НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

О достоинствах ЕГЭ, неоднозначного и несовершенного

Регистрация учеников перед ЕГЭ
Регистрация учеников перед ЕГЭ

Рособрнадзор возобновил сбор предложений о совершенствовании Единого государственного экзамена. Этот сбор проводится ежегодно и, по утверждениям главы ведомства Сергея Кравцова, многие предложения после рассмотрения экспертами принимаются.

«Практика сбора пожеланий по совершенствованию ЕГЭ стала для нас ежегодной и, можно сказать, обязательной. Вся поступившая на почтовый ящик информация внимательно рассматривается, обсуждается и выносится на обсуждение экспертам» – цитирует информационное агентство «Интерфакс» распространенные пресс-службой Рособрнадзора слова Кравцова.

Между тем многие учители считают, что дело отнюдь не в ЕГЭ.  По их мнению, результаты Единого госэкзамена не станут объективнее, пока не будет скорректирована учебная программа, сформированы новые федеральные образовательные стандарты. Или даже до тех пор, пока в стране не изменится отношение к образованию

Прокомментировать ситуацию для «Полит.ру» согласился Никита Белоголовцев, главный редактор образовательного портала «МЕЛ».

«Сбор любых пожеланий – это, в принципе, всегда хорошо. Сложно представить, что может быть плохого в этом. Но что касается ЕГЭ, то его невозможно и, думаю, априори бессмысленно рассматривать в вакууме, в отрыве от всей системы образования. И, как мне кажется, одна из ключевых проблем в системе нашего образования и даже проблем подхода к образованию состоит в том, что мы не задаем очень важный вопрос: «Зачем?». Огромное количество реформ, изменений, нововведений, предложений рассматриваются без того, чтобы задать этот вопрос.

Допустим, звучит предложение: давайте введем в школах дополнительный час астрономии. Зачем? Затем, что мы хотим, чтобы дети знали об устройстве планет. А мы уверены, что для этого нужен дополнительный час астрономии и перелопачивание школьной программы, а не, к примеру, один раздел в двух четвертях физики 9 класса? Так что вопрос полезный, как видите. Поэтому и про ЕГЭ есть смысл спрашивать, зачем это.

ЕГЭ – затем, что нужна стобалльная система оценки и возможность сдавать единый экзамен, когда человек заканчивает школу и идет поступать в вуз? Конечно, это логично, и, в общем, опыт показывает, что это правильное направление движения. Правильнее, разумеется, сдавать экзамен в школе, чем ехать, тратя четыре семейных бюджета, в Москву и сдавать экзамены в разных вузах. Это очевидно.

 
Ученики перед экзаменом / facebook.com/rosobrnadzor

С другой стороны, понятно, что ЕГЭ для элитных вузов – неоднозначное решение. И когда мы говорим о баллах свыше 90 как о критерии поступления в топовые вузы, понятно, что это – скользкий и довольно лотерейный способ зачисления. Потому что огромен фактор случайности, причем он может зачастую заключаться в не до конца корректном вопросе, в спорности при апелляции. В таких случаях ЕГЭ превращается в неоправданную с моей точки зрения рулетку.

В общем, ясно, что ведущие вузы неслучайно отстаивали право на дополнительные экзамены и что в целом делать ЕГЭ критерием для зачисления в вузы с конкурсом в 30 человек на место и в 1,5 человека на место, нелогично. Это создает перекосы, это вредно – и для вузов, и для ЕГЭ, и для абитуриентов.

Меня настораживает история с отказом от тестовых частей в ряде предметов, потому что, с моей точки зрения, это выхолащивает идею ЕГЭ как экзамена, максимально объективного. То есть, может, неидеального, но все же объективного. Потому что основные жалобы, которые слышатся по поводу ЕГЭ, это жалобы на ситуации, в которых так или иначе возникает человеческий фактор.

Необъективные критерии оценивания, разные подходы к заданию, разные взгляды или неправильное понимание необходимых формулировок – ну и, разумеется, апелляция. Особенно в регионах, где случаются, скажем так, разные ситуации. Где не разводится конфликт интересов, где существует круговая порука формально независимого проверяющего и проверяемого. Тогда как ситуация с тестовыми частями предельно прозрачна с точки зрения оценивания. 

Словом, с моей точки зрения, отказ от тестовой части ЕГЭ будет так или иначе возвращать нас к разговорам о заинтересованности, необъективности, коррупции, региональной специфике и всем том неприятном, что с введением ЕГЭ если не ушло совсем в небытие, то некоторым образом купировалось.

Здесь ЕГЭ становится некоторым заложником целеполагания и, в принципе, заложником «косяков» системы в целом. Мы, например, так и не знаем ответа на вопрос, чему, зачем и почему должна учить литература детей в школе. Мы не понимаем, почему «золотой канон» есть золотой и почему вместо высказывания своего мнения, практики аргуметирования его, практики его отстаивания школьники занимаются конструированием тезисов критиков в понятном порядке по каким-то устоявшимся правилам.

 
Проверка ЕГЭ / facebook.com/rosobrnadzor

В этом смысле хоть отменяй тестовую часть, хоть не отменяй – неважно. Ты либо учишь понимать смысл сказанного и писать эссе, формулируя свою точку зрения и так далее, либо твои ученики будут писать три коротких сочинения, или методом теста называть, сколько лет было Татьяне Лариной. На мой взгляд, это проблема не столько ЕГЭ, столько предмета.

Отчасти похожая ситуация сложилась, например, с историей, которая превращается, к сожалению, в нашей школе в список дат и каких-то идеологем, которые ученик должен принимать на веру и с ними соглашаться. Или справляться с ними просто заучиванием.

Так что если совсем обобщать, то ЕГЭ, конечно, несовершенен и в каких-то аспектах даже плох, но я не вижу прямо сейчас лучшего решения, такого, которое было бы принципиально сильнее. На мой взгляд, если уж говорить о чем-то хорошем, что происходило с российским образованием в последние годы, то ЕГЭ в этой связи как раз можно упомянуть. ЕГЭ можно записывать в хорошее. Может быть, недоделанное, может быть, кому-то неприятное, но ЕГЭ сам по себе – это хорошо.

А то, что школа жалуется, что в старших классах уже не учат, а натаскивают к ЕГЭ – так это проблема школы. Не в смысле конкретного учебного заведения или конкретного учителя, а в смысле школы как института. В нем не все хорошо. Непонятна практическая ценность некоторых вещей в программе старших классов. Непонятна сама функция школы. ЕГЭ нужен, чтоб поступить в вуз, так? Если школа тоже нужна для этого, то логично, чтобы в школе должны натаскивать к ЕГЭ. Если школа нужна не для поступления в вуз, то хорошо бы узнать, для чего. Потому что пока не очень понятно, а все разговоры о том, что она призвана растить самоценную личность и т.д. – в данный момент просто не имеющие под собой никакого смысла пустые формулировки. Они декоративно изменились как-то с советских времен, но содержательно ничем не наполнились.

Я думаю, что если задать предельно конкретный вопрос старшим школьникам и их родителям и постараться добиться от них искреннего и честного ответа, то, рассуждая о том, зачем они учатся в школе, большинство скажет, что, честно говоря, и не знает. Но это проблема не ЕГЭ, а проблема школы. ЕГЭ хотя бы придает какой-то смысл страшим классам школы. Во времена, когда школу заканчивал я, в старших классах люди готовились ко вступительным экзаменам в конкретные вузы. И это зачастую отношения к школьной программе не имело вообще никакого. Так что тем, кто жалуется, что ЕГЭ к школьной программе имеет мало отношения, стоит вспомнить, как было прежде», – сказал Никита Белоголовцев.

Добавим, что в распоряжении «Полит.ру» оказались материалы примерных вариантов ЕГЭ по истории. Эти материалы (спецификацию измерительных материалов к экзамену, кодификатор элементов содержания и требований к уровню подготовки выпускников и демонстрационный вариант контрольных измерительных материалов, то есть сами задания) можно посмотреть здесь, здесь и здесь. Опрошенные редакцией преподаватели подтвердили, что в этом году уже сталкивались с подобными заданиями.

Желающие внести предложения по поводу улучшения ЕГЭ могут отправить их до 11 августа по электронной почте [email protected]

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.