НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Ручное управление» школой и «вхождение в цифру»

Фото Александра Авилова / АГН "Москва"
Фото Александра Авилова / АГН "Москва"

Рост значения системы дополнительного образования, «вхождение школы в цифру» и сохранение «ручного управления» школой – главный редактор образовательного портала «МЕЛ» Никита Белоголовцев о важнейших событиях уходящего года и ожиданиях от 2018 года в сфере образования.

Итоги и наиболее важные события 2017 года

Очень сложно выделить какое-то конкретное однозначное событие как самое важное в году, сложно даже определить один или несколько трендов, которые описали бы положение дел целиком. Я попробую поговорить о своих впечатлениях и наблюдениях.

Во-первых, мне кажется, что в 2017 году институционно оформилось наличие очень мощной, параллельной к государственной, дополнительной системы образования. Если об образовании как сфере бизнеса и растущем секторе экономики говорили скорее с надеждой и немного визионерски (мол, туда придут деньги, придут люди и там можно будет делать бизнес и это можно будет как-то серьезно мерить и развивать), то в 2017 году это превращение произошло. Об этом можно говорить в том числе с и цифрами.

Например, знаковая сделка групп компании «Нетология» с «Северсталью», когда все поняли, что образовательный бизнес (именно образовательный в прямом смысле слова, а не маскирующийся под образование) может стоит десятки миллионов долларов, может быть прозрачным, успешным и измеримым. Или, например, запуск совместного проекта «Яндекса» с издательством «Просвещение» – «Яндекс», как один из тренд-сеттеров, как сказочная золотая антилопа обозначает приоритетным и важным все вещи, к которым прикасается.

Все чаще разрозненные, мелкие и неясно оформленные проекты в сфере образования очень четко становятся на бизнес-рельсы, учатся говорить на языке бизнеса, учатся говорить на языке диджитала. И это радует меня и в качестве главного редактора медиа об образовании, и в качестве человека, который должен отвечать за развитие проекта в сфере образования.

Этот мощный положительный тренд, как мне кажется, отчасти сформировался потому, что родители все больше сомневаются и со все большой опаской смотрят в сторону традиционного школьного (или, может быть, в сторону вообще государственного) образования.

К сожалению, особенно если мы говорить о жителях больших городов и о людях, располагающих некоторыми финансовыми возможностями, школьное образование становится немножко аналогом барщины для многих семей – какой-то «черной дырой» для времени ребенка. Дети оказываются серьезно нагруженными, и вдобавок к нагрузке, которую они получают в школе (а это и домашние задания, и школьные уроки, и подготовка к ЕГЭ и даже сам факт физического пребывания в школе), прибавляется дополнительная образовательная нагрузка. Она ложится на детей, требуя их времени и усилий; она ложится на родителей, требуя денег. И если мы говорим о вызовах для российской школы, то, на мой взгляд, именно этот вызов – риск оказаться окончательно непонятой – становится все более актуальным.

Понятное дело, процент детей, которые физически ходят в школу и для которых школа является главным инструментом получения образования, очень велик, таких детей сейчас – критическое большинство. Но при этом в меньшинстве, которое от школы институционально или идеологически отказываются, оказываются наиболее активные родители, часто – талантливые дети. И это плохо.

 
Дополнительное образование

В качестве итогов года можно выделить активное внимание к действительно талантливым детям на государственном уровне. Это в первую очередь центр «Сириус», который получает заслуженные комплименты от более или менее всех, кто причастен к его работе. Это одна из наиболее компромиссных историй в российском образовании (в том смысле, что абсолютный компромисс – это хорошо, и там все правильно работает).

При этом создание самых разных возможностей для детей талантливых, будь то отдельные школы, образовательные центры или возможности по конкурсам, олимпиадам и всему остальному, зачастую еще больше «вымывает» талантливых детей и учителей из системы. И качественное школьное образование, как мне кажется, оформляется в некоторую совокупность «оазисов в пустыне», «оазисов», где собираются талантливые дети и талантливые учителя. Конечно, средний уровень от этого не может не страдать. И это болезненно, это плохо, это заставляет грустить и задумываться.

Если говорить о проектах этого года, то, конечно же, без вопросов тут самая амбициозная, громкая и пока еще неоконченная история – это школа «Летово», которая создается под Москвой под руководством Михаила Мокринского и на деньги Вадима Мошковича. Это невероятно амбициозный проект, идеология которого мне очень близка. Это проект, который по крайней мере декларирует действительно многостороннее развитие детей; проект, который декларирует уход от зачастую довлеющей  в России схемы «давайте возьмем детей, у которых все хорошо с физикой и будем готовить из них победителей олимпиад по физике, а остальное если получится, то получится, а если нет, то нет».

У «Летово» подход другой: он нацелен на гармоничное многостороннее развитие. Если это получится в полной мере, будет классно. Причем акцент там – на доступность обучения для детей из регионов. Причем я знаю, что этот принцип в «Летово» не только декларируется, но и над ним ведется очень серьезная, мощная, системная работа. Если она завершится успехом, это будет классно. В общем, если в 2018 году этот проект заработает хотя бы на 80% от заявленной мощности, это будет возможным направлением прорыва – и, возможно, полномасштабным центром силы в российском образовании.

Из более маленького, локального я бы выделил появление в Москве новой школы. Этот проект ни разу не претендует на абсолютное лидерство хотя бы в рамках города, но идеология и философия, по которым все это делается, мне очень близки. Это совсем другое, «несоветское» отношение в образованию, попытка по-настоящему поставить в центр образовательные модели ребенка. Это попытка уходить от традиционной для всей российской школы системы оценивания «пятерка – хорошо, двойка – плохо» и системы организации занятий «физкультура – на лыжах, ответы – у доски».

При этом все делается не ради отрицания чего-то старого, а по понятной логике и стратегии. Я очень внимательно слежу за этим проектом, и если у него все получится в 2018 году и дальше, мне кажется, это тоже будет огромным благом для нашей средней школы вообще.

Ожидания, прогнозы на 2018 год

Что касается ожиданий, то мне кажется, что мы сейчас наблюдаем в школьном образовании две тенденции. Одну я вижу, разговаривая с представителями системы образования: все они поголовно хвалят новые ВГОСы, образовательные стандарты. И очень радостно, что едва ли не впервые на уровне документов нашла школа заговорила о том, что надо не задавать учителям стандарты по поводу того, контрольные с каким количеством заданий они должны проводить на какой неделе сентября, октября и ноября, – а заговорила о тех компетенциях и навыках, которым они должны учить детей.

В общем, эти ВГОСы в некотором смысле обозначают глобальные цели нашего образования, и это прекрасно. Я много раз говорил, что у многих (и у меня) есть ощущение: российской школе не хватает глобального целеполагания, российской школе очень не хватает целей и задач. Не хватает осознания того, кого, чему и зачем школа учит и что именно ученик и школа хотят и должны получать на выходе. А новые ВГОСы приближают нас к решению этой задачи. Пока не очень всем понятно, как это будет на практике и как должно работать, но такой ориентир установлен.

С другой стороны, никуда не девается «ручное управление» школой и школьной программой, и даже от министра образования мы время от времени слышим предложения в духе: «Давайте час астрономии добавим, час второго иностранного уберем, и шахматы в младшей школе введем, потому что они повышают успеваемость!» На самом деле они не повышают, это уже не раз доказывали, но суть не в этом. А в том, что регулирование происходит на таком микроуровне, учитывая, что декларировна и осуществляется на практике тенденция к построению эффективной вертикали в школах, когда все большее количество полномочий уходит даже не на уровень регионов, а на уровень Федерации и происходит создание жесткой системы.

Это все введет к тому, что у школ по факту остается все меньше независимости и свободы маневра, и все большее количество изменений происходит в глобальных масштабах. В масштабах иногда субъекта Федерации, как это происходило в случае с татарским языком в Татарстане. В масштабах вообще всей школы (когда мы при прошлом министре образования говорили о втором иностранном языке, а потом де-факто было принято решение об иностранном языке как обязательном для ЕГЭ) как и чему учить детей на иностранном языке, не говоря о втором иностранном, не все понимают. И есть ощущение, что в русле этих двух концепций в 2018 году все и будет происходить.

Нечто похожее, как мне кажется, происходит и с диджитализацией образования. С одной стороны, много говорится о глобальных цифровых проектах в школе: есть Российская электронная школа, которая как проект сейчас, похоже, ставится на полку; есть Московская электронная школа, которая, напротив, сейчас в фаворе. Это некоторое глобальное стандартизированное решение, которое предлагается всем и сразу как некоторый стандарт качества.

И, похоже, среди учителей это встречает реакцию наподобие ползучей «итальянской забастовки». Потому что все больше растет понимание того, что нельзя просто взять и создать общероссийскую систему электронной школы. Растет понимание того, что «джиджитал», «цифра», с которой дети, учащиеся сейчас в школе, воспитаны с рождения, требует совсем другого подхода к образованию. Этого нового подхода нет, и не очень понятно, может ли он быть единым хотя бы для крупных регионов (уж не говорю – для всей страны).

И кажется, что в этом противоборстве мы вроде как «в цифру» идем и пытаемся в нее традиционную школу запихнуть. Пойдет это и на 2018 год. И, как говорил журнал «Афиша»: «И что с этим делать, решительно непонятно».

Ну, а все негосударственные истории будут расти, шириться, давать родителям выбор. Возможно, будут пытаться потихоньку забирать на себя функции традиционной школы. И, боюсь, отчасти жертвами этого станут дети. Потому что школа вряд ли будет давать им послабления по нагрузке, а окружающий мир будет требовать от них других новых навыков и компетенций, которые школа пока не очень умеет давать.

Читателям «Полит.ру» – рекомендации, что почитать-посмотреть на каникулах

По поводу кино или чтения я в этом году плохой советчик: мимо меня прошла тонна книг, фильмов, сериалов. Но что я бы точно посоветовал наверстать за новогодние праздники, так это использование возможностей города. Я попробую поделиться своим открытием: как отец детей я для себя заново открыл Москву и возможности, которые этот город (именно город, не мэрия) открывает для детей и родителей, будь то спектакли, музеи, курсы программирования, архитектурного мышления и т.д. Этого настолько много, оно настолько разное и хорошее и настолько подходящее разным семьям, детям и родителям, что просто захватывает дух.

Я понимаю, что у работающих семей, в особенности тех, где работают оба родителя, по понятным причинам может не хватать на это времени. Причем иногда нет времени не просто на поход куда-то, а даже на выбор, куда сходить. И этого действительно может не хватать во время рабочего года, а вот каникулы, как мне кажется, дают для этого классную возможность. Сейчас действительно появилось много отличных возможностей для детей, таких возможностей, о которых я, будучи ребенком, и мечтать не мог. Их так много, что этим просто грех не воспользоваться.

Прогулки, квесты, школы роботостроения, программирования, гуманитарные курсы – их настолько много, что вы, как мне кажется, правда сможете найти что-то подходящее по духу, по бюджету, подходящее территориально. Возможно, как раз каникулы – это отличное время для того, чтобы сходить и попробовать как можно больше всего руками – или хотя бы посидеть и наметить какой-то шорт-лист занятий, на формирование которого не хватало времени во время всего года.

 
Никита Белоголовцев

Пожелания читателям «Полит.ру»

Я поздравлю читателей «Полит.ру» с Новым годом, с Рождеством, когда бы они его ни праздновали, а также и со Старым Новым годом – тех, кто решится праздновать и его. Словом, поздравляю со всеми праздниками, хорошо их отметьте! Распорядитесь зимними каникулами с толком – они чуть короче, чем были в последние годы. Те, кто привык к 7-8 января только просыпаться, не проспите каникулы, они 9 января уже закончатся.

У меня, конечно, есть надежда, мечта и пожелания, чтобы у всех новый год сложился ярко и красочно и не был серым и «еще одним». Но что-то мне подсказывает, что год будет довольно тяжелым во всех отношениях. Мне почему-то кажется, что вряд ли нас будут ждать какие-то глобальные прорывы, что для России, что для всего мира в целом. И я бы очень советовал и рекомендовал в эти времена просто стараться помогать хорошим людям.

Принцип, который я попробовал для себя сформулировать в этом году таков: кажется, в последнее время стали активнее стираться мелкие идеологические различия, да и глобальные разногласия стали уходить из-за того, что ощущаешь – этот человек тебе близок и понятен. И ты хочешь ему помочь, а он хочет помочь тебе. Да, сейчас времена, когда хорошие люди должны помогать хорошим людям. Этот принцип очень важен. Может быть, он покажется кому-то очень упрощенным и пафосным, но для меня он облегчил принятие решений. Возможно, он и еще кому-то пригодится.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.