НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Нацинтересы США попали под антироссийские санкции

Владимир Путин на пресс-конференции в Финляндии
Владимир Путин на пресс-конференции в Финляндии

Сенат США принял законопроект о новых санкциях против России, Ирана и КНДР. Документ сенаторы одобрили практически единогласно. Эта тема широко обсуждается в СМИ. По оценке политологов, закон, скорее всего, будет принят.

О том, кому нужны и кому вредны эти санкции, а также о возможном ответе России на них в ходе визита в Финляндию говорил и президент России Владимир Путин, пишет газета «Коммерсантъ».

«Мы, как вы знаете, ведем себя сдержанно и терпеливо. Но в какой-то момент нам придется отвечать. Невозможно терпеть бесконечное хамство. Когда и какой ответ будет, зависит от того, каким закон выйдет, который обсуждается уже в американском Сенате», – приводит издание слова российского лидера.

Прокомментировать ситуацию для «Полит.ру» согласился политолог Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций.

«Проблема заключается не в формулировках законопроекта о введении санкций. Напоминаю: было несколько попыток зайти в эту сферу, и примерно такие же формулировки были, когда он впервые проголосовывался в Сенате. Тем не менее, аппаратного веса Трампа хватило, чтобы вытащить его на обсуждение в профильном комитет Палаты представителей. То есть, фактически, отодвинуть его обсуждение. А проблема заключается в том, что на этот раз консолидировалась значительная часть Конгресса. И не для того, чтобы серьезно усложнить жизнь Ирану – не все поддерживают эту позицию в Конгрессе. И не для того, чтобы серьезно осложнить жизнь Российской Федерации.

 
Джеймс Коми, директор ФБР / wikipedia.org

Так как кампания вокруг Трампа иссякла, двигаться и форсироваться законопроект о санкциях начал после слушаний в Конгрессе Коми. Многие рассчитывали на то, что Коми скажет, будто Трамп его к чему-то принуждал. Но этого не произошло, и двигать дальше историю с импичментом стало сложно, перспектив у нее осталось уже немного. Поэтому продвижение законопроекта о санкциях и стало важным этапом дальнейшего противостояния элит с Трампом, то есть попыткой связать его именно на законодательном уровне.

Так что в большей степени законопроект направлен не на то, чтобы устроить жесткое давление по линии Конгресса на целый ряд стран. Такое давление американской дипломатии не очень выгодно – оно связывает руки по ключевым направлениям и не дает возможности ни Конгрессу, ни Госдепартаменту, ни президенту США договариваться по большинству вопросов международной повестки. Ну, если тот же самый Трамп не сможет снимать санкции с Ирана, КНДР или Российской Федерации, то о чем может договариваться госсекретарь, президент, Вашингтон в целом в среднесрочной перспективе на международной арене? Ни по Сирии, ни по Северной Африке, ни по КНДР, ни по Катару договоренности не удастся заключить, потому что нечего будет предложить!

Это, конечно, усложняет процесс принятия решений. Поэтому я и говорю, что в принципе история с законопроектом о санкциях в большей степени нацелена на то, чтобы связать Трампа. И создать важный внутриполитический фактор для президента США.

Надо понимать, что этот демарш, который вызван в основном внутриполитическими причинами, может серьезно ослабить позиции Вашингтона в мире в долгосрочной перспективе. То же самое можно было бы сделать намного мягче и в более простой форме – как делал Обама, с учетом мнения европейских партнеров. На предыдущем санкционном витке Обама до этого как раз дошел: когда обсуждался вопрос прекращения экспорта углеводородов из России и давления на европейские компании, после консультаций президент США от этих идей отошел. И тогда большинство санкций вводилось именно его указами.

Ситуацию серьезно поменялась, когда к власти пришел Трамп. Фактически, этим законопроектом о санкциях переходится та «красная линия», за которую Обама старался не заходить. Сейчас она переходится, и против законопроекта уже выступают партнеры США, причем выступают публично. Это делают Австрия, Франция, Германия, целый ряд других игроков. Повторю: Обама чувствовал линию, за которую нельзя заходить, так как иначе партнеры могут начать серьезную контригру. А санкционный законопроект за эту линию переходит – именно ради того, чтобы связать Трампа. И то, что внутренние задачи фактически ударили по национальным интересам США, и в долгосрочной перспективе будут иметь очень болезненные последствия, это факт.

 
Д.Трамп и Б.Обама / youtube.com

Это будет приводить к автономизации Европы, например. Страны ЕС будут создавать собственные финансовые институты, дистанцируются от Вашингтона – хотя в ином случае могли бы находиться в экономическом фарватере США еще долгое время. Да, скорее всего им придется прогнуться под отдельные направления этого законопроекта, но после этого Европе придется в меньшей степени ориентироваться на экономику США в долгосрочной перспективе. То же самое касается Японии, Китая, всех остальных. То есть тут в принципе перейдена та тонкая грань, после перехода которой американские внутренние противостояния перешли за внешние рамки.

Понятно, что России необходимо будет адекватно ответить на такие шаги со стороны США. Какими могут быть ответы? Высылка дипломатов – это наиболее вероятный и быстрый ответ. Почему? В свое время мы не отвечали на высылку наших дипломатов из США. Предполагалось, что это были враждебные действия администрации Обамы и Трамп этот процесс нивелирует. Так как прошло полгода и ничего не произошло, Москва вполне может ответить аналогичным решением и быстро. И это не будет восприниматься как новый демарш в отношении Вашингтона, а будет ответом на то, что сделал еще Обама. Это будет понятно.

Дальше речь можно вести об экономических санкциях и экономических ответах. Здесь на самом деле необходимо занять правильную позицию, учтя все обстоятельства. Первое. Законопроект, который Вашингтон, скорее всего, все же примет, будет серьезно бить по интересам США. И основная задача Москвы в данном случае будет состоять в том, чтобы не мешать Вашингтону самостоятельно себе портить жизнь. В первую очередь тут я имею в виду вопросы, связанные с энергетикой. Последствия для США будут болезненными.

Кроме того, необходимо какой-то ответ дать, ответ экономический, чтобы дать понять, что дальше на нас давить в этом направлении будет достаточно сложно. И эти контрсанкции должны быть очень сбалансированы. То есть, с одной стороны, не имеете смысла развязывать масштабную экономическую войну, потому что таким образом мы можем оттолкнуть тех будущих союзников, которые после принятия такого закона к нам точно придут – типа той же самой Германии после истории с «Северным потоком-2». С другой стороны, необходимо каким-то образом ударить по стратегическим позициям и, в то же время, не дать возможности США дальше продвигаться по «санкционной спирали».

На самом деле мы не так уж активно торгуем с США. Есть некоторые отрасли, в которых мы взаимодействуем, но они достаточно важны для обеих сторон. Помимо двигателей, есть, например, ПО, программное обеспечение, есть какие-то элементы в энергетике – типа взаимодействия с той же самой ExxonMobil или целым рядом структур на российских нефтепроектах. Но прерывать взаимодействие в этих областях будет невыгодно нам самим.

 
Заправка компании ExxonMobil / flickr.com

Из того, что есть, пока что оперативнее всего можно усложнить деятельность американских компаний в России. Напомню: против законопроекта о санкциях выступили многие американские бизнес-стуктуры: Visa, Boeing и другие, которые присутствуют на нашем рынке. Можно усложнить им доступ к потребителю – это делается ассимметричными санкциями. Другое дело, что в принципе они и так получат удар в случае принятия такого закона. Плюс они и так имеют лоббистов, которые будут выступать за торпедирование данной новации на уровне Конгресса, поэтому сейчас дополнительно их давить было бы не очень перспективно. В данном случае это союзники, которые перед выборами Конгресс и так будут пытаться стабилизировать отношения с Москвой и будут вкладывать в это денежные средства.

То есть необходимо ударить по американским экономическим интересам, но при этом не задеть те компании, которые будут отстаивать наши интересы. Ну, или хотя бы не задеть совместные проекты. Именно поэтому я думаю, что на первом этапе ответ на появление этого законопроекта примет именно форму дипломатического демарша. Ведь законопроект этот создает больше ловушек и проблем для США, чем дает преимуществ и преференций. Если мы сейчас среагируем дипломатически, а экономические решения будут очень взвешенными, в результате мы получим партнеров в лице Германии, Австрии, Франции, частично – в лице Японии и ряда других игроков на международном поле. Плюс к этому – мы получим поддержку лобби американских компаний в Конгрессе и очень серьезную базу для того, чтобы подорвать антироссийские позиции в Конгрессе в 2018 году.

Дело в том, что конгрессмены будут договариваться о финансировании с этими же компаниями: их средства составляют значительную часть бюджета штабов конгрессменов тех территорий, где расположены эти компании. Понятно, что в 2018 году, перед выборами в Конгресс, в результате которых его состав может обновиться примерно на треть, эти компании будут выступать за стабилизацию отношений с Москвой. Только у Exxon в Конгрессе действуют четыре лоббистских группы. Так что, не отвечая сейчас экономически жестко, мы можем получить важных партнеров внутри США, которые смогут повлиять на избирательную кампанию в этой стране. Но для этого, конечно, необходимо сделать все очень правильно. Потому что если мы сейчас объявим о поддержке американского бизнеса в борьбе с американским Конгрессом, этот же бизнес объявят пророссийским и сделают с ним примерно то же, что с Трампом.

Думаю, что в связи с этим ответ сначала обязательно будет дипломатическим, в том числе и асимметричным. То есть мы можем заморозить переговоры по целому ряду направлений – например, по КНДР, по Ливии, по Латинской Америки. Вашингтон от этого немало потеряет. В экономическом плане какие-то ответы тоже будут, но позже, и пока нет возможности судить, будут они носить точечный характер или массовый. Вполне возможно, что будут введены какие-то ограничения – например, на работу торгпредств или еще что-то в этом роде. Но речь о жестком выдворении из России всех компаний с американской пропиской вряд ли может зайти. Возможно, будет некоторое «отжимание» американских компаний от госпроектов – например, представителей консалтинговой «большой четверки». Но единой запретительной позиции, думаю, не будет – будут как раз попытки выстроить конструктивные отношения.

То есть, думаю, будет реакция такого рода, которая позволит Вашинтону несколько раз наступить на собственные грабли. Но в то же время покажет, что дальнейшая эскалация и введения новых санкций будет встречать жесткий отпор на внутреннем российском рынке. Такого рода ответ будет, на мой взгляд, наиболее перспективным», – сказал Дмитрий Абзалов.

Добавим, что 28 июля стало известно: Россия с 1 августа лишает американских дипломатов возможности пользоваться дачей в Москве, в Серебряном бору, и складскими помещениями на Дорожной улице. Об этом говорится в заявлении МИД РФ. Кроме того, Россия потребовала, чтобы США к 1 сентября сократили число работающих в РФ дипломатов и технических сотрудников до 455 человек – числа дипломатов из  России, которые сейчас работают в США.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.