НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Рейтинги вузов и развитие образования

Здание МГУ с праздничной подсветкой
Здание МГУ с праздничной подсветкой

Названы 20 российских вузов, вошедших в первый национальный рейтинг лучших университетов мира, – их названия (без распределения мест) обнародовал ректор МГУ Виктор Садовничий, глава Российского союза ректоров. 

По данным информационного агентства РБК, это: МГИМО, МГТУ им. Н.Э. Баумана, МГУ им. М.В. Ломоносова, Финансовый университет при Правительстве РФ, РАНХиГС при Президенте РФ, РГУ нефти и газа (НИУ) им. И.М. Губкина, РНИМУ им. Н.И. Пирогова, Российский университет дружбы народов, МФТИ, МИСиС, МИФИ и Первый МГМУ им. И.М. Сеченова; СПбГУ, СПбПУ Петра Великого и Университет ИТМО. Кроме того, в рейтинг вошли Казанский федеральный университет, Новосибирский государственный университет, УрФУ им. первого Президента РФ Б.Н. Ельцина, а также Томский государственный университет и Томский политехнический университет.

Полностью рейтинг будет обнародован в октябре.

Напомним, в самых известных мировых образовательных рейтингах мало российских вузов. Так, в июне 2017 года британский журнал Times Higher Education представил рейтинг 400 лучших высших учебных заведений Европы. Из российских вузов него попал только МГУ. А в апреле Times Higher Education опубликовал свой рейтинг из лучших молодых вузов, и в топ-100 его также оказался только один российский вуз – «Высшая школа экономики». При этом еще в 2013 года по поручению Президента РФ Владимира Путина был запущен проект создания российского международного рейтинга университетов. Его учредителями выступают Российский союз ректоров и Российская академия наук.

По словам руководителя группы «Национальный рейтинг университетов» Алексея Чаплыгина, методика составления национального рейтинга разрабатывается «преимущественно» МГУ совместно с Российским союзом ректоров и «при участии международных экспертов». В беседе с журналистами газеты «Коммерсантъ» Чаплыгин сообщил, что позже методологию составления рейтинга передадут международному рейтинговому агентству Round University Ranking, которое проведет его оценку.

 
Куклин Владимир, д. т. н.

О значении нового российского рейтинга, особенностях рейтингов и сферах их применения с «Полит.ру» согласился побеседовать Владимир Куклин, доктор технических наук, ведущий научный сотрудник Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. По его оценке, использование рейтингов для России может оказаться не очень полезным делом, если они не учитывают задачи развития российского образования.

«Будет ли новый рейтинг вузов, который разрабатывают в России, котироваться в мире? Думаю, нет. Я об этом рейтинге уже писал – заметка опубликована в газете научного сообщества «Поиск» в номере 16 за этот год. Речь там идет именно об этом рейтинге, который получил название «Три миссии университетов»; он создается при активном участии Российского союза ректоров и Российской академии наук. Заметка эта достаточно критическая: на мой взгляд, рейтинг не отвечает на несколько важнейших вопросов, а именно:

– как будет оцениваться каждая из миссий по отдельности?

– как предполагается интегрировать частные оценки по «образованию», «науке» и миссии «университет и общество» в итоговый рейтинг?

– и главное, как связан новый рейтинг с Государственной программой «Развитие образования» на 2013-2020 годы?

Новый рейтинг, в сущности, таков же, как и остальные. Складывается ощущение, что его основное назначение – сделать так, чтобы наши вузы были на высоких позициях. Но смысл этой чисто утилитарной цели не очень понятен.

Дело в том, что рейтинги, на которые все ссылаются и обращают внимание (а это рейтинги THE, то есть Times Higher Education, Шанхайский рейтинг, или рейтинг ARWU,  рейтинг QS), имеют определенное значение для тех, кто их делал. Например, Шанхайский рейтинг нужен для того, чтобы обеспечить информацией жителей Китая, куда им посылать учиться детей; рейтинг Times – это практически «их британский ответ Керзону» (он был создан как ответ на Шанхайский рейтинг, в котором американские вузы оказались наверху, и это подтолкнуло британских разработчиков создать собственный рейтинг); рейтинг QS – нечто приблизительно из той же серии.

 
Кембридж. Университет / pixabay.com

Для тех людей во всем мире, кто хочет учиться за границей, эти рейтинги имеют смысл. Но проблема в том, что объявленная в России программа поддержки вузов «5-100» декларировалась как инструмент для повышения статуса наших вузов в мировом сообществе.

Зачем это нужно? Финансовый результат тут предполагался такой: повышение статуса вузов нужно, чтобы из-за границы поехали к нам учиться, и мы начали, в том числе, зарабатывать на нашем высшем образовании. Однако к нам не едут не потому, что у нас плохие вузы (у нас много очень хороших университетов, и рейтинги, которые свидетельствуют об обратном, если серьезно говорить, лукавят), а по социальным причинам. Зачем кому-то ехать в Россию на учебу, если бытовые условия, отношение окружающих оставляют желать лучшего?

Словом, на мой взгляд, участие в этих рейтингах для российских вузов особого смысла не имеет. Конечно, имиджевая составляющая тут есть, но с точки зрения реальной пользы смысл в этом только один: заставить наши вузы ориентироваться в своей деятельности на международные критерии. А если сравнить результат с теми деньгами, которые уже вложены в программу «5-100», то эффективность здесь не очень высокая: Каждый из вузов, участвующий в программе «5-100», получает значительные деньги – а в этих деньгах отчаянно нуждаются остальные вузы страны. Рассчитывать на то, что при этом система высшего образования в целом будет развиваться, конечно, трудно.

А радость по поводу того, что мы наконец сделали рейтинг и информация, что методика позже будет передана для оценки международному агентству… Ну да, методика будет передана экспертам, которые ее одобрят. Но большой практической пользы от этого я не ожидаю.

 
Университетская библиотека / pixabay.com

Более того, есть российская программа развития образования, в которой поставлены цели и обозначены приоритеты, то есть определено, как и куда должно развиваться российское образование. А рядом ‒ рейтинги. А у них своя система целей.

По-хорошему должно быть так: рейтинг стимулирует наши вузы к решению задач российского высшего образования. Но если сравнить приоритеты образования и те показатели, которые используются в международных рейтингах, то получается, что с их помощью мы побуждаем вузы двигаться в другую сторону, как бы создаем для них ложные цели.

Зачем, например, Московскому государственному университету эти рейтинги? Кто не знает, что это – один из лучших университетов мира? Почему он в рейтингах на каких-то 80-90-х местах? Специалисты в курсе, что выпускники многих вузов, стоящих в «мировых рейтингах» много выше МГУ, на самом деле ценятся и в России, и в мире гораздо ниже выпускников МГУ», – объяснил Владимир Куклин.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.