столицей мира?

Лично для меня, пожалуй, Флоренция. Не потому, что там представлены все стили и направления. Скорее, наоборот, там очень многого не хватает из того, чем богаты Рим, Париж, Нью-Йорк, Москва и Петербург. Но концентрация архитектурных впечатлений, причем от произведений, так сказать, абсолютного художественного качества, совершенно фантастическая.

Как найти баланс между обновлением города, необходимостью строительства новых зданий и важностью сохранения исторического наследия? Ничего в исторической застройке не сносить? Или сносить только после решения экспертов, на которых могут повлиять очень разные обстоятельства?

Разумеется, ничего не сносить. Как я уже сказал, необходимо понимать, что город – это не совокупность зданий разной художественной ценности, а целостная, органически развившаяся ткань. Технологии приспособления старинных зданий к современным нуждам хорошо известны, им далеко не один десяток лет. Также прекрасно известны методы реставрации и консервации. И, более того, это очень выгодно – старинный город очень дорог, такое нельзя купить на стороне, экспортировать. Но выгодно обществу в целом. Отдельным бизнесменам и чиновникам, к сожалению, не всегда… 

Насколько сознательно, на Ваш взгляд, архитекторы пользуются языком [зодчества], о котором Вы будете рассказывать? Или это скорее реконструкция исследователем того, что создано архитекторами из некоторой своей логики, написанной на каком-то своем языке?

Тут есть разные уровни, на которых может обсуждаться данная тема, соответственно, и ответы разные. Во-первых, архитекторы, как и все люди, в каждую эпоху находятся в определенном культурном (можно сказать – ноуменальном) пространстве. Это как бы духовная среда обитания, и игнорировать ее невозможно.

Другой вопрос, насколько грамотен зодчий, хорошо ли его учили, понимает ли он в принципе, логику ордера, например, когда обращается к колоннадам, знает ли, что если применяет арочные конструкции, то не должен забывать о факторе бокового распора? Сегодня, судя по результатам, заказы достаются и грамотным, и безграмотным, и беспринципным. 

Над чем Вы сейчас работаете? Не задумывались ли о создании цикла книг по архитектуре? 

Цикла явно не получится. Я пишу медленно и принципиально не хотел бы делать это коммерческим предприятием. Это для удовольствия, и потому, что хочется удовольствием поделиться. Очень хотелось бы написать еще одну популярную (в смысле нон-фикшн) книгу, на этот раз в большей мере посвятив ее отечественной архитектуре.

Какие книги Вы бы посоветовали тем, кто хотел бы разбираться в азах архитектуры?

Книги посоветовать нетрудно, я твердо знаю, что начать надо с двух. Правда, они не только об архитектуре – посвящены изобразительным искусствам в целом. Это «Введение в историческое изучение искусства» Бориса Робертовича Виппера, и «Основные понятия истории искусства» Генриха Вёльфлина.

16 ноября Сергей Кавтарадзе стал лауреатом премии «Просветитель» 2016 года как автор книги  «Анатомия архитектуры. Семь книг о логике, форме и смысле» (М.: Издательский дом ВШЭ, 2016). Вы можете посмотреть фрагменты книги *.pdf на сайте ИД ВШЭ.

Сергей Кавтарадзе с женой, отличным литературным редактором. Церемония премии «Просветитель», 16 ноября 2016 года

Сергей Кавтарадзе с сыном

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.