НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Сила Сибири»: эпохальный для регионов проект

Газопровод "Сила Сибири"
Газопровод "Сила Сибири"

Россия и Китай договорились о поставках российского газа по трубопроводу «Сила Сибири»: определен срок начала поставок. Как заявил глава холдинга «Газпром» Алексей Миллер, первые поставки начнутся в декабре 2019 года.

«Подписано соглашение между "Газпромом" и нашим китайским партнером CNPC по дате начала поставок газа по газопроводу "Сила Сибири" – это 20 декабря 2019 года», – приводит информационное агентство ТАСС слова Миллера. По его словам, стороны согласовали и объемы поставок.

Что касается самого трубопровода «Сила Сибири», то в настоящее время «Газпром» еще ведет строительство. Предполагается, что газ по нему будет транспортироваться с месторождений Восточной Сибири (Чаяндинского в Якутии и Ковыктинского в Иркутской области) как на внутренний российский рынок, так и на экспорт в Китай. Как заверил Миллер, до 2019 года оставшаяся часть газопровода –  2156 км – будет достроена.

 
Алексей Миллер в Кремле / kremlin.ru

При этом глава «Газпрома» отказался пока называть объемы поставок газа в Китай из района Дальнего Востока, предложив дождаться подписания основных условий соглашения.

О значении проекта для обеих сторон и его перспективах с «Полит.ру» поговорил Алексей Белогорьев, заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов.

«Проект этот в целом эпохальный. Правда, скорее не для России в целом, а для регионов – Восточной Сибири и Дальнего Востока, главным образом – Иркутской области и Якутии, которые и будут ресурсной базой поставок по этому газопроводу. Для этих регионов "Сила Сибири", поставки газа в Китай и вероятный в дальнейшем выход на побережье Приморья – это возможность долгосрочного активного развития газовой отрасли, газодобычи и газопротребления. 

В силу сложной экономической ситуации в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, депопуляции этого региона и целого ряда других факторов, в том числе традиционно большой роли угля в электро- и теплоснабжении, серьезного роста спроса на газ в этом регионе не ожидается, но при этом там расположены огромные ресурсы газа. В том числе – разведанные запасы, и чтобы эти запасы использовать, был нужен выход на экспортные рынки.

В силу исторических причин таким рынком стал Китай, который первым откликнулся на это и с которым первым удалось договориться. А в перспективе возможен выход и на другие рынки, уже по СПГ (но здесь есть свои сложности). Словом, без этого проекта газодобыча в регионе по сути не развивалась бы, а значит, не было бы и соответствующего вклада в экономику. Так что, конечно, в региональном масштабе это важный проект.

В контексте же всей российской газовой отрасли он менее интересен, поскольку достаточно сложен экономически и при текущем уровне цен нерентабелен. "Газпром" этого не признает и никогда не признает (и это, наверное, правильно, что не признает – в смысле отстаивания корпоративных интересов), но он был рассчитан при совершенно иной нефтяной и газовой конъюнктуре.

"Газпром" рассчитывает, что к моменту начала полноценных поставок, то есть к 2019-21 годам, конъюнктура изменится и цены повысятся, но, честно говоря, исходя из того, что мы сейчас наблюдаем, к началу поставок газа, которое объявлено на конец 2019 года, скорее всего, этого достичь не удастся. То есть первые поставки будут ниже уровня рентабельности, и выход на этот уровень, перелом можно ожидать уже, скорее, к середине 2020-х годов, когда проект заработает на полную мощность.

То, о чем сейчас объявлено, – это только первые поставки, они далеки от тех объемов, которые были заявлены по проекту. На проектную мощность будут выходить долго – в течение 4-5 лет, и не раньше 2023 года, а то и к 2025 году заявленные объемы смогут быть достигнуты.

При этом не вполне понятно, сможет ли "Газпром" обеспечить запуск Чаяндинского месторождения к концу 2019 года, так что еще вопрос, чей газ пойдет тогда в Китай. Возможно, это будет даже не газ "Газпрома", а газ "Сургутнефтегаза", добываемый на других якутских месторождениях, – это вполне вероятно, учитывая достаточно близкие отношения компаний в якутских проектах. По моим данным, Чаяндинское  месторождение все-таки будет запущено уже после 2019 года, даже уже после 2021 года. Опять же, все зависит от объема инвестиций, от технологических решений – если будет большое желание, наверное, можно будет ускорить процесс. Но пока такого желания у "Газпрома" не было, и не было, думаю, в силу двух причин.

Первая – это очень негативная конъюнктура, как я уже говорил. А вторая – что для "Газпрома" этот проект не является первоочередным, но все-таки является достаточно капиталоемким. "Газпром" долго старался отложить начало поставок газа в Китай по "восточному маршруту" – в силу того, что там, помимо строительства самого трубопровода надо фактически с нуля разрабатывать ресурсную базу. Она существует, но требует огромных вложений, а у "Газпрома" много проектов на западе, в европейской части России, в Западной Сибири. И, учитывая сложную сегодняшнюю экономическую ситуацию, он просто разрывается между большими проектами – "Северным потоком-2", "Турецким потоком", "Силой Сибири" и массой внутренних проектов. Словом, для "Газпрома" это тяжелая ноша, и в силу этого работа над проектом растягивается.

 
Бурение на месте обнаружения газа / gazprom.ru

То есть контракт на поставки уже заключен, отказаться от него невозможно уже ни по правовым, ни по политическим причинам. Но политическая составляющая в проекте была всегда: эта была попытка вложить в политические отношения двух стран большее экономическое содержание. В силу особенностей российской экономики это содержание носит нефтегазовый характер. И в этом смысле для России это даже более значимый проект, чем для Китая. Китай на самом деле мог бы прожить без этого газа – те ожидания на его счет, которые были и до сих пор иногда витают у российских экспертов и компаний в отношении китайского рынка, завышены. И по этой причине все предложения "Газпрома" по "западному маршруту", по Алтаю, и по дальневосточному газопроводу сталкиваются с глухой стеной непонимания, потому что этот газ просто не нужен Китаю.

Китай заинтересован в российском газе исключительно в одном регионе, на северо-востоке, где под этот газ развивается газификация, строится внутренняя инфраструктура. Там российский газ интересен и по цене, и по логистике. А еще он ценен для Китая тем, что не требует транзита через морские пути (которые Китай не контролирует, хотя и пытается), и в случае каких-то глобальных политических катаклизмов это будет такой тыл, который Китай должен защитить. Вот в этом смысле Китай заинтересован в российском газе – но все-таки не до такой степени, чтобы сильно от него зависеть. Зависеть от российского газа он и не хочет, поскольку не особо может его контролировать. Туркмению, например, он в этом отношении может контролировать больше – фактически, поставки оттуда он контролирует от стадии добычи до стадии получения конечным потребителем.  

Словом, в любом случае для России проект "Сила Сибири" масштабнее, чем для Китая», – сказал Алексей Белогорьев.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.