НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Решение отменить приговор Чудновец принималось на высоком уровне»

Пикет в защиту Евгении Чудновец
Пикет в защиту Евгении Чудновец

Отменен приговор Евгении Чудновец, осужденной за репост видеозаписи с издевательствами сотрудников детского учреждения над ребенком. Это решение вынес 6 марта Курганский областной суд.

Заседание суда проходило в закрытом режиме, поэтому, как уточняют СМИ, подробности пока не приводятся.

Евгения Чудновец, воспитательница детского сада, была осуждена Катайским районным судом Курганской области по части 2 статьи 42.1 Уголовного Кодекса РФ («Распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних»). Поводом для вынесения приговора стал репост в социальной сети видеозаписи издевательств сотрудников другого детского сада над детьми.

Чудновец с самого начала утверждала, что лишь пыталась привлечь внимание общественности к действиям сотрудников детского учреждения, но ее доводы не были услышаны судом первой инстанции.

По сообщения СМИ, пока Чудновец находилась под судом, ее лишили родительских прав. В середине февраля 2017 года адвокат Чудновец Алексей Башмаков заявил журналистам, что подает жалобу в Европейский суд по правам человека. Он подчеркнул, что его подзащитная не намерена просить о помиловании, ибо ни в чем не виновна.

Спустя еще примерно две недели Верховная прокуратура заявила, что не видит состава преступления в действиях Чудновец, а заместитель генерального прокурора России Леонид Коржинек направил в Верховный суд предложение отменить приговор Чудновец. После этого Верховный суд России обязал президиум Курганского областного суда пересмотреть дело. Результатом стало решение об отмене приговора и освобождении осужденной.

 
Евгения Чудновец

Новый поворот в деле Чудновец едва ли означает, что таких приговоров не будет выноситься впредь. Такое мнение высказал в беседе с «Полит.ру» Павел Чиков, член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, кандидат юридических наук, председатель организации «Агора».

«Что касается причин освобождения Евгении Чудовец, то однозначно можно утверждать следующее. Первое, что сыграло роль, – это широкий общественный резонанс, который вызвало это дело.

Дело это было в какой-то степени уникальным – примерно в той же степени, что и дело Ильдара Дадина, но с немного другими акцентами. Потому что Чудновец – никакой не гражданский активист, не общественный деятель, но в то же время в Катайске она была известна как раз тем, что занималась гражданским контролем за местными делами на самом низовом уровне.

Если где-то кто-то что-то нарушал, она это фотографировала, записывала и выкладывала в социальные сети, инициировала разные обсуждения. То есть, гражданская позиция у нее была и есть, и есть даже некоторые основания считать, что уголовное дело было возбуждено в качестве реакции на ее гражданскую активность. Но об этом широко не известно – известно об этом сугубо на уровне Катайска, Кургана, словом, в местном сообществе.

Во-вторых, абсолютно очевидно, что решение об отмене приговора Чудновец с освобождением принималось на каком-то довольно высоком уровне. Сама процедура внесения представления Генпрокуратуры, истребования уголовного дела из Кургана в Верховный суд России, доставление этого дела в Москву в течение буквально двух-трех дней, последующее возвращение дела обратно с сегодняшней окончательной отменой приговора – все произошло так быстро, что это просто невозможно без какого-то влиятельного, довольно высокопоставленного участия.

Не знаю, на каком конкретно уровне это решение принималось, тут можно гадать. Но, так или иначе, такое вмешательство в дело имело место. Плюс известно, что разные люди, в том числе чиновники, выступали за отмену приговора Чудновец. Среди них были депутаты Государственной Думы. То есть, некоторое внутрикулуарное движение тоже обеспечивалось.

 
Госдума  фото: ntv.ru

Мне кажется, что вопрос, как это произошло, является даже менее важным в сравнении с вопросом, для чего это произошло. Потому что если взять дела Ильдара Дадина, Евгении Чудновец, изменение меры пресечения для Руслана Соколовского – если взять все это, случившееся буквально в последний месяц, то складывается некая картина происходящего. И главный вопрос, на мой взгляд, связан именно с этим: что именно происходит, для чего и так далее.

Тут тоже можно гадать, но это в меньшей степени вопросы юридические, а в большей, на мой взгляд, политологические и почти наверняка связанные с предстоящими президентскими выборами», – сказал Павел Чиков.

Отвечая на вопрос, можно ли в связи с отменой приговора Чудновец ожидать каких-то системных изменений в этом вопросе, эксперт выразил сомнения в том, что на подобные изменения сейчас стоит считывать.

«Откуда все это исходит, понятно – из президентской администрации, это все проистекает из Кремля. Вопрос в том, для чего это нужно. Какая в этом цель, кто адресат этого и какие выгоды преследуют инициаторы? А то, что это пока происходит сугубо в «ручном», управляемом режиме, нет никаких сомнений. Потому что есть все свидетельства этому. Это не домыслы – это объективная картина.

Будут ли из этого следовать какие-то системные изменения? Я лично сомневаюсь в этом. Я не ожидаю никаких системных изменений в российской судебной системе, особенно непосредственно перед президентскими выборами, когда стоит вопрос о том, некоем транзите власти, элиты. Я, конечно, не политолог, а юрист, но мне кажется, что политических предпосылок ни для каких судебных изменений тут нет.

Остается только строить предположения о том, для чего делается то, что делается. Но это явно делается из каких-то очень узкополитических соображений, ради каких-то тактических целей. Все предыдущие громкие освобождения последних лет преследовали именно тактические цели.

Если мы вспомним освобождение Михаила Ходорковского, «гринписовцев» с Arctic Sunrice и Толоконникову с Алехиной в декабре 2013 года, если мы вспомним недавнее освобождение Алексея Навального в Кирове – после того, как провел ночь в следственном изоляторе, то увидим, что эти шаги имели абсолютно четкие краткосрочные тактические задачи. Нет оснований полагать, что в данном случае мы имеем дело с чем-то другим», – считает Павел Чиков.

Касаясь темы возможной компенсации Чудновец за то, что она была несправедливо осуждена и лишена свободы, он пояснил, что отсутствие сообщений о компенсации пока вполне закономерно.

«О компенсации речи пока и не могло идти, потому что право на компенсацию возникло только сейчас. Естественно, разговор о компенсации будет вестись уже с самой Евгенией Чудновец: ей решать, готова ли она подавать иск к казне о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Пока этот вопрос остается открытым; право на такие шаги она имеет», – пояснил Павел Чиков.

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.