НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

01 февраля 2017, 10:58

«Паралимпийский комитет России устранился от всего»

Паралимпийцы.
Паралимпийцы.

Российские спортсмены не будут участвовать в отборе на Паралимпиаду-2018 года. Эта новость привлекла внимание публики. Между тем это вполне закономерно, считают эксперты.

31 января депутат Госдумы, член комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи Дмитрий Свищев призвал российских паралимпийцев защищать свои права в суде.

«К счастью, уже есть опыт отдельных наших спортсменов, которые судились и восстановились в правах. Необходимо персонально и от федераций готовить иски и отстаивать права полномочия в международных судах. Если их не примет спортивный арбитражный суд, надо идти в обычные гражданские суды, потому что спортсмены имеют право на работу», – цитирует слова парламентария Национальная служба новостей.

Депутат упрекнул Паралимпийский комитет России в недостаточной активности и сообщил, что руководство комитета приглашено на 7 февраля в Госдуму для представления отчета о ситуации. «Мне удивительна позиция нашего комитета. Мне кажется, им надо в срочном порядке бросать все свои дела, выезжать в Европу и решать вопросы наших паралимпийцев. Почему это не сделано раньше, непонятно», – добавил Свищев.

Нет никаких признаков того, что Паралимпийский комитет России пытается установить контакт с международными структурами, и, по большому счету, мы вообще не знаем, что творится в истории с применением допинга паралимпийцами и каковы их перспективы. Такое мнение высказал в беседе с «Полит.ру» Николай Ярменко, главный редактор популярного издания «Советский спорт».

«Паралимпийский комитет России занимает совершенно изолированное место системе. Насколько я понимаю, он вообще не сообщается с Олимпийским комитетом России, ведет достаточно замкнутый образ жизни. И мне это не очень понятно. Если в истории с Олимпийским комитетом России перед Играми в 2016 году назначили (по крайней мере, в моем понимании, модальность была именно такой) ответственного спикера за всю историю с допингом, «тяжеловеса», почетного президента Олимпийского комитета России Виталия Смирнова, – это ведь он стал главой специально созданной Комиссии по противодействию допингу, – то здесь такого не произошло.

 
Лаборатория антидопингового центра / sportin.su

Назначение Смирнова было сделано не столько затем, чтобы противодействовать допингу, сколько затем, чтобы, по крайней мере, был человек, который знаком международным олимпийским структурам. Этот человек до 2001 года вообще сидел во всех олимпийских комитетах и комиссиях, и его все помнят. Этот человек может на их языке, понятно общаться с подобными ему чиновниками-олимпийскими функционерами. Мы, назначив его, тем самым хотя бы контакт с ними установили, не стали изображать, будто мы тут вообще против всей планеты и «злобные буржуины нас кусают ни за что».

То есть мы заняли здравую позицию и каким-то образом перевели все это в нормальное русло. В результате Международный олимпийский комитет никоим образом не наказал Олимпийский комитет России, спустил принятие решения по россиянам в спортивные федерации, и в итоге россияне были представлены по всем номинациям на Играх в Рио-де-Жайнеро.

А Паралимпийский комитет России вообще устранился от всего. Уж не знаю, шел ли он на какие-либо закулисные контакты – могу только предполагать. Но по официальным источникам он вообще никак с международными структурами не контактировал, ничего не делал, и поэтому никто сильно не удивился, когда под шумок в ходе Олимпиады объявили, что россияне на Паралимпиаду не допущены. Это даже казалось такими своего рода закулисными, ранее достигнутыми договоренностями. Словом, достаточно буднично все прошло и все к этому, по большому счету, были готовы.

Международный паралимпийский комитет тоже изолирован от международной «олимпийской семьи»: у него финансирование, он ничего от МОК не получает, у него своя, отдельная тема. Поэтому что там происходит, неясно. Мы не все представляем, что происходит в связи с допингом у спортсменов без ограничений, а уж у паралимпийцев, в этом закрытом мире, совсем ничего не знаем. Поэтому, по большому счету, ничего не понимаем. Мы знаем, какая существует «дорожная карта», какая последовательно шагов для олимпийцев. Мы знаем, что надо делать, чтобы нашу федерацию легкой атлетики вернуть в международную «семью народов». Но абсолютно не знаем, нам не говорят, что происходит у паралимпийцев. И не знаем мы этого, я полагаю, по вине руководства Паралимпийского комитета России.

Что там творится, непонятно. Никто не назначен спикером, никто не дает никаких комментариев – ну, кроме каких-то отдельных заявлений, которые погоды не делают. И вот здесь, по большому счету, странно. По крайней мере, олимпийцам помогали – и с судебными процессами, и помимо них. Даже сейчас, хотя де-юре такой структуры, как ВФЛА, Всероссийская федерация легкой атлетики, нет, она все же помогает хотя бы со сбором документов тем легкоатлетам, которые будут выступать не под российским, а под нейтральным флагом. Казалось бы, какое эти люди имеют касательство к ВФЛА? Но это – нормальные человеческие отношения, эти люди – тоже россияне, они продолжают выступать и прославлять тем самым нашу страну. А у паралимпийцев нет никаких отношений! Кто куда собирает какие документы, кто где судится, что происходит – вообще неизвестно.

А то, что сейчас происходит по недопуску к Паралимпиаде, – это плановые, рутинные вещи. Мы теперь почему-то кричим: «Боже мой, нас не допустили мало того, что до Пхенчхана, нас даже не допускают до квалификационных соревнований к этому Пхенчхану!» Простите, но если уже принято решение, что мы, скорее всего, не едем в Пхенчхан, каким образом Россия вообще могла бы участвовать в отборочных турнирах к нему, если мы так и не отберемся? Что это за профанация, почему мы сейчас делаем круглые глаза, если оказывается, что нас наказывают? Это все – в русле тех наказаний, которые уже были назначены и против которых мы боролись», – сказал Николай Яременко.

Характеризуя ситуацию в целом, он добавил: «Какие могут у нас быть меры воздействия на ситуацию? Надо допинг искоренять. Мы, к сожалению, сидим на допинге очень плотно. Все это знают, это очень распространено. Не буду просто 100% спортсменов говорить, конечно же, и никого не хочу оскорблять, но, к сожалению, это система.»

Комментируя вопрос о том, что нужно предпринять, чтобы российские паралимпийцы вновь вернули себе возможность участвовать в междунароных соревнованиях, эксперт сказал:

 
Паралимпийцы на открытии Олимпиады /government.ru

«Для начала надо хотя бы сделать публичное заявление, что мы готовы очищаться, готовы наводить порядок в своей паралимпийской семье, готовы принять помощь. И нам помогут, нам составят «дорожную карту», эту систему последовательных шагов, как это делается в Федерации легкой атлетики, как делается с РУСАДО – уж не знаю, насколько это выполняется, но работа идет и рано или поздно она придет к своему логическому завершению, чего мы и хотим. У паралимпийцев же не идет никакой работы, кроме того, что мы грустим, что нас исключили и не допустили. Вот надо бы хотя бы для начала показать готовность что-то менять.»

«Почему мы даже этой готовности не показываем? Потому что у чиновников та же тактика, что и у детей. Ребенку страшно, и что он делает? Зажмуривается. Он думает, что раз он этого не видит, то вроде уже и не так страшно. Вот чиновники, к сожалению, тут действуют так же. Глазки закрыли – авось пронесет. Да, перспективы пока не самые радостные. Но они и будут нерадостными», – заключил Николай Яременко.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.