НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Исинбаева и пик допинговой проблемы

Елена Исинбаева
Елена Исинбаева

Всемирное антидопинговое агентство (WADA) назвало условия для восстановления членства Российского антидопингового агентства. В докладе WADA таких условий, которые требуется выполнить «неотложно», фигурирует четыре.

Одним из них названы перевыборы главы наблюдательного совета. В настоящее время, напомним, этот пост занимает Елена Исинбаева. WADA указывает, что Исинбаева была выдвинута от Олимпийского комитета России, а правила требуют, чтобы это был независимый человек.

В то же время член набсовета РУСАДА Сергей Хрычиков заявил информационному агентству ТАСС, что Исинбаева может остаться членом этого органа при новом председателе.

«По мнению WADA, возглавлять набсовет должен кто-то из независимых представителей, а их всего три человека. У нас там есть академик, предприниматель и космонавт. Скорее всего, из их числа будет избран новый глава набсовета. Сейчас идут консультации, вопрос окончательно не решен», – приводит объяснение руководителя Независимой общественной антидопинговой комиссии Виталия Смирнова информационное агентство «Р-Спорт».

Смирнов добавил, что у WADA нет претензий к Исинбаевой и организация готова сотрудничать со спортсменкой, но «в другом качестве». По словам вице-премьера по спорту Виталия Мутко, пост главы набсовета Исинбаева, «конечно, покинет». «Этот критерий не направлен против Лены, это больше направлено на то, чтобы создать большую независимость этой организации», – цитирует агентство слова Мутко.

 
Виталий Мутко - вице-премьер по спорту / kremlin.ru

Прокомментировать ситуацию для «Полит.ру» согласился Никита Белоголовцев, спортивный журналист и главный редактор образовательного портала «МЕЛ».

«По поводу Елены Исинбаевой история очень проста. Можно спорить, существует ли на практике в мировом спорте политика нулевой толерантности к спортсменам, так или иначе соприкасавшимся с допингом, можно приводить аргументы за и против, говорить о политике двойных стандартов, о том, что к «западным спортсменам» относятся иначе, не так, как к российским… На самом деле нет, конечно, никаких «западных спортсменов» как единой общности – есть очень разные спортсмены разных стран, с разным чувством локтя, разными интересами, но как-то у нас повелось о «западных спортсменах» говорить в целом. Так вот, можно рассуждать о том, что к «западным спортсменам» относятся не так, как к нашим. Но на деле в мире есть только абсолютное неприятие российского отношения к допингу.

Мы понимаем, что Елена Исинбаева в Рио была нашим живым флагом не только потому, что она – великая спортсменка, многократная рекордсменка. А еще и потому, что это была некая фига в кармане. Мол, если вы русских легкоатлетов не пускаете на Олимпиаду, вот мы вам тогда Елену Исинбаеву всадим куда там можно. Еще раз: можно долго спорить о правомочности отстранения Исинбаевой и всех легкоатлетов от Олимпиады. Но это отстранение уже случилось. И спортивной державе, которая хочет конфликт решить и по факту отстаивать интересы своих спортсменов (отстаивать их не только с помощью раздачи призовых за Олимпиаду, на которой тех не было), конечно, таким образом продвигать Исинбаеву не следовало.

Международный спорт – это ведь тоже вид международных отношений, а у международных отношений есть этикет. О нем, к сожалению, иногда забывают в российских международных отношениях – и забывают в спорте. А ведь если ты хочешь договориться и разрешить конфликт, ты не лезешь на рожон, пока не понимаешь, что у тебя на руках – очень сильные козыри. Этих козырей у России, как мы сейчас понимаем, толком не было. Их, в общем, не было и у тех, кто Россию отстранял – можно в очередной раз сказать, что докладе Макларена не было конкретных доказательств; что никто никого глобально за руку не поймал, не считая отдельных случаев, и так далее. Но все же, скажем так, дипломатический этикет в этой ситуации был Россией грубо нарушен. Потому что выглядело это так: вот вы наших спортсменов от отстраняете – а мы их, в пику вам, таким образом поддержим!

Конечно, нам было бы гораздо проще доказывать отсутствие государственной поддержки допинга, вне зависимости от того, существовала она или нет, и вне контекста рассуждений о презумпции невиновности, если бы пойманные на допинге спортсмены не становились советниками губернаторов по спорту и министрами спорта областных правительств. Так что история с Исинбаевой очень логична. И, наверное, Виталий Мутко в каком-то смысле прав был, когда говорил, что это история не лично против Исинбаевой. Это история против глобальной поддержки дисквалифицированных спортсменов.

Можно долго вспоминать историю биатлониста Логинова и персональную войну против него Матрена Фуркада. Но тут неважно, кто бы прав. Неважно, насколько прав был Фуркад, поведение которого в какой-то момент перешло просто в истерику: есть факт того, что Россия к биатлонисту Логинову отнеслась максимально лояльно и протекционистски. И это многим не нравится. Да, кто-то где-то сводит и личные счеты – сейчас половина теннисного турнира сводит счеты с Марией Шараповой, которую они просто не любят. И да, это объективно так. Просто нужно в любой момент времени понимать, в сильной позиции ты находишься или в слабой. Мария Шарапова, Денис Логинов, российская легкая атлетика в целом находятся в слабой позиции – они были пойманы за руку. Когда ты пойман за руку, ты стараешься минимизировать конфликты, не лезешь на рожон – точнее, ты должен это делать, если хочешь помириться.

По поводу самой РУСАДА и прочего, конечно, больше могли бы сказать те, кто занимается борьбой с допингом ежедневно и профессионально. Я же могу сказать одно: российский спорт живет по другим законам – не по тем, по которым живет спорт в большинстве стран мира. И в этой ситуации, конечно же, гораздо важнее понять, как все это будет работать в реальной жизни, насколько к спортсменам будет реальный доступ, насколько реально все это будет регулироваться. Я, конечно же, как и любой человек, переживающий за российский спорт, надеюсь, что это будет происходить в реальной жизни, что мы не ограничимся декларациями.

Надо отдавать себе отчет в том, что выполнение всех формальных критериев, даже добросовестное, никого не дискредитирует. Все же в борьбе с допингом огромное значение имеет репутация. И понятно, что она была испорчена очень серьезно и надолго. Но я искренне надеюсь, что все, что мы начинаем делать, сработает как надо и постепенно правильный комплекс мер будет реализован. Потому что недопуск к Олимпиаде для спортсменов действительно бесконечно обиден.

Можно сколько угодно говорить: «Сами виноваты, не надо было соглашаться! Нужно было смотреть, что вы ели, это ваша персональная ответственность – следить за тем, что попадает в ваш организм!» И так далее, и тому подобное. Но мы все очень хорошо понимаем, что спортсмены в России – во многом заложники того, что происходит вокруг. Так сложилась система, она такова и она другой в России еще долго не будет. Не факт, что она вообще может стать другой в обозримом будущем. Поэтому, конечно, когда спортсмены в итоге оказываются крайними, пусть даже их заваливают деньгами, им все равно обидно.

Я далек от совсем уж пафосных рассуждений вроде: «Участие в Олимпиаде невозможно измерить в деньгах!» Ну, для кого-то это невозможно, а для кого-то, наверно, и возможно – положа руку на сердце, мы живем в таком мире. Но история, в которой спортсмены оказываются крайними, ужасна. И история, в которой болельщики спортсменов оказываются крайними, ужасна. Судя по всему, некий пик допинговой проблемы мы преодолели и уже более или менее понятно, что, например, страхи по поводу Чемпионата мира по футболу 2018 года, видимо, все же оказались беспочвенными. 

Мне сложно что-то говорить о зимней Олимпиаде, но, насколько я понимаю, там тоже все скорее нормально, чем нет. И задача у нас сейчас одна: не напортачить и не откатиться назад к нашим худшим позициям. 

 
Лекраства. Допинг / pixabay.com

В общем, глобально глядя, нам повезло. Все могло быть жестче для самых разных видов российского спорта, в том числе и как будто не причастных к допинговому скандалу. Ужасно, что паралимпийца пропустили Паралимпиаду все, но история паралимпийцев – это, в общем, наглядная иллюстрация того, что могло случиться со всем российским спортом. И скажу циничную фразу: это мы еще легко отделались. Но по факту это действительно так, мы еще легко отделались. Все могло быть гораздо хуже, и очень важно снова не облажаться. Мне как болельщику очень бы хотелось, чтобы не облажались», – сказал Никита Белоголовцев.

Добавим, что также Россия должна предоставить WADA доступ к данным биологических паспортов спортсменов из Московской антидопинговой лаборатории. По словам заместителя гендиректора WADA Роба Келера, представлявшего доклад, это требование в настоящее время уже выполнено, пишет Insidethegames.

Представители WADA также должны получить пропуска в закрытые города, в которых живут некоторые спортсмены. Кроме того, РУСАДА должна внести изменения в устав, исключающие конфликт интересов организаций. Все эти изменения должны быть выполнена к ноябрю.

Напомним, РУСАДА лишилась членства в WADA в 2015 году. С тех пор российские легкоатлеты не могут выступать в международных соревнованиях.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.