НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Трудно поверить в случайность неприятностей у Европейского университета»

Лекции Европейского университета
Лекции Европейского университета

Лицензия Европейского университета, действующего в Санкт-Петербурге, должна быть аннулирована. Такое решение было вынесено Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Университет уже заявил о намерении обжаловать решение. Оно вступит в силу только после рассмотрения апелляции.

Решение лишить один из самых известных негосударственных вузов России лицензии вынесла судья Т. М. Ресовская. Она посчитала это необходимым, несмотря на то, что Европейский университет занял первое место по научно-исследовательской деятельности в рейтинге Министерства образования и науки за 2016 год.

Напомним, нападки на вуз начались еще в 2016 году – после того, как с жалобой на его работу в прокуратуру города обратился депутат Законодательного Собрания Петербурга (ныне – депутат Государственной Думы) Виталий Милонов. После этого в вузе прошло несколько проверок, которые выявили нарушения.

 
Поясняющий текст к изображению

В июле Рособрнадзор выдал университету первое предписание с требованием устранить эти нарушения и остался недоволен отчетом по их устранению. Было выдано второе предписание, которое в ведомстве также сочли неисполненным. В декабре 2016 года Рособрнадзор приостановил лицензию Европейского университета; в том же месяце городские власти в одностороннем порядке расторгли договор аренды дворца Кушелева-Безбородко, в котором размещается вуз.

По данным СМИ, претензий к работе вуза осталось две: нарушение правил аттестации педагогов-сотрудников и наличие среди преподавателей определенной доли практиков-политологов. Однако, как заявил газете «Коммерсантъ» юрист фирмы «ССП-Консалт» Сергей Привалов, представляющий интересы вуза, по существу эти претензии судом не рассматривались: спор шел лишь о том, насколько правильно составлен отчет вуза о ликвидации нарушений.

Судьба вуза привлекла внимание СМИ и пользователей социальных сетей еще в 2016 году, новость же о вынесенном судом решении в отношении Европейского университета стала одной из активно обсуждаемых.

«Грустно:(((», «Ужас», «Сколько же можно!», «Дураками легче управлять!», «451 градус по Ф («451 градус по Фаренгейту» – роман-антиутопия американского писателя Рэя Бредбери о мире, в котором государственной политикой является уничтожение книг – прим. ред.)», «Приятная темнота невежества», «Мракобесы из Роскомнадзора добились своего – лицензия у Европейского университета отозвана», «Россияне не должны учиться в ВУЗах, ПТУ им с головой)))»,– такого типа эмоциональные отклики встречаются наиболее часто.

«День плохих новостей... Теперь еще суд аннулировал лицензию Европейского университета», – пишет Виктория Андреева, доцент Санкт-петербургского политехнического университета. «Вот так удар… И никакие протесты не помоглиL»,  – откликается Ольга Гражданкина, исполнительный директор издательства «Скифия». 

«Счастья вам, россияне… Один из лучших частных вузов России – Европейский университет в Санкт-Петербурге – лишили лицензии. А и правда, "собрать все книги бы, да сжечь"», – цитирует полковника Скалозуба из комедии Грибоедова «Горе от ума» пользователь Анна Байер из Москвы. «Ясно. "Чтоб зло пресечь, так взять бы книги все и сжечь!". Предвидел, что его крылатая фраза в России на века», – тою же цитатой реагирует на происходящее пользователь Галина Столярова из Санкт-Петербурга.

Многие пытаются найти объяснение происходящему. «Неужели нельзя очень быстро ликвидировать эти несоответствия? Позиция вуза очень странная: если вы считаете, что к вам есть предвзятое отношение, то зачем же подставляетесь... Соблюдайте все лицензионные требования и обеспечите свою безопасность с этой стороны», – недоумевает Владимир Бойченко, заместитель директора по УР в Новокузнецкий филиал РАНХиГС при президенте РФ. «Невозможно соблюсти все эти требования на 100%. Любой вуз можно поймать на чем-то. Действительно, бывают у вузов грубые нарушения, но основные нарушения – это не так расставленные запятые в правилах пользования гардеробом или уборной», – отвечает ему пользователь Олег Зильберштейн.

Некоторые просто выражают сочувствие. Так, на странице интернет-издание Ab Imperio Quarterly в Facebook новость о решении суда сопровождалась следующими комментариями: «Редакция Ab Imperio выражает решительную поддержку коллегам из Европейского Университета, которые пытаются действовать на легальном поле, защищая свои права и права россиян на качественное образование.

 
Студенты Европейского университета

Европейский Университет является одним из ведущих гуманитарных вузов страны, уникальной академической институцией, включенной в мировой научный обмен. Претензии к ЕУ со стороны Рособрадзора совершенно бессмысленны, а последнее решение суда угрожает образовательному и исследовательскому процессу. Мы призываем всех, кому дороги качественное образование и настоящая наука, выступить в поддержку Европейского Университета и выразить солидарность наши коллегам, вынужденным бороться за само существование университета.»

«Интересанты в Питере продолжают "отжимать" недвижимость в центре города. И впервые научно-культурное учреждение оказало сопротивление бандитам, которые теперь действуют через "политику", а не "спор хозяйствующих субъектов" (веяние времени). Конечно, надо сопротивляться, понимая, что это просто жадные бандиты», – прибавили редакторы Ab Imperio позже.

С чисто хозяйственным спором вокруг здания, в котором размещается университет связывают происходящее и многие другие пользователи соцсетей. «Особняк нужен», «Вероятно, кому-то очень захотелось здание», «Дербанят последнее, домик кто-то присмотрел?», «Это один из самых красивых домов в центре, у которого были шансы на "отжим". Тадааамммм! Состоялось», – отзываются они. Некоторые даже саркастически спрашивают, отдадут ли и это здание теперь РПЦ.

В России в настоящее время наблюдается тенденция к сокращению числа вузов, однако нельзя утверждать, что происходящее с Европейским университетом связано только с этим процессом, считает социолог Михаил Соколов, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге.

«Неприятности Европейского университета пришли с нескольких сторон – по крайней мере, с трех. Можно, наверно, считать, что это совпадение – беда не приходит одна. Но многим кажется правдоподобным, что есть заказчик этих бед, причем такой, который мог бы скоординировать масштабную кампанию против вуза. Мне лично – это сугубо частное мнение – тоже кажется вполне правдоподобным.

Стало ли само здание, в котором находится университет, причиной происходящего, как утверждают некоторые, я не могу сказать. В отличие от прошлого раза, когда закрывали университет – девять лет назад, в 2008 – нынешняя кампания выглядит совершенно не политизированной. К ней пытались пристроиться клоуны из НОДа; где-то в ее начале привычно мелькал депутат Милонов – но потом все они явно ушли со сцены. Мы видим исключительно спор хозяйствующих, ну, или контролирующих и контролируемых, субъектов по сугубо локальным, техническим вопросам. Правда, вопросов возникает как-то слишком много сразу.

То, что стало широко известно благодаря исследованию ФБК про соседний со зданием университета особняка кажется некоторым объяснением – и для масштаба, и для неполитизированности. Про особняк, в общем, все в университете слышали давно, причем без всякого ФБК. Рабочие, которые его строили, когда к ним возникали вопросы по поводу строительного мусора или трещин в стенах гордо говорили, что делают особняк под Медведева, так что мы не со своим братом связались со своими претензиями. Можно только посочувствовать тем, кто отвечает в России за сохранение всевозможных больших секретов. Желание постосоветского человека похвастаться своей посвященность в государственные тайны и вообще близостью к телу, сколь угодно опосредованной, явно превозмогает любые другие соображения. Но это, разумеется, просто версия – никто же не гарантирует, что это были хорошо осведомленные рабочие.

А вот по поводу деятельности Рособрнадзора – это уже другая (видимо, частично пересекающаяся с предыдущей, а частично – полностью самостоятельная) история. В России действительно исчезает много вузов, и государственных, и частных.

При этом государственные редко закрываются начисто, потому что государственный вуз сложно закрыть – возникают обязательства переводить студентов, трудоустраивать преподавателей и т.д. – но легко слить с другим.

Это общегосударственная политика – слияние предположительно слабых и неэффективных вузов с предположительно более сильными и эффективными в надежде, что менеджмент более сильного вуза сможет как-нибудь «подтянуть» слабый вуз. Плюс в тех играх, в которые сейчас правительство играет с рейтингами, большой вуз смотрится лучше, потому что все рейтинги чувствительны к размерам. Чем больше вуз, тем больше шансов, что в какой-то  рейтинг он попадет.

Это будет касаться Шанхайского рейтинга, в котором подсчитывается абсолютное число публикаций или Нобелевсих лауреатов. Но это касается и репутционных рейтингов типа QS. Когда люди заполняют репутационный опросник, их спрашивают: «Скажите, пожалуйста, какие университеты проводят важные исследования в вашей области?». И люди начинают вспоминать: да, ездил на конференции, слушал там доклады ученых оттуда и оттуда. Понравилось. Но чем больше университет, тем больше людей ездят от него на конференции – и, при равном качестве, тем больше будет людей, которые их потом вспомнят. Поэтому у больших университетов перед маленькими во всех есть рейтингах есть серьезное преимущество. Это, наверное, тоже могло быть подоплекой той политики укрупнения вузов, которая проводилась, когда цели высшего образования формулировались в терминах вхождения во всевозможные рейтинги.

Так или иначе, слабые и предположительно маленькие вузы государство пытается вливать в крупные. Причем иногда эта логика казалась совершенно иррациональной, потому что случалось, что более сильный по тем параметрам, которые увеличивают вероятность попадания в рейтинг, вуз вливали в более слабый. И ни один их них этого не становился лучше.

Негосударственные же вузы, в то время как государственные сливали, просто закрывали через отзыв лицензии. Это очень сильно сократило организационную «популяцию» негосударственных вузов – на 20 процентов только за последние три-четыре года. Этот процесс продолжается и сейчас.

В случае с негосударственными вузами даже не очень понятно, зачем это делается. Можно интерпретировать происходящее как попытку перекачать те частные финансовые средства, которые сейчас идут в негосударственные вузы, в государственную образовательную систему. Все же негосударственные вузы получают довольно много денег, а поскольку сейчас одна из целей деятельности Минобрнауки – это сокращение расходов, то если позакрывать негосударственные вузы, можно привлечь их студентов с их деньгами в вузы государственные. Но экономическая целесообразность у этого шага очень спорная.

 
Приемная комиссия

Может быть, что мы наблюдаем эффект роста ведомства – эффект роста Рособрнадзора. Когда наращивается контрольное ведомство, ему же надо что-то контролировать. Их создали, чтобы они кого-то закрывали. Если они никого не закроют, возникнет вопрос, а хорошо ли они контролируют?

Словом, представьте себе, что выросла такая популяция институциональных хищников, и они сократили популяцию университетов. Число объектов контроля сократилось. Но для того, чтобы поддерживать свою популяцию, нужно «поедать» университеты и дальше примерно в том же темпе. Поэтому каждый год критерии будут становиться все строже, проверки – все детальнее. И, может быть, это все происходит без всякого умысла с точки зрения государственной политики – просто как естественный эффект роста бюрократии», – сказал Михаил Соколов.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.