НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

03 апреля 2017, 14:50

Школа Щедровицкого и ее наследие. Часть 2

Участники Московского методологического кружка. Справа - Георгий Щедровицкий
Участники Московского методологического кружка. Справа - Георгий Щедровицкий

В протестных акциях, прошедших в ряде городов России, и ситуации, сложившейся во власти, некоторые политологи усматривают признаки попыток использовать наследие методологической школы Георгия Щедровицкого.

О том, что представляет собой школа Щедровицкого и насколько эффективными в современных условиях показывают себя ее принципы, с «Полит.ру» поговорили Евгений Кузнецов, член Экспертного совета при правительстве России, и Виталий Лейбин, главный редактор журнала «Русский репортер».

Ранее свою характеристику школы Щедровицкого как явления, ее особенностей и того, как они сочетаются с реальностью дня нынешнего, дали Виталий Куренной, профессор Факультета гуманитарных наук, руководитель Школы культурологи Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики», и Илья Кукулин, старший научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий, доцент факультета гуманитарных наук Школы культурологи Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики».

По мнению Евгения Кузнецова, школа Щедровицкого представляет собой ряд гуманитарных технологий, в советское время являвшихся весьма конкурентными и передовыми. Эти технологии, по его словам, кое-где применяются и сейчас и порою дают неплохие результаты, однако полноценного консантингового инструмента из них, по оценке эксперта, еще не получилось – школа только могла бы породить его при дальнейшем развитии.

«Школа Щедровицкого в моем понимании – это набор некоторых гуманитарных технологий, который восходит еще к советской индустриальной эпохе. На тот момент, в ту эпоху, эти технологии были, как мне кажется, крайне высококонкурентными и на много лет опережали мировые разработки в области организации деятельности – деятельности креативной, творческой, стратегической и т.д.

С тех пор мировая система организации деятельности и, в частности, креативной деятельности, развивалась, но, на мой взгляд, потенциальной конкурентноспособности система Щедровицкого еще не утеряла. Она является интересной разработкой. Другое дело – что ее применение до сих пор не очень, как мне представляется, отлажено: есть очень много аспектов, которые позволяют добиться успеха или потерпеть неудачу при реализации этого набора технологий. Тут предстоит еще много работы, но, думаю, это нормально для любой технологии, будь она естественнонаучная, биологическая или гуманитарная.

Одной из главных проблем в современной деятельности – я имею в виду деятельность экономическую, творческую, общественную, любую – является координация людей на уровне единства целеполагания и понимания принципов и задач, стоящих перед ними. Это одна из самых острых проблем бизнеса, в частности, – как сделать так, чтобы ценности и цели руководства разделал в целом коллектив, партнеры, сообщество. В этой области есть довольно много авторских находок, которые компании внедряют у себя – например, известна история с Wal-Mart. То есть, для крупных современных компаний некоторая внутренняя идеология (иногда это такая квазирелигия) играет очень большую роль.

Но практически всегда такие системы очень ситуативны – может быть, за исключением Японии, где это приобрело иную масштабность за счет того, что японцы использовали определенное культурное наследие. А вот такой индустриальной технологии, позволяющей создавать некоторый набор смыслов верхнего уровня, который потом может спускаться вниз, декомпозироваться и играть роль своего рода связок в деятельности больших коллективов, практически нет. Нельзя сказать, чтобы это было решено как технологическая задача.

Не стал бы утверждать, что методологическая школа Щедровицкого решает эти задачи «под ключ», но, на мой взгляд, она задает движение в нужном направлении. Я видел несколько успешных примеров того, как последователи школы это делали. Конечно, это все еще не индустриальная технология, ее рано масштабировать, «продавать», делать из нее рыночный инструмент, но это движение в необходимом направлении. Мне кажется, в школе Щедровицкого немного слишком увлекаются философской стороной вопроса, когда надо бы больше заниматься стороной практической, организационной – тем, как сделать из этого реальный, практический консантинговый инструмент.

Не сказал бы, что эта система уже хорошо себя проявила в таком качестве, – но, полагаю, может проявить, если будет разрабатываться дальше. У меня перед глазами есть несколько представителей этой школы, которые как консультанты, как практики иногда достигают неплохих результатов. Хотя это все-таки, повторю, на мой взгляд, еще не сложившийся метод, который может быть масштабирован, а именно школа, которая этот метод может породить при дальнейшем развитии. Это пока потенциальный инструмент», – сказал Евгений Кузнецов.

По мнению Виталия Лейбнина, главного редактора «Русского репортера», утверждения о том, что политтехнологи сейчас используют принципы школы Георгия Щедровицкого, в основном надуманны.

«Думаю, все актуальные конспирологические контексты, в которых сейчас упоминается школа Георгия Щедровицкого, являются более или менее выдумкой.

Что такое методология или, если говорить в терминах Щедровицкого, системная мыследеятельная методология и какова ее роль в русской культуре? В середине 1950-х годов в Совестком Союзе на философском факультете МГУ родилась довольно мощная философия. Возник вначале Московский логический кружок (в нем участвовали Зиновьев, Щедровицкий, Мамардашвили), который затем перерос, с потерей некоторых своих членов, в Московский методологический кружок. Это было довольно мощное течение философской мысли – может быть, самое мощное из числа родившихся в Советском союзе, и течение свободное, неподцензурное.

Из этого течения мы знаем великие следствия: это известный ученый Мераб Мамардашвили, Александр Зиновьев, Борис Грушин, ныне еще, к счастью, здравствующий Олег Генисарецкий. Словом, это было очень сильное философское течение, основатели которого пошли разными путями. Мамардашвили занялся философией духа, философией метафизики, философией на грани того, что в терминах Фуко называется «практиками себя». Александр Зиновьев ушел в социологию – достаточно специальную социологию, которую он сам изобрел. И среди различных следствий этого течения был и Московский методологический кружок, лидером которого является Георгий Петрович Щедровицкий.

Особенность этого кружка состоит в том, что то ответвление философского течения, что развивалось в нем, было не только философски-кабинетным, но и очень сильно нацеленным на практику. Проходили семинары, проводились специально организованные игры для развития коллективного мышления. А в последние годы Щедровицкий вообще видел свою миссию в воспитании новой русской интеллигенции, в какой-то мере предвидя грядущие переломы. И одним из результатов работы этой группы единомышленников стало то, что в 1990-е появилось очень много людей, которые, не будучи философами, учились в этом или созданных в других городах аналогичных кружках и стали основателями разных практик.

Кружок Щедровицкого был социально ориентирован, и ориентирован именно на изменение социального мира (точно так же, как марксизм, лежавший в его основании, требовал перестройки мира) – внутри движения существовал очень сильный заряд на социальное переустройство. Этот заряд был велик еще в советское время, и кружок занимался вполне практическими делами, и хотя часть его членов ушли в классическую философию, часть в социологию, часть – в педагогику, в 1990-е многие ушли и в бизнес, в политические технологии. И из-за того, что часть этого движения ушла в политические технологии, за методологическим движением и школой Щедровикого закрепился некий ярлык «сектантства» и «заговора».

Политическими технологиями занимался и сын Георгия Петровича Щеровицкого Петр Георгиевич. Петр Георгиевич был во многом продолжателем дела отца; он стал советником Сергея Кириенко, когда тот был представителем президента в Приволжском федеральном округе (в то же время, кстати, в том же округе работал великий урбанист и знаток городов и регионов Вячеслав Леонидович Глазычев), а потом занимал высокие позиции в Росатоме. В этой связи некоторые и строят такие «теории заговора» по поводу методологии – но это, скорее, относится к ученикам Петра Георгиевича, которые представляют собой отдельный круг, чем к школе Георгия Щедровицкого в целом.

Были среди сторонников школы Щедровицкого и другие политологи: например, Тимофей Сергейцев и Дмитрий Куликов вели ряд крупных предвыборных кампаний (в частности, кампании 1999 и 2004 года на Украине, где тоже возник большой шлейф опасений по поводу «методологов-сектантов» и страшных «московских философов», которые «могут все»). Но, несмотря на то, что часть представителей школы перешла в политическую сферу, в основном методологическое движение разошлось по разным дисциплинам: педагогике, философии, социологии, психологии и так далее.

Время от времени еще проходят общие собрания представителей школы, где констатируется, что движения нет. И его действительно нет: оно было создано в советское время, и нет условий для продолжения его существования. Так что когда говорят «методологи», это может означать что угодно. И говорить, работают ли принципы школы Щедровицкого в современных условиях, нет смысла – потому что вообще непонятно, о каких именно принципах надо вести речь, это слишком большое философское движение. Некоторым оно нравится, некоторым нет, но это мощная часть культуры Советского Союза», – считает Виталий Лейбин.

Добавим: многие российские политтехнологи в настоящее время отмечают, что администрация президента не идет с ними на контакт и не дает указаний и средств на какие-либо проекты. Как пишет газета «Коммерсантъ», об этом, в частности, шла речь на встрече дискуссионного клуба, организованной политконсультантом Дмитрием Гусевым и посвященной митингам 26 марта.

По мнению политтехнолога Вячеслава Смирнова, участника встречи, политтехнологи могут дать АП рекомендации по урегулированию ситуации, однако никто к ним не обращается. «Денег не дают, методичек не дают, темника не дают», – объяснил он. Сходным образом высказался и другой участник мероприятия, политтехнолог Андрей Богданов, некогда выдвигавшийся в качестве кандидата в президенты России. «Новая администрация президента (имеется в виду внутриполитический блок во главе с первым замглавы АП Сергеем Кириенко, как поясняет газета «Коммерсантъ» – прим. ред.) ни с кем не советуется, всех послала, сказала – мы сами тренинги проведем, а вы нам не нужны», – приводит газета его слова.

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.